Террористическая война на Кавказе в августе 2008 года

11.01.2010


В отличие от «обычных» войн, во-первых, военная сила Грузии была направлена, прежде всего, на массовое уничтожение мирного населения (некомбатантов) непризнанной республики; во-вторых, разрушению со стороны грузинской армии подверглись, в первую очередь, гражданские объекты Южной Осетии (школы, больницы, жилые дома и т.д.); INSERT INTO `temp_content` (`id`, `title`, `image`, `fulltext`, `smalltext`, `emptytext`, `date`, `somenumber`) VALUES в-третьих, основные усилия грузинского руководства при помощи американской администрации были сосредоточены в мировом информационном пространстве с целью формирования позитивного (по отношению к Грузии в целом и к ее возможным силовым действиям) общественного мнения в странах Европы и в США. В действиях грузинских подразделений по отношению к населению Южной Осетии мы наблюдаем все признаки «военного терроризма», а в действиях официального Тбилиси признаки политики «внешнего государственного терроризма» и ведения против республики, на тот момент непризнанной, «террористической войны». Ниже представлено обоснование этого утверждения. «Военный терроризм» грузинской армии проявился: - в первоочередном их воздействии на объекты социального и экономического характера Южной Осетии, в целях экономического и военного ослабления противника, уничтожения его промышленной и оборонной мощи, - в планомерном и систематическом уничтожении мирных граждан (в том числе женщин, стариков и детей), в основном осетинской национальности, многие из которых являлись гражданами России. По сути, так называемый «военный терроризм» принял форму полноценного геноцида. Кроме этого, по сообщениям агентства Франс Пресс со ссылкой на международную правозащитную организацию Human Rights Watch официальный Тбилиси подтвердил факт использования кассетных боеприпасов грузинской армией в ходе боевых действий против Южной Осетии. От этого вида оружия, как известно, особенно страдает мирное население, а не военнослужащие. Внешний государственный терроризм высшего руководства Грузии заключается в планировании агрессии террористического характера против Южной Осетии и Абхазии. В качестве подтверждения данного факта можно привести сообщения российских СМИ о заранее проведенной подготовке грузинских военнослужащих иностранными инструкторами для проведения диверсий и терактов на территории «Цхинвальского района» и тотального уничтожения проживающих в нем осетин. Черты террористической войны во вторжении официального Тбилиси в Южную Осетию проявлялись в ее характере и действиях грузинской армии. Основной задачей грузинской агрессии являлась присоединение территории «Цхинвальского района» с помощью геноцида, наведения страха и ужаса на местное население, разрушения гражданских объектов. Целями террористической агрессии являлись: 1. уничтожить непокорное население, а оставшихся в живых осетин выдавить с занимаемой территории; 2. одновременно разрушить систему государственного управления Южной Осетии, показать населению непризнанной республики (на тот момент) неспособность ее руководителей отстаивать свою независимость. 3. Показать руководителям Запада (условный термин) и США готовность официального Тбилиси сплотить нацию любым путем. А после завоевания «непокорных территорий» Грузия в полной мере отвечала бы требованиям вступления в Северо-Атлантический блок. То есть в перспективе команда М. Саакашвили готовила себе членство в НАТО. Как уже было отмечено выше, такие цели идут вразрез с целями обычной (классической) агрессии, а действия грузинской стороны носят террористический характер. Фактически, в августе 2008 года Грузией была развязана настоящая террористическая война против Южной Осетии. Основным заказчиком, спонсором и пособником этой войны являются Соединенные Штаты Америки. Литература 1. Перенджиев Александр Николаевич статья «Действия грузи как пример террористической войны»; 2. Дзлиев М.И., Иззатдуст Э.С., Киреев М.П. Современный терроризм: социально-политический облик противника / МВД РФ. Академия управления; Под общ. ред. д-ра юридич. наук, генерал-лейтенанта милиции В.В. Гордиенко. – М.: Academia, 2007. – С. 11.

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ИДЕОЛОГИИ ТЕРРОРИЗМА В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СФЕРЕ И МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ИДЕОЛОГИИ ТЕРРОРИЗМА
В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СФЕРЕ
И МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ

МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ
ДЛЯ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ РАБОТНИКОВ

Противодействие идеологии экстремизма и терроризма (программа ДПО)

Программа ДПО разработана в национальном исследовательском вузе КНИТУ-КАИ

Комплексный план противодействия идеологии терроризма ФГБОУ ВО "Сибирский государственный университет"

ЭКСТРЕМИЗМ И ТЕРРОРИЗМ –ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОСТИ. Список информационных материалов

Составитель - Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования«СИБИРСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ», г. Красноярск, 2019

КОМПЛЕКСНЫЙ ПЛАН по противодействию экстремизму с личным составом Академии гражданской защиты МЧС России на 2019 - 2020 учебный год

КОМПЛЕКСНЫЙ ПЛАН по противодействию экстремизму с личным составом Академии гражданской защиты МЧС России на 2019 - 2020 учебный год

Новости

«Экстремизм и терроризм в молодежной среде»

«Экстремизм и терроризм в молодежной среде»

Новости

Противодействие террору в цифровом мире. в чем особенности?

Белоруссия, в отличие от многих иных государств пост-советского пространства, практически избежала волны терроризма, столь характерной для 90-х и 00-х годов. Однако это не означает, что эта трансграничная проблема ее не волнует.  В начале октября в Минске под патронажем МИД Республики Беларусь и Департамент транснациональных угроз Секретариата ОБСЕ прошла  международная конференция «Предотвращение и борьба с терроризмом в цифровую эпоху». По данным МИД Беларуси, участниками конференции были руководство ОБСЕ, СНГ, ОДКБ, Контртеррористического управления ООН, Управления ООН по наркотикам и преступности, а также высокопоставленные представители стран-участниц ОБСЕ и стран-партнёров, представители бизнес-сообщества, гражданского общества, аналитических структур.

Отправить материал