Халифат от моря до моря

20.09.2012


Халифат от моря до моря

 

Проникновение радикального ислама на территорию России происходит по северо-кавказскому сценарию

 

Пока с радикальным ваххабизмом борются на Северном Кавказе, он вовсю проникает в самое сердце России – на территорию Поволжья.

Тревогу забили только сейчас, когда в республике было совершенно сразу два громких покушения на духовных лидеров мусульман. В подъезде собственного дома убили исламского богослова Валиуллу Якупова, и в тот же день бандиты попытались убить муфтия республики Ильдуса Фаизова, который чудом остался в живых.

После таких событий по-другому зазвучали слова политолога Раиса Сулейманова, предупреждавшего еще несколько лет назад о том, что ваххабизм проник в самое сердце России, на территорию Поволжья.

И, действительно, исламоведы, недавно считавшие Сулейманова паникером, вдруг согласились. Теперь они уверены, что в Татарстане развивается северо-кавказский сценарий, и что радикалы-исламисты Северного Кавказа оказывают негативное влияние на мусульманскую умму не только Поволжья, но и Казахстана, Ульяновской и Саратовской областей и других регионов Поволжья.

Если посмотреть на происходящее со стороны, понимаешь, что события в Татарстане, аналогичны тому, что происходило пятнадцать лет назад на Северном Кавказе. Также,  как и там, в первую очередь, возникло вооруженное религиозное подполье, затем радикалы приступили к кустарному производству взрывчатки, началась волна убийств представителей традиционного духовенства. Теперь татарские ваххабиты, также как их кавказские братья, тиражируют в сети видео-обращения, на которых люди с автоматами в руках под знаменами халифата, произносят угрозы, ставят условия и проповедуют «чистый ислам». Так, например, лидер моджахедов Татарстана, как он себя представил «амир Мухаммед» - настоящее имя которого Раис Мингалиев -  не скрывает своего лица.  

 

Высшее ваххабитское

 

Главная причина того, что молодёжь уходит в «лесное» подполье – пропаганда радикал-исламистов. Первые ваххабитские проповедники появились в Татарстане в начале 90-х годов, и уже через несколько лет выпускники местного ваххабитского медресе «Йолдыз» «засветились» на территории Чечни, где они проходили подготовку в лагерях Хаттаба.

Главную роль в обработке и подготовке свежих кадров играет интернет. Большая часть сайтов и сообществ мусульманской направленности контролируется салафитами (ваххабитами). Зачастую религиозное самообразование через сеть заканчивается для молодого мусульманина тем, что он становится приверженцем идеологии салафизма и через «профильные» сообщества старается найти себе единомышленников в родном городе для создания «джамаата» в реальной жизни, либо уходит к «лесным». Ваххабитским идеологам успешно удаётся убеждать молодых людей в том, что если они будут воевать против «неверных» – то попадут в рай, при этом «неверные» для них – это, прежде всего, те мусульмане, которые не являются приверженцами радикальных идеологий.

Получая образование за пределами республики, молодые люди также рискуют столкнуться с кондово-салафитским мировоззрением. Обычно радикальные идеи привозят из Саудовской Аравии и стран Ближнего Востока. Каждый год сразу после школы туда отправляются учиться  молодые люди, избравшие религиозную стезю. Там их воспитывают в условиях моноконфессионального сообщества. Потом они возвращаются на родину, где совсем другая ситуация: мусульмане мирно соседствуют с христианами, иудеями и просто атеистами. Даже в татарских семьях родители не всегда читают намаз. Воспитанная в саудовском духе молодежь теряет уважение к родителям и отказывается есть с ними за одним столом. Мол, это кяфиры - неверные.

Опыт показывает, что, как правило, возвращаются они убеждёнными ваххабитами, и нередко по возвращении в страну сразу же присоединяются к радикал-исламистским «джамаатам».

Кроме того, внутри республики существует большое количество частных исламских центров, маскирующихся под культурно-образовательные учреждения, но являющиеся логовами фундаментализма.

Активную идеологическую обработку радикалы разворачивают в колониях и тюрьмах. Не так давно известный мусульманский теолог Фарид Салман озвучил такую картину: в тюрьму садится один ваххабит, он создает «джамаат» вокруг себя из зэков, обращая в радикальную форму ислама уголовников, причем даже русских по национальности, а на свободу уже выходят десять ваххабитов. Затем, вышедшие на свободу фундаменталисты идут в мечети, где в глазах мусульманской молодежи выглядят как «пострадавшие за веру», являясь живым примером «борца за истину». В Татарстане столь почтительное отношение к зэкам-фундаменталистам со стороны молодежи напоминает точно такое же отношение к отбывшему наказание заключенному у дворовой шпаны 90-х годов: в глазах молодежи он выглядит «авторитетным человеком, повидавшим жизнь». Результаты «прочищения мозгов» налицо. Убитый 19 июля 2012 года начальник учебного отдела Духовного управления мусульман Татарстана Валиулла Якупов открыто говорил о том, что более половины мусульманской молодёжи в Татарстане являются приверженцами радикальных течений ислама. За последние 20 лет ваххабизм успел пустить довольно глубокие корни в Поволжье. Выросла мусульманская молодёжь, которая воспринимает ваххабитскую версию ислама как единственно правильную.

 

Марш исламистов

 

В татарском сценарии радикализации ислама есть несколько настораживающих тенденций, способных в будущем  сыграть негативную роль. В республике обсуждают случаи возвращения и расселения участников боевых действий против правительственной армии Сирии. Правительственным войскам Сирии удалось значительно потеснить ваххабитов, и некоторые из них решили вернуться домой, поскольку имеют российские паспорта. Известно, что одна группа татарских ваххабитов вернулась в Альметьевск во главе с сирийским арабом, который прибыл в Россию под видом беженца. Также последователи «чистого ислама» появились в селе Шумково Рыбнослободского района Татарстана. Учитывая, что многие из них имеют боевой опыт, не исключено, что поволжские ваххабиты могут присоединиться к лесному подполью, которому крайне необходимы люди с навыками террористической деятельности.

Еще один настораживающий экспертов момент, который может привести к непрогнозируемым последствиям. Недавно возник альянс российской «белоленточный» оппозиции с радикал-исламистами. Так, например, в августе лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов побывал в Казани, где встретился с татарскими  радикал-исламистами, готовыми поддержать его в «борьбе против путинского режима». Удальцов призвал своих новых единомышленников выйти на улицы 15 сентября, в день очередного «Марша миллионов», чтобы принять участие в общероссийской «белоленточной» акции протеста. После этого на своих интернет-форумах «левые» активисты восторженно заявили о создании «красного халифата».

Ваххабиты, как и «левая» часть «белоленточной» оппозиции, выступают за жесткий вариант свержения действующей власти. Не исключено, что потренировавшись на совместных политических акциях, радикал-исламисты и «левые» «белоленточники» пойдут на более серьезные совместные действия. Подобное объединение «белоленточников» с такой крайне агрессивной силой может представлять серьезную опасность для государства.

Похоже, что география рапсространения опасных идей так называемого «чистого ислама» изменилась. Об этом говорил и убитый Валиулла Якупов: «Раньше мы думали, что татарские салафиты не такие как северокавказские, что до взятия оружия в руки они не дойдут. Однако с 2002  стало понятно, что эти надежды остались благими пожеланиями и лишь приукрашивают реальную ситуацию того, что творится в мусульманской умме республики».

Столкнувшись с новой угрозой, власти пытаются найти выход, и призывают к солидарности. Так, полномочный представитель президента РФ в Приволжском федеральном округе Михаил Бабич сообщил, что преодолеть экстремизм только силами правоохранительных органов невозможно, необходима помощь самих мусульман в борьбе с псевдоисламским терроризмом. По словам полпреда, позиция органов государственной власти по отношению к любым формам экстремизма остается неизменной: никаких компромиссов с теми, кто нарушает закон, кто провоцирует правоохранительные органы, кто дестабилизирует ситуацию, какими бы лозунгами эти деятели ни прикрывались. 

 

Комментарий эксперта.

 

Известный эксперт - исламовед Роман СИЛАНТЬЕВ рассказал, как связаны преступления ваххабитов в Татарстане и на Северном Кавказе.

- За последние годы в России были убиты 57 мусульманских богословов. Это серьезный удар по традиционному исламу. Неужели ваххабизм в нашей стране окреп до угрожающих масштабов?

- Даже для большой Русской православной церкви такие потери были бы катастрофическими. А для российских мусульман они просто невосполнимы. Из 4 крупнейших традиционных мусульманских организаций в России 3 практически разгромлены. В Казанском муфтияте не просто тяжело ранен муфтий и убит ближайший соратник, их ведущий богослов Валиулла Якупов. Муфтия сейчас пытаются свергнуть салафиты (приверженцы «чистого ислама» - то же самое, что и ваххабиты. - Ред.)! И это несмотря на то, что ему Путин только что орден лично вручил. Практически не работает всероссийский муфтият. А в координационном центре мусульман Северного Кавказа погиб их ведущий и духовный лидер Саид Чиркейский. Только центральное духовное управление мусульман во главе с Талгатом Таджуддином позиции свои сохраняет. Но этого, к сожалению, уже мало.

- Вы считаете, эти убийства - звенья одной цепи? И какова их конечная цель?

- Я исследовал хронологию нападения на традиционное мусульманское духовенство, и в этом есть совершенно четкая логика. Сначала бьют по первым лицам. Причем, если не удается их убить с первого раза, эти атаки повторяются. Затем бьют по вторым лицам, по возможным преемникам, по первым заместителям, по ведущим богословам, по ректорам крупнейших вузов. А затем начинают уничтожать имамов районных. Это свидетельствует о том, что действуют не какие-то одиночки. Это не стихийный терроризм, а четко подготовленные удары по единому плану.

- Кому это надо и зачем?

- Всех погибших объединяло одно - они сопротивлялись идеологии ваххабизма, или, как его сейчас пытаются называть, салафизма. Ведущие погибшие муфтии и богословы призывали к законодательному запрету этого течения. Поэтому заказчики очевидны. Салафиты пришли к нам из Саудовской Аравии, сателлита США. Все революции в арабском мире устраивают именно Саудовская Аравия и Катар, они этого не скрывают. Это главные инициаторы войны против Сирии. То же самое было в Ливии, в Египте. И те люди, которые сейчас воюют в Сирии, они мыслят, как и наши дагестанские террористы, учились в одних и тех же медресе. По-моему, картина ясная и конспирологией тут заниматься глупо.

- Но в России в отличие от Саудовской Аравии большинство российских мусульман все же исповедует традиционный ислам.

- Для создания террористического государства совсем необязательно, чтобы большинство его населения прониклось идеями бандитизма и террора. Если 5% граждан станут бандитами, этого хватит, чтобы они захватили власть над всеми остальными. Не надо, чтобы большинство населения Дагестана разделило идеи салафизма, им достаточно просто захватить власть. Вот как в Бахрейне - страна шиитская, а во главе стоят салафиты.

- Взорванный в Дагестане шейх Саид Афанди пытался вести с ними переговоры... Они будут продолжены?

- А зачем с ними садиться за стол переговоров? Мы видим, к чему привели переговоры. Самые страшные теракты против духовных лидеров Дагестана произошли сразу после начала этих переговоров. И инициатором был вовсе не шейх Афанди. Некие чиновники из дагестанских властей, решив, что обычными путями с террористами не справиться, сильно попросили шейха Афанди дать салафитам последний шанс. И он согласился.

- Вообще проблема ваххабизма актуальна только на Кавказе и в Поволжье?

- Увы, он распространен повсеместно. Я вот на Чукотке был в этом году, думал, может, там их нет. Оказывается, и там есть, завербовали одного местного - эвена по национальности. В Якутии - в городе Нерюнгри - и то два человека завербованы ваххабитами. Один снайпером в Дагестане воевал, якут, а другая - еврейка - попала аж в Пакистан после окончания «школы». Это надо было сильно постараться, чтобы из Якутии попасть в Пакистан. Эта зараза есть везде, и сейчас огромное давление оказывается на власти, чтобы ваххабизм легализовать. Хотя прокуратура неоднократно предлагала запретить его как экстремистское течение.

- То есть исламская революция в России возможна?

- Только не исламская, а ваххабитская. Мы видели ее в Египте и Ливии, и она вполне может случиться в ряде регионов России.

- Тогда возникает вопрос: что делать, как должны власти реагировать?

- Единственным, кому удалось защитить традиционное мусульманское духовенство от ваххабитов, у нас является Рамзан Кадыров. Он никаких переговоров с ними не вел, комиссий по примирению не создавал, легализацией салафизма не занимался, а просто их уничтожил и выдавил…

- У него зато бывшие боевики стали милиционерами.

- Ну да… Если для этого условием была принесенная из леса голова амира, то это вполне нормальная адаптация. А если голословные заявления, что я теперь люблю Россию, - ну, может, нет. Я не знаю детально, как он их в милицию записывал, но, подозреваю, на слово не сильно верил. Сейчас мы видим совершенно критическую ситуацию: страшным образом деморализованы наши союзники, понеся огромные потери. И тем не менее настаивают на продолжении этого диалога, который ведет только к новым жертвам.

Ответы экспертов:

Эксперт: От бесполетной зоны в Сирии выиграют лишь террористы

Учебник «Противодействие терроризму»

Фото

В Пятигорске прошел Северо-Кавказский молодежный форум «Машук-2016»

В Пятигорске прошел Северо-Кавказский молодежный форум «Машук-2016»

Мероприятия

В Москве пройдет конференция «Противодействие идеологии терроризма и экстремизма в образовательной сфере и молодежной среде»

III Всероссийская научно-практическая конференция «Противодействие идеологии терроризма и экстремизма в образовательной сфере и молодежной среде» состоится в Москве 27 и 28 сентября 2016 года.

Отправить материал