Салафизм

13.11.2011


Салафизм

Салафизм определяется различными востоковедческими школами как интеллектуальное и политическое исламское движение, выступающее за возвращение к первоосновам (фундаменту) религии. В более широком обиходе оно получило название «исламский фундаментализм», а сами мусульмане предпочитают называть его салафизмом - от арабского выражения «ас-салаф ас-салих» (праведные предки) или просто «ас-салаф» (предки). Сторонники салафизма выступают за то, чтобы мусульмане во всех своих действиях и верованиях, нормах и правилах следовали тому, что существовало и делалось в период первоначального ислама.

В основе салафизма лежит теоретическое наследие шейх-уль-ислам Ахмада Таки эд-Дина Ибн Таймийи (1263-1328гг.), наиболее популярного у современных салафитов автора, 40-томный труд которого является непременным атрибутом интерьера исламских экстремистов: на одной из самых распространенных фотографий Усамы бен Ладена лидер «Аль-Каиды» запечатлен с автоматом через плечо на фоне стеллажей с книгами в золоченых переплетах - библиотеки с произведениями Ибн Таймийи, Ибн Кайима аль-Джавзийи и других салафитских теоретиков. В ХVШ веке теория салафизма была дополнена шейхом Бен Абд аль-Ваххабом (1703-1791гг.) в части, касающейся борьбы с инакомыслием и утверждения власти догмы в вопросах религии и общественно-политической жизни. С его именем связано и второе название салафизма - ваххабизм, которое в последней четверти XX века прочно вопию в общественно-политическую лексику и получило распространение на постсоветском пространстве в русском, узбекском, таджикском, казахском, киргизском, татарском и в кавказских языках.

Салафизм ваххабитского толка быстро получил широкое распространение на Аравийском полуострове, где для этого имелись благоприятные культурно-исторические условия, а подавляющая часть населения не соприкоснулась с западной цивилизацией в период колониализма. При активной поддержке правящей в Саудовской Аравии династии Саудов, усмотревшей в ваххабитской доктрине религиозно-богословский механизм укрепления своей власти и распространения влияния, эта идеология стала основой деятельности ряда мусульманских религиозных авторитетов («улемов») и вооруженных «борцов за веру» («моджахедов») на севере Африки. В итоге салафизм ваххабитского толка на длительное время стал доминирующим в регионе Персидского залива и в странах Магриба.

Теория салафизма предусматривает решение политической задачи построения «благополучного общества» на принципах исламского шовинизма. Характерными чертами салафизма ваххабитского толка являются юридическо-богословская косность и неприятие инакомыслия, настороженное недоверие к культурам других цивилизаций, сосредоточенность на покорности властителю, как имаму (главе) всех мусульман. Последователей этой религиозно-политической доктрины отличают политическая ограниченность, культурная изоляция и враждебное отношение к «иноверцам», в том числе к приверженцам иных толкований ислама (шиитам, хариджитам, суфиям и др.). На практике эта теория реализуется через духовно-просветительскую работу по пропаганде «чистого ислама» и бескомпромиссную борьбу с религиозным инакомыслием, утверждению приоритета мусульманского сообщества (уммы) над институтами государственной власти, а также по установлению исламского законодательства (шариата) в качестве правовой основы государственного строя. Характерной особенностью салафитов является склонность к агрессивному прозелитизму и миссионерству, активной, в том числе силовой, борьбе за достижение главной цели - утверждение верховенства религиозной догматики над государством.

Первое, исходное значение слова «ваххабизм» – эторелигиозное движениев исламе ханбалитского мазхабапод руководством Ибн-Абд-аль-Ваххаба.

Однако, в процессе общественно-политической практики за последнюю четверть века уже утвердилось и другое, второе значение слова «ваххабизм» – религиозно-политическое течение, сторонники которого, основываясь на специфической, субъективной интерпретации положений ислама, осуществляют деятельность (преимущественно с использованием насилия), направленную на изменение общественно-политического строя (в первую очередь в странах распространения ислама).

Данное значение слова «ваххабизм» установилось на всем постсоветском пространстве и именно в этом смысле оно уже употребляется и в английском, и во французском языках. Можно говорить об ошибочности этого словоупотребления, но факт остается фактом: слово «ваххабизм» во втором значении прочно вошло в общественный оборот и, пожалуй, становится главным.

Ваххабитские группировки отличаются тем, что в их учении, которое они расценивают как единственно правильную трактовку ислама, присутствуют два непременных, системообразующих, органично присущих ваххабизму положения - о такфире и джихаде. Такфир - это обвинение в неверии (по-арабски куфр) всех тех, кто не согласен с ваххабитами. При этом важно подчеркнуть, что объектом такфира не являются немусульмане, ведь они и так кяфиры-неверные. Целью такфира являются мусульмане. Другими словами, ваххабиты провозглашают кяфирами-неверными всех мусульман, которые не следуют той специфической интерпретации ислама, которую ваххабиты провозглашают единственно правильной. А в этом случае мусульмане, которых ваххабиты обвиняют в неверии-куфре, приобретают, по оценке ваххабитов, статус вероотступников (по-арабски муртадд), т.е. людей, которые были мусульманами, а потом отошли от ислама.

В отношении вероотступников в шариате предусмотрена исключительная мера – смертная казнь или убийство, которое становится похвальным делом для всякого мусульманина. (Правда, кровь вероотступника в терминах шариата «разрешена» после выяснения действительного положения вещей и троекратного предложения покаяться и вернуться в лоно ислама, но ваххабиты об этом как-то забывают.) Такфир ваххабиты распространяют на представителей власти в исламских государствах, на правоохранительные органы и силовые структуры, которые это государство защищают и поддерживают, на тех мусульман, которые самим фактом отказа ваххабитам в поддержке ставят себя в один ряд с правителями-вероотступниками.

Еще одно системообразующее положение в идеологии ваххабитских группировок – особо трактуемое понятие джихада. В исламе установилось наиболее распространенное определение джихада как процесса нравственного самосовершенствования и мирных, созидательных усилий верующего. Такая интерпретация джихада основывается на одном знаменитом хадисе (изречении) пророка Мухаммада. По возвращении с битвы при Бадре (624 г.), в которой победили мусульмане, он сказал: «Мы вернулись с Малого джихада к Великому джихаду». Из этого высказывания следует, что Великим (подразумевается главным) джихадом является не война, а мирный труд. Но ваххабитские группировки, во-первых, трактуют джихад на современном этапе - как исключительно вооруженную борьбу, во-вторых, вменяют в обязанность каждому мусульманину (естественно, физически и умственно способному к этому) ведение джихада, в-третьих, объектом джихада определяются кяфиры (неверные). Но поскольку кяфирами объявляются все, кто не согласен с ваххабитами, то этот джихад ведется в первую очередь против мусульман, в частности, против тех, кто не согласен с ваххабитской трактовкой джихада.

Ряд  идеологов современного ваххабизма даже рассматривают джихад в качестве шестого столпа ислама в дополнение к пяти общепризнанным (исповедание веры, молитва, пост, закят и хадж). 

Современная волна распространения салафизма (ваххабизма) в арабо-исламском мире началась в середине 70-х годов XX века. Сильный импульс этому процессу дало резкое увеличение финансовых возможностей Саудовской Аравии за счет нефтедобычи, а развитие средств коммуникации и связи существенно облегчили межисламский обмен и способствовали формированию отряда религиозных проповедников, великолепно владеющих современным языком агитации и пропаганды. Дополнительные благоприятные условия создавали усилившийся приток иностранцев для обучения в религиозных учебных заведениях и на работу в Королевство, а также события 90-х годов в Афганистане, Сомали, Боснии и Чечне. В результате под влиянием этой идеологии оказались миллионы людей во всем мире, а на ее теоретической базе сформировалось одно из ведущих современных исламских движений, имеющее ярко выраженную религиозно-политическую окраску, фанатичных и экстремистски настроенных последователей.

В 90-х годах XX века в салафитском движении выделилось «джихадовское» направление, представители которого ориентируются на практическую реализацию ваххабитских тезисов о необходимости «борьбы за веру» («джихад») и «защиты мусульманских земель», в том числе насильственным путем. В целом это крыло сформировалось в периоды вооруженных конфликтов в Центральной Азии и Восточной Африке, на Балканах и Северном Кавказе. Серьезный импульс к его укреплению и развитию придали события конца 80-х - начала 90-х годов: уход Советской Армии из Афганистана, прекращение существования СССР и верховенства коммунистической идеологии были с воодушевлением восприняты арабами-афганцами как победа их религиозно-политической концепции салафизма. Однако вторая война в Персидском заливе ознаменовала начало стратегических трансформаций в регионе в связи с изменениями политики США. Очередной пересмотр Соединенными Штатами своего представления о геополитических интересах и отнесение исламистских движений, в первую очередь «джихадовского» толка, к источникам угроз национальной безопасности были враждебно восприняты идеологами «джихада». Тем самым была предопределена переориентация агрессивности исламистов с коммунистического блока на США и Израиль и их взаимная конфронтация.

Формирование салафитско-джихадовского течения началось в 1990-х годах, когда руководство арабами-афганцами перешло от Абдаллы Аззама («Братья-мусульмане») к саудовскому салафиту Усаме бен Ладену, к которому присоединилась египетская тергруппа «Аль-Джихад аль-ислами» (лидер - Ай-ман аз-Завахири). Таким образом в Афганистане появилась новая тергруппи-ровка «Аль-Каида», быстро превратившаяся в «боевой авангард» исламских экстремистов.

В феврале 1998 года руководители салафитских объединений Усама бен Ладен («Аль-Каида»), Айман аз-Завахири («Аль-Джихад аль-ислами», АРЕ), Рифаи Ахмад Таха («Аль-Гамаа аль-исламия», АРЕ), Мустафа Хамза «Джамаат- уль-улема-и-ислам», Пакистан), Маулави Фадль ар-Рахман Халиль («Харакат уль-ансар», Пакистан), Абд ас-Салям Мухаммад Хан («Аль-Джихад аль-ислами», Бангладеш) заявили на пресс-конференции о создании «Всемирного исламского фронта борьбы против евреев и крестоносцев». Они провозгласили своей целью тотальный «джихад» против США и Израиля и обнародовали изданную ими «фетву» (юридическо-богословскую рекомендацию о норме поведения), определяющую в качестве индивидуальной обязанности каждого мусульманина («фард айн») убийство американцев и их союзников за их «оккупацию Святых мест ислама и агрессию против мусульманских стран.» В тексте «фетвы» призыв к террористическим действиям прямо подкреплен ссылками на учение Ибн Таймийи («Шейх-уль-ислам») и других теоретиков салафизма.

Таким образом на политической карте появилось мощное салафитско-джихадовское течение. В странах арабо-исламского мира его программной целью стало установление исламского правления с использованием насильственных методов борьбы за власть, а на «внешнем уровне» это течение представлено «Исламским фронтом борьбы с американцами и сионистами», который воинственно настроен по отношению к неисламскому Западу и является дополнительным фактором разобщения политических режимов стран с мусульманским населением.

Новое исламистское течение оказало существенное влияние на социально-политическую обстановку и атмосферу безопасности во многих странах арабо-исламского мира и за его пределами. Теракты в США 11 сентября 2001 года ознаменовали новый этап в развитии салафитского движения: салафитско-джихадовское течение придало противоборству характер прямого столкновения, вывело конфликт с США на крайне опасный уровень и втянуло в него остальные салафитские группы.

В настоящее время активность исламистских групп, представляющих «джихадовское» направление салафитского движения, отмечена почти в 80-ти странах мира. Приверженность этой идеологии воинствующего религиозного шовинизма стала характерной чертой многочисленных терформирований, действующих на территориях отдельных стран или целых регионов.

Это наглядно проявляется в афгано-пакистанской зоне (движение «Талибан», организации «Лашкар-э-тойба», «Джамаат-уль-улема-и-ислам»), в Центральной и Юго-Восточной Азии (субрегиональные группировки «Исламское движение Узбекистана», «Исламское движение Восточного Туркестана», «Джемаа исламия»), на Балканах («Активная исламская молодежь»), на Ближнем Востоке, в Северной Африке (алжирские «Вооруженная исламская группа», «Салафитская группа за веру и борьбу», «Группа последоватедей салафитского движения», «Салафитская группа за джихад», «Группа салафитских борцов», марокканская «Салафия-джихадия»), транснациональные тер-группировка «Аль-Каида» и объединение «Хизб ат-тахрир аль-ислами»...

В последнее время салафиты стремятся заполнить образовавшийся вакуум власти в Ираке, где в треугольнике Киркук - Багдад - Рамади включилось в партизанскую войну против коалиционных сил новое терформирование - «Салафитское движение». В рядах «иракского сопротивления» присутствуют и проникающие из сопредельных стран члены «Аль-Каиды».

Консолидированная на базе общей религиозной идеологии салафизма (ваххабизма) система международного терроризма все чаще заявляет о себе масштабными терактами, подобными акциям в России (Москва и Волгодонск, 1999 и 2002 гг.), в США (Нью-Йорк и Вашингтон, 2001г.), в Аденском морском порту (эсминец ВМС США «Коул», 2000 г.)... Звеньями этой цепи стали и те-ракции в Театральном центре в Москве и Доме правительства в Грозном (Чечня, РФ), в Эр-Рияде (Саудовская Аравия) и Касабланке (Марокко).

Эти примеры отражают нацеленность салафитов на установление контроля над исламскими группами и целыми мусульманскими диаспорами. Важно подчеркнуть, что деятельность салафитских группировок осуществляется в соответствии с программными идеологическими установками, облаченными в религиозную (вероучительную и шариатскую) форму. Радикальные идеи, содержащиеся в салафитском наследии, в случае его возрождения или «имплантации» в общество, вполне могут приобрести некое практическое, организационное выражение даже при отсутствии внутренних социально-экономических или политических условий для экстремизма. Радикализация мусульманского общества в подобных случаях происходит не по привычной схеме: обострение социально-экономических проблем - поиск идеологического выражения - исламский экстремизм, а по другой: пропаганда салафитских идей - исламский радикализм.

Становится все более очевидным, что салафитское (ваххабитское) движение является широко разветвленным формированием, ориентированным на изменение государственного устройства на территории не только отдельных стран, но и целых регионов и стремящимся к вовлечению в свою деятельность как можно большего числа людей. За последнюю четверть века оно сумело создать эффективный механизм деятельности: институты пропаганды, агитации и информационного обеспечения, нацеленные на рекрутирование новых кадров и восполняемость людского потенциала; адаптированную к ужесточающемуся режиму контроля схему финансирования, которая основана на традиционной среди мусульман форме разнообразных пожертвований, аккумулировании собранных средств в многочисленных неправительственных фондах и «исламских банках», передаче их по различным, в том числе и безличным, каналам (например, системе трансфертов «хаваля»); многоступенчатую и гибкую систему конспиративной связи и управления, включая использование современных средств коммуникации, отлаженные маршруты материального и военно-технического снабжения, склады вооружений и базы подготовки боевиков в труднодоступных районах отдельных стран.

В практическом плане эта система действует по следующей схеме. На начальном этапе основная роль отводится организации экспорта религиозно-политической доктрины и формированию организационно-репродуцирующей (агитация, вербовка и подготовка новых членов) структуры на выбранной для последующей экспансии конкретной территории. Эта работа осуществляется в форме миссионерской деятельности под прикрытием реализации гуманитарных и благотворительных проектов, с созданием легальных центров для религиозно-идеологической обработки населения. Серьезные усилия прилагаются для формирования новой, ориентированной на саудовских клерикалов, религиозной элиты из представителей местного населения, в том числе через обучение в исламских вузах за рубежом.

По мере создания такой базовой инфраструктуры, которая предназначена для дальнейшего укрепления кадрового потенциала исламских экстремистов за счет «местных ресурсов», осуществляется переход к практической работе по изменению государственного устройства. Для этого с учетом конкретной социально-политической обстановки используются имеющиеся или умело культивируются сепаратистские настроения или политическая оппозиция правящему режиму и на этой основе создаются формирования исламистов. Внутри них создаются агитационно-пропагандистские структуры (исламские школы, культурно-просветительские центры и подконтрольные мечети) для последующего целенаправленного идеологического воздействия на группы населения и привития им необходимых религиозно-политических, националистических и сепаратистских установок. Постепенно разворачивается вербовочная работа, в первую очередь среди молодежи. Ее отличительной особенностью является использование религиозного фактора и формирования отношений по принципу «духовный наставник - послушник». Логическим продолжением этого процесса является создание исламистского подполья, а также разведывательных и контрразведывательных, боевых, снабженческо-обеспечивающих и т.п. подразделений. Созданные таким образом исламистские организации начинают действовать автономно, но в рамках общего стратегического замысла - строительства «всемирного халифата».

В целом, исчезновение биполярности мира в конце XX века создало, по мнению идеологов исламизма, уникальные возможности для «возрождения ислама» на постсоветском пространстве, Балканах, других регионах мира. Становится все более очевидным роль духовных вдохновителей исламизма в этноконфессиональных конфликтах и формировании «дуги нестабильности» в азиатском регионе. Имеются отчетливые признаки объединения действующих в различных регионах мира под исламским «флагом» экстремистских формирований на общей основе господствующей в Саудовской Аравии и некоторых странах Персидского залива религиозно-политической концепции салафизма.

Исходящая от исламских экстремистов угроза останется в обозримом будущем серьезным фактором дестабилизации обстановки во многих районах нашей планеты. Особую опасность по-прежнему будет представлять использование ими террористических методов борьбы.

 

Машков И.Г.

Ответы экспертов:

Мода на Китай - секреты образования в поднебесной и тонкости востока

Список статей, посвящённых антитеррористической проблематике, в "Российском психологическом журнале"

Новости

Не болтай!

Министерство Обороны России выпустило серию пропагандистских плакатов, направленных на предупреждение и профилактику правонарушений военнослужащих и гражданского персонала ведомтсва в области нарушений режима секретности и гостайны.  Подобные плакаты, во многом, продолжают традиции, заложенные советскими художниками-иллюстраторами в первые годы советской власти.

Новости

«Лидеры общественного мнения в информационном обществе»

В г. Орле в конгресс-холле ТМК «ГРИНН» 7 декабря 2017 г. пройдет межрегиональный молодежный форум «Лидеры общественного мнения в информационном обществе», направленный на разъяснение представителям молодежной среды процессов, протекающих в информационном пространстве, и угроз, исходящих от виртуальной реальности.  

Отправить материал