Этничность и психология

08.11.2011


Этничность и психология

«Опасность мудрого в том, –

 что он больше всех подвержен соблазну влюбиться в неразумное»

Ф. Ницше.

Британская Энциклопедия определяет «этничность» следующим образом. «При идентификации групп или коллективов по культурным особенностям, которые позволяют обозначить этот коллектив словом «народ» используется термин «этнические особенности», или «этничность». Считается, что этничность выражена в языке, системе ценностей, в искусстве и литературе, в семейной и общественной жизни, религии, в формах материальной культуры».

К этому определению приложено разъяснение элементов культуры, которые можно обозначить обобщающим термином «политическая этика». Политическая этика охватывает все признаки этничности, выраженной уникальности некоторой культурной общности. В отрицательных определениях особенностей так же нет недостатка: «Как велико будет, – писал в свои дни Ницше, – вероятно, отвращение позднейших поколений при изучении наследия того периода, в котором господствовали не живые люди, а общественно мнящие подобия людей!» Примерно так же, как Ницше в XIXвека, определял индийскую политическую этику Нирад Чоудхури в книге «Континент хаоса» в середине XXвека.

Понимание этничности противопоставляется или выделяется среди таких обозначений как раса, т.е. физических и биогенетических особенностей, конфессиональных общностей, где принципом общности становится религиозная вера, а так же других меньшинств и групп, выделяемых по некоторым социальным и профессиональным признакам. Энциклопедия приводит пример и особо оговаривает, что это определение действительно на начало XXIвека: «ирландец» – этнос; «белый» – раса».

Напомню страстную обиженность Ницше на такие обоснованные различения, которых не должно бы быть: «наше странное существование именно в этом нынче побуждает нас сильнее всего жить по собственной мерке и собственному закону: та необъяснимость, что мы живем именно сегодня и все же имели бесконечное время для возникновения, что мы обладаем только отрезком сегодняшнего дня и должны в нем показать, почему и для чего мы возникли именно теперь. Мы должны дать самим себе отчет в нашем бытии; следовательно, мы хотим также стать подлинными кормчими этого бытия и не допустить, чтобы наше существование было равносильно бессмысленной случайности. Какой провинциализм – подчиняться воззрениям, которые за несколько сот миль от нас уже не обязательны!»

«Меньшинством» называют группы, членов которых отличает культурная особенность, заметная при сравнении их с доминирующей массой населения. В антропологии, групповые меньшинства воспринимаются отличиями в этничности, по полу, расе, сексуальной ориентации и т.п. Этничность – есть социально-культурное проявление исторической эволюции.

Есть еще один важный термин, связанный с этничностью. Это идентификация и самоидентификация, т.е. осознание уникальности и индивидуальное понимание принадлежности и включенности в обособленное существование. Этническая идентификация не имеет жестких рамок и указателей одного уровня, они проявляются выборочно в особых обстоятельствах.

Идентификация выступает как особое обозначение без ясной функции и компетенции, без определительных очертаний. Итак, есть два важных термина – «этничность» и «идентификация» – которые лежат в основании и составляют внутреннее содержание политической этики разных цивилизаций и народов. В то же время, многие народы, которые только недавно получили или достигли уровня суверенной государственности, ищут признаки, которыми можно было бы идентифицировать собственную уникальность.

«Чтобы найти эту степень и при помощи ее определить границу, за пределами которой прошедшее подлежит забвению, если мы не желаем, чтобы оно стало могильщиком настоящего, необходимо знать в точности, как велика пластическая сила человека, народа или культуры; я разумею силу своеобразно расти из себя самого, претворять и поглощать прошедшее и чужое и излечивать раны, возмещать утраченное и восстанавливать из себя самого разбитые формы». Мудрость искренности позволила немецкому учёному Фридриху Ницше определить воздействие этнической психологии не только на разрозненные явления, которые перечисляются ниже, но и на сам факт исторического существования народов. Этническая психология есть сила этнической общности, позволяющая своеобразно расти из самой себя.

Утверждение собственной обособленности, самоидентификация, сталкивается с массой противоречивых утверждении.

Можно бы пройти мимо проблемы идентификации в понимании этничности. Однако Ф. Ницше оставил хорошую идентификацию животных, на фоне человека, которая сама просится в текст: «Погляди на стадо, которое пасется около тебя: оно не знает, что такое вчера, что такое сегодня, оно скачет, жует траву, отдыхает, переваривает пищу, снова скачет, и так с утра до ночи и изо дня в день, тесно привязанное в своей радости и в своем страдании к столбу мгновения и потому, не зная ни меланхолии, ни пресыщения.

Зрелище это для человека очень тягостно, так как он гордится перед животным тем, что он человек, и в то же время ревнивым оком смотрит на его счастье – ибо он, подобно животному, желает только одного: жить, не зная ни пресыщения, ни боли, но стремится к этому безуспешно, ибо желает он этого не так, как животное. Человек может, пожалуй, спросить животное: «Почему ты мне ничего не говоришь о твоем счастье, а только смотришь на меня?» Животное не прочь ответить и сказать: «Это происходит потому, что я сейчас же забываю то, что хочу сказать», – но тут же оно забывает и этот ответ, и молчит, что немало удивляет человека». Человек накапливает чувства и воспоминания, и связывает их вместе. Воспоминание и чувство – это почти законченная психология. Так человек навсегда приковывается к своему прошлому и к своему народу.

Я помню, как в частной беседе, видный антрополог из США, Маргарет Мид, убеждала меня, что такие идентификаторы лучше всего описывать на латыни, как это делают медики, чтобы завуалировать свои диагнозы. Правда, в ходе беседы, мы убедились, что здесь никакая латынь не поможет. Общественно значимые черты массовой психологии, которые распространяются на черты этнической психологии, составляют предметную зону, как антропологии, так и психологии. Научное осмысление предмета психологии, человеческая психика, не имеет всемирного, общечеловеческого понимания и определения; психика определяется признаками, особенными в определенной цивилизации и культуре. Такая локальная и культурная обособленность предмета, научной дисциплины с одинаковым названием, делает само понимание предмета исследования, одним из этнических признаков.

Вспоминается интересное наблюдение А.С. Пушкина над особенностями писательских способов в передаче психологических черт литературных героев. В одной из заметок Пушкин писал о том, что, например, у Мольера, лицемер и только лицемер, скупец – только скупец. У Шекспира же, тот же Фальстаф выступает как не очень приятный тип, но он при своих недостатках и трусости, остроумен, находчив и т.д.

Этническая самоидентификация и идентификация чаще всего напоминает способы создания литературного типа Мольером, и почти никогда не похожа на объемные портреты Шекспира. Люди единой этничности придерживаются некоторой, постоянно ускользающей и нечеткой для наблюдателя, системы реакций на раздражители разного свойства. Такого рода неуловимость настораживает и заставляет думать о силах, которые направляют частную и народную жизнь, и так сильно реагируют на обстоятельства. М. Мид согласилась в беседах, что латынь не годится и потому, что определения, как и идентификаторы, не выдерживают строгой точности латинских обозначений.

Соответственная мыслительная установка, обобщенное миропонимание, которые диктуют поступки и действия, становятся частью психологического признака, в пределах этничности. Это касается не только психологии, Душа отдельного человека, психэ, по терминологии древних греков, – это не сущность, которую можно складывать в общность, как будто это буквы в слове.

Понятно, что размышления полноправных идеологов своего времени были догматизированы, стали философским камнем новой схоластики; например, коммунизм – в качестве конечной цели исторического процесса, – отменен. Западноевропейская цивилизация объявлена крайней точкой исторического развития мира. Все остальное человечество переживает тот или иной период европейского прошлого, и пытается догнать современность, представленную в едином, безальтернативном варианте.

Между тем, учения, выразителями которого были теоретики и практики прошлого, признали живым большое число последователей, определили процессы в мире на двадцатое столетие, воздействовали на развитие науки об обществе и истории. Отбрасывать общее ради частного приходится довольно часто. Философская эклектика, растерянность в обществоведении, поиск философского камня в психологии, смещение акцентов в оценках прошлого, не могут быть вечными.

Эрзац идеологии и обществоведения постепенно сменяется осторожным признанием ценности науки прошлого.

В этнической психологии важно выделить те положения мировой общественной мысли, которые были национализированы в локальной практике, те представления, которые противостоят или содействуют историческому процессу на местах. Провести такой анализ, удобнее всего, на базе тех четких определений, которые были предложены классиками философии разных направлений и великих социологов прошлого.

Я понимаю, что наступлю на мозоль, включая в обзор работу Ф. Энгельса «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии». Но слово психология настолько удобно для обозначения неясностей в мотивах и действиях, что нельзя было отказаться от социальной психологии, которой условно подчинена общая настроенность больших групп и коллективов.

На деле, такого рода психология соприкасается и таких предметов, как философия, богословие, социология, политология, лингвистика с психолингвистикой и прочие общественные науки. Этого нельзя забывать. В периоды духовных смут важно приостановиться и послушать предшественников.

Ничего нового, как мы увидим, в этом нет. Просто нужно сделать несколько шагов в сторону, как это делали до нас. Вот как описал необходимость такого акта Ф. Энгельс.

«Общее отрицание ценностей недавнего прошлого сначала отбросило все, что составляло основание политической риторики... Этот естественный вандализм в отношении общественного знания и философии обладает видимой цикличностью. Таким же цикличным стало восстановление в правах различных фрагментов уходящих отношений и размышлений. Таким образом, откачивают захлебнувшееся мышление, восстанавливают в правах сознание. В заботах о правах абстрактного человека, забыто обычное право на личные размышления, национальные воспоминания, на уважение к собственным родителям, которые еще умели ошибаться по-своему, а не по циркуляру».

С.И.Королев,

доктор исторических наук

Ответы экспертов:

Представитель Президента России в СКФО: Терроризм будет искоренен и уничтожен

Брошюра "ИГИЛ - угроза человечеству"

Фото

В Липецке прошло ток-шоу «Стоп, экстремизм!»

В Липецке прошло ток-шоу «Стоп, экстремизм!»

Мероприятия

В Пятигорске пройдет форум «Информационная безопасность в науке и образовании»

На базе Пятигорского государственного университета пройдет научно-практический форум «Информационная безопасность в науке и образовании», посвященный вопросам обеспечения комплексной и информационной безопасности образовательных организаций.

Отправить материал