«Кавказ – наш бастион»: ПРОКОНСУЛ КАВКАЗА ГЕНЕРАЛ АЛЕКСЕЙ ПЕТРОВИЧ ЕРМОЛОВ (1777-1861)

02.11.2011


«Кавказ – наш бастион»: ПРОКОНСУЛ КАВКАЗА ГЕНЕРАЛ  АЛЕКСЕЙ ПЕТРОВИЧ ЕРМОЛОВ (1777-1861)

Имя А.П.Ермолова в обыденном сознании связано, прежде всего, с Кавказом, где он прослужил 10 лет (1816-1826 гг.). Надо ска­зать, что и до его назначения на пост глав­нокомандующего Кавказским корпусом име­ли место регулярные столкновения русских с горцами в течение ста лет, со времён Пер­сидского похода Петра I (1722-1723 гг.). Кав­казская война продолжилась и после отстав­ки Ермолова ещё почти 40 лет (вплоть до 1864 года). За этот период, кроме него, сме­нились 12 главнокомандующих Кавказским корпусом, но именно генерал Ермолов остал­ся в памяти народной, в литературе как «по­коритель Кавказа».

А.П.Ермолов был сыном небогатого орло­вского дворянина. Среднее образование по­лучил в Благородном пансионе Московского университета. В 15 лет А.П. Ермолов уже по­лучил чин капитана, а семнадцати лет принял в 1794 г. участие во взятии Варшавы, нахо­дясь в армии, руководимой А.В. Суворовым. Возможно, отсюда идут его представления о том, каким должен быть военачальник и как он обязан заботиться о рядовых.

Участвовал в войнах с Наполеоном (1805-­1807 гг.), успешно продвигался по службе, получил звание генерал-майора (1808 г.). Покрыл себя славой в Отечественной войне 1812 г.

В 1816 году был назначен Астраханским губернатором, главноуправляющим Грузией и командующим отдельным Грузинским кор­пусом, вскоре переименованным в Кавказ­ский, несколько позже и чрезвычайным по­слом в Персии.

Ермолов впервые столкнулся с кавказ­скими горцами в боевой обстановке во вре­мя Персидского похода 1796 года будучи ка­питаном артиллерии (ему было тогда 19 лет). С тех пор мысль о возвращении на Кавказ ни­когда не покидала его, он упорно и настой­чиво готовился к выполнению своей высо­кой миссии в этом регионе, мечтал о сла­ве и великих свершениях. В этом плане для него стала благодатной двухлетняя ссылка в Кострому, куда его отправил император Па­вел Iза участие в тайном обществе офице­ров «на вечное житьё». Как свидетельство­вал Денис Давыдов, «Ермолов, воспользо­вавшись своим заточением, приобрёл боль­шие сведения о военных и исторических на­уках». Чтобы читать в подлиннике Юлия Це­заря, Тита Ливия и Тацита, он выучил латин­ский язык. Его главным кумиром был Цезарь с его целеустремлённостью, полководческим искусством и грандиозностью поставленных целей. Тацит привлекал его тем, что был по­читателем суровых республиканских добро­детелей, обличителем деспотов времён Рим­ской империи. Сочинения Тацита и Цезаря, разработавшего эффективную стратегию и тактику подавления бесстрашных германских племён, были его настольными книгами на Кавказе.

Ермолов был убеждён в том, что судьба Кавказа предрешена, что он должен стать не­отделимой частью Российской империи и что его присоединение в полной мере отвечает государственным интересам России.

Когда Ермолов прибыл в Тифлис, Закавка­зье оставалось спокойным, но на кавказской линии обстановка складывалась тревожной. Правому флангу линии угрожали закубанские черкесы, центру - кабардинцы, а против ле­вого фланга за рекой Сунжей - чеченцы. Чер­кесы ослаблялись внутренними раздорами, кабардинцев косила чума, опасность исходи­ла в первую очередь от чеченцев.

Весной 1818 года Ермолов повёл насту­пление на Чечню. Рядом коротких ударов он привёл в повиновение всю местность между Тереком и Сунжей, построил крепость Гроз­ный - форпост в борьбе за Чечню и Северный Кавказ. Он поселил по Сунже враждебные че­ченцам племена в качестве противовеса им.

Обезопасив левый фланг со стороны Да­гестана, Ермолов пошёл в Аварию, на Дженгутай, где разгромил аварцев. На зимние квартиры войска стали по Тереку. В 1819 году была построена в Дагестане крепость Внезап­ная. Аварский хан пытался предпринять по­ход с целью изгнать русских из своих владе­ний, но это закончилось полной для него неу­дачей, и он вынужден был покориться.

В 1821 году постройкой крепости Бурной был закончен треугольник на левом фланге. Проученные рядом жестоких уроков, чечен­цы не осмеливались больше нападать на ли­нию. Обеспечив левый фланг, Ермолов обра­тился в 1822 году на центр - построил там но­вые линий и укрепления, чем усмирил Кабарду.

Известный исследователь кавказской во­йны В.А.Потто приводил следующее выска­зывание учёного-востоковеда М.Казем-Бека: «Великодушие, бескорыстная храбрость и правосудие — вот три орудия, которыми можно покорить весь Кавказ, одно без дру­гого не может иметь успеха. Имя Ермолова было страшно и особенно памятно для здеш­него края: он был великодушен, и меры, при­нятые им для удержания Кавказа в повино­вении, были тогда современны и разумны». Словом, политика покорения Кавказа способ­ствовала преякращению междоусобных войн и экономическому развитию края.

Алексей Петрович был любимцем солдат и грозой горцев. Его именем матери пугали детей, хотя вожди кавказцев уважительно от­зывались о своём грозном противнике. Гази-Магомет - родоначальник газавата и предше­ственник Шамиля не переставал проклинать Ермолова и называть его сыном шайтана. Од­нако он же соглашался с мнением, что «Яр-мол один был, с кем можно было и воевать, и говорить честно»...

В июле 1825 года А.П.Ермолов получил в Тифлисе тревожное донесение о вспыхнув­шем в Чечне мятеже. Мятеж был спровоциро­ван жестокостью генерала Грекова. «Греков - способный человек, но грабитель», - пи­сал Александр Грибоедов Степану Бегичеву. 16 июля 1825 года генерал-майор Греков был убит, а генерал-лейтенант Лисаневич смер­тельно ранен. На Кавказской линии не ока­залось ни одного генерала, управление вой­сками было потеряно.

В руках Ермолова и его корпуса была судь­ба огромного края между Черным и Каспий­ским морями: будущность начатого, но еще незавершенного покорения народов Кавказа, целостность границ в Закавказье и, видимо, даже исход будущих войн России с Персией и Турцией. Не усмирив мятеж в Чечне, нельзя было продолжить завоевание Кавказа. Не по­корив Кавказ, нельзя было удержать в преде­лах империи недавно присоединенную Гру­зию и ряд завоеванных областей Закавказья. От таланта, распорядительности, энергии и, наконец, жестокости Ермолова при подавле­нии мятежа зависело очень многое, в эти ме­сяцы определялись перспективы продвиже­ния Российской империи на Восток.

Прибытие Ермолова в район мятежа во­одушевило правительственные войска и по­могло им одержать победу. Подавив мятеж, Ермолов укрепил владычество России на Кав­казе и сохранил этот край за империей.

Огромная его популярность в армии и в обществе с каждым годом все сильнее бес­покоила Петербург. «Этот человек на Кавказе имеет необыкновенное влияние на войско, и я решительно опасаюсь, чтобы он не задумал когда-нибудь отложиться» (т.е. выйти из по­виновения). Эти слова принадлежат велико­му князю Николаю Павловичу. Во время похо­да против чеченцев генерал Ермолов полу­чил официальное оповещение о смерти им­ператора и немедленно привел Кавказский корпус к присяге к своему давнему благоде­телю - Константину Павловичу. Манифест о восшествии на престол Николая I полководец получил в станице Червленой, но с присягой не стал торопиться и сознательно протянул 3-4 дня, ожидая развития событий в столице. Получив после напряженного ожидания изве­стие о присяге Кавказского корпуса, «импе­ратрица перекрестилась от удовольствия», - писал Денис Давыдов.

Очень важно заметить, что, занимаясь преимущественно военной деятельностью, А.П.Ермолов одновременно сумел провести целый ряд мер, направленных на достиже­ние экономического благополучия Северного Кавказа. Он приложил немало усилий для со­действия развитию местного сельского хозяй­ства и ремесел, под его руководством велось довольно интенсивное городское строитель­ство, принимались активные меры по обеспе­чению санитарно-эпидемиологического бла­гополучия края. Развивались торговые связи между русскими и горцами, которые посте­пенно вытесняли связи местного населения с турецкими торговцами и их посредниками.

При Ермолове на Северном Кавказе был проведён ряд административно-судебных преобразований, имевших целью создать си­стему государственного управления, которая до него здесь практически отсутствовала.

В 1822 году был введен пост начальника Кабарды, создан временный суд, разбирав­ший гражданские дела. Подобные суды за­тем были образованы в Осетии, Чечне, Ин­гушетии. В 1826 году осуществлена прися­га карачаевского народа, в которой обгова­ривались обязательства сторон. Для ногай­цев, ведших по преимуществу кочевой образ жизни, был разработан «Наказ», помогавший наладить контроль над жизнедеятельностью этого народа. Он оживил торговлю введени­ем льготного тарифа для транзитных евро­пейских товаров, поощрял судоходство и ры­боловство на Каспийском море, осуществил значительное дорожное строительство. Вы­работанный на основе ермоловского «Нака­за» «Устав для управления ногайцев и дру­гих магометан, кочующих в Кавказской обла­сти» с незначительными изменениями просу­ществовал до 1917 года.

А.П.Ермолов привлекал на службу в свои войска на офицерские и генеральские долж­ности многих представителей горских на­родов, получавших за это льготы и преиму­щества. В Кавказский корпус, зная и глубо­ко уважая Ермолова, с удовольствием ехали служить даровитые и образованные русские военные. С огромной энергией взялся Ермо­лов за строительство на Кавказе лечебных и оздоровительных учреждений. В Тифлисе был построен обширный госпиталь. Были соз­даны знаменитые ныне курорты Пятигорска и Кисловодска. В самом Пятигорске у подно­жия горы солдаты выстроили Елизаветинские ванны, перед которыми разбили цветники, а рядом построили ванны Ермоловские, на­званные в честь отца-командира и просуще­ствовавшие до 1874 года.

Во время ермоловского управления Кав­казом в Тифлисе в 1819 году появилась пер­вая газета на грузинском языке - «Картулига-зети». Учитывая, что в провинциальных горо­дах России к тому периоду существовали все­го 3 газеты: в Казани, Харькове и Астрахани, этот шаг ярко характеризует просвещенный взгляд Ермолова на задачи русского прави­тельства в новом крае.

Алексей Петрович как администратор вникал в хозяйственную, общественную и культурную жизнь: «Представляю об учреж­дении небольшой военной школы, наподобие наших губернских военных училищ, - сооб­щает он Закревскому из Тифлиса. - Молодые люди, воспитанные в духе нашего правления, будут образцом просвещения и началом вве­дения обычаев наших в здешнем краю». «В Грузии начинают, по счастью моему, появ­ляться иностранцы для заведения некоторых фабрик. Приехал немец для стеклянного за­вода. Приехал кожевник, и будет завод вели­колепный». В Тифлисском благородном учи­лище при Ермолове открылись высшие клас­сы и были введены новые предметы - гео­дезия, полевая фортификация, гражданская архитектура. Сам Алексей Петрович заботли­во следил за ходом учебного процесса и под­бирал в училище библиотеку, выписывая для нее книги из России. Он желал укрепить тес­нее связи Кавказа с Россией и широко прак­тиковал обучение сыновей местных жителей в кадетских корпусах.

По настоянию Ермолова был начат пере­вод сохранивших свое действие статей из огромного грузинского уложения царя Вахтанга VI, что упорядочивало принятые на Кав­казе методы судопроизводства. При нем на­чалась разведка полезных ископаемых. Под его непосредственным наблюдением был пе­рестроен центр Тифлиса, в котором проруба­лись прямые улицы и строились европейской архитектуры дома. В центре города был раз­бит обширный сад с лампионами. По словам историка Д.Л. Вачейшвили, «с именем Ермо­лова связан целый ряд культурных нововве­дений в Грузии».

Благодаря личному обаянию и огромному авторитету, Ермолов сумел объединить во­круг себя на Кавказе передовых людей сво­его времени, из которых составился тесный круг единомышленников и друзей. Репутация либерала (в хорошем смысле - И.Ш.), дру­жеские отношения со многими декабриста­ми, прочившими его в члены правительства, а также возрастающая среди войск популяр­ность «проконсула Кавказа», видимо, вызва­ли опасения со стороны правительственных кругов. Император Николай I, настроенный против Алексея Петровича, обвинил его в не­предусмотрительности (персидское вторже­ние в пределы Грузии в 1826 году) и послал летом 1826 года на Кавказ Паскевича - офи­циально в помощь Ермолову, на самом же деле для замены его.

Указом от 25 ноября 1827 года Ермолов был уволен со службы «по домашним обсто­ятельствам с мундиром и пенсионом полно­го жалования». Довести до конца свой план умиротворения Большого Кавказа Алексею Петровичу не довелось. Ермолов навсегда покинул Кавказ и отправился на родину свое­го отца, в Орёл.

Облачившись в непривычное для него штатское платье, он нелегко переносил своё удаление от дел, хотя даже самым близким друзьям не сознавался в этом. В Орле его посетил А.С. Пушкин, который потом писал: «Ермолов принял меня с обыкновенной своею любезностью. Он, по-видимому, нетерпеливо сносит своё бездействие. Разговор несколь­ко раз касался литературы, о правительстве и политике не было ни слова». Встреча с по­этом произвела на Ермолова сильное впечат­ление. «Был у меня Пушкин, - писал он Дени­су Давыдову. - Я первый раз видел его и, как

можешь себе вообразить, смотрел на него с живейшим любопытством. В первый раз не знакомятся коротко, но какая власть высоко­го таланта! Я не нашёл в себе чувство, кроме невольного уважения... ».

Между тем хозяйственные дела причиня­ли Ермолову столько хлопот, что он в 1831 году уехал из Орла в Москву. В Москве он пользовался особым почётом и уважением. Обаяние его личности и прошлых заслуг было настолько сильным, что, когда он появлялся в обществе, одетый в чёрный фрак с георги­евским крестом в петлице, все, даже дамы, вставали. Такой почести не приходилось ис­пытать никому другому.

Николай Iфактически отстранил А.П. Ер­молова от участия в политической жизни страны, от кавказских дел. Далеко не всё за­думанное ему удалось осуществить на Кав­казе, но он заложил фундамент под будущее здание взаимоотношений России и Кавказа. Его имя стало подлинной легендой, приме­ром достойнейшего служения Отечеству.

 

(В статье использованы материалы кандидата исторических наук Габриела Цобехия,а также ряда других исследователей деятель­ности А.П.Ермолова на Кавказе).

Ответы экспертов:

Экстремистам - отдельную камеру. За и против?

Дискуссионный материал С.Оганесяна и В.Михайлова о необходимости отдельного содержания лиц, осужденных за религиозный экстремизм и терроризм, в учреждениях УИС.

Комплексный план противодействия идеологии терроризма в Российской Федерации на 2019 – 2023 годы

Комплексный план противодействия идеологии
терроризма в Российской Федерации на 2019 – 2023
годы

Новости

Не болтай!

Министерство Обороны России выпустило серию пропагандистских плакатов, направленных на предупреждение и профилактику правонарушений военнослужащих и гражданского персонала ведомтсва в области нарушений режима секретности и гостайны.  Подобные плакаты, во многом, продолжают традиции, заложенные советскими художниками-иллюстраторами в первые годы советской власти.

Новости

Противодействие террору в цифровом мире. в чем особенности?

Белоруссия, в отличие от многих иных государств пост-советского пространства, практически избежала волны терроризма, столь характерной для 90-х и 00-х годов. Однако это не означает, что эта трансграничная проблема ее не волнует.  В начале октября в Минске под патронажем МИД Республики Беларусь и Департамент транснациональных угроз Секретариата ОБСЕ прошла  международная конференция «Предотвращение и борьба с терроризмом в цифровую эпоху». По данным МИД Беларуси, участниками конференции были руководство ОБСЕ, СНГ, ОДКБ, Контртеррористического управления ООН, Управления ООН по наркотикам и преступности, а также высокопоставленные представители стран-участниц ОБСЕ и стран-партнёров, представители бизнес-сообщества, гражданского общества, аналитических структур.

Отправить материал