Ислам никакого отношения к терроризму не имеет

05.10.2011


Ислам никакого отношения к терроризму не имеет

Нынешним летом в Махачкале был убит Максуд Садиков – доктор философских наук, ректор Института теологии и международных отношений, заместитель верховного муфтия Дагестана. Работая в муфтияте, он курировал вопросы образования и науки, отвечал за связи с общественностью.

Корреспонденту «ВПК» удалось побеседовать с этим замечательным человеком незадолго до его гибели.

– Максуд Ибнугаджирович, я – военный журналист, поэтому меня прежде всего интересуют вопросы, связанные с проблемами обороноспособности и безопасности государства. Как духовенство Дагестана и вы лично относитесь к решению президента – Верховного главнокомандующего Дмитрия Медведева о введении в армии штатной должности помощника командира по работе с верующими военнослужащими?

– Мы с радостью восприняли эту инициативу президента. К нам, в Духовное управление мусульман Дагестана, и раньше поступали подобные предложения от командования некоторых частей. Теперь для этого есть законодательная база, и мы уже приступили к подготовке нескольких человек, которые смогут исполнять функции помощников командира по работе с военнослужащими-мусульманами и членами их семей. Недавно открылись курсы для выпускников исламских учебных заведений, где будут готовить таких специалистов.

Я вижу на этой должности очень образованного человека, имеющего армейский опыт, знающего обычаи, традиции и особенности вероучения в тех регионах, откуда приедут проходить службу солдаты и офицеры. Кроме того, он должен быть толерантным, но способным в корректной форме на русском языке доказать и убедить в необходимости службы в армии как угодного дела и Аллаху, и Отечеству. Сейчас, по нашим данным, есть несколько муфтиев, которые по договоренности с командованием работают в частях, но, к сожалению, среди них нет пока дагестанцев. Считаю, что введение в штаты военного духовенства, безусловно, отразится в лучшую сторону на порядке в подразделениях.

– Интересно узнать ваше мнение о причинах и корнях терроризма и религиозного экстремизма , с которыми на Северном Кавказе и особенно в Дагестане ведется настоящая война?

– Терроризм является большой проблемой и бедой как для России, так и для Дагестана. К сожалению, факты свидетельствуют, что среди террористов немало дагестанцев. Для нас это большое горе. Как следствие этого в обществе, включая сам Дагестан, некоторые люди стали напрямую увязывать ислам и терроризм и делать из этого неправильные выводы, например запрещать носить школьникам и студентам тюбетейки или платки. Все это, конечно, не способствует стабилизации обстановки.

Коллаж Андрея Седых

Разжигание религиозной вражды и нетерпимости выгодно в первую очередь врагам ислама, нашего народа, а в итоге всей России. Заявляю со всей убежденностью, что ислам никакого отношения к терроризму не имеет и все, кто, прячась в лесах и горах, совершает убийства, насилие и грабежи, называя себя мусульманами, вводят других в заблуждение. Настоящий мусульманин неспособен творить зло. Большего вреда исламу своими деструктивными действиями они принести не могут, поскольку всеми силами пытаются дискредитировать нашу веру, нанося удар по ее основам, создавая у общественности ошибочное, ложное мнение, давая повод к исламофобии. Экстремизм несовместим не только с исламом, но и с любой другой верой, которая всегда базируется на любви и добре.

Напомню, что в исламе даже в военное время категорически запрещено убивать женщин, стариков, детей. А что же творят террористы , убивая в мирное время невинных жителей российских городов? Если это месть, то почему страдают невиновные люди?

Большую тревогу вызывает рост псевдоисламских, деструктивных настроений среди молодежи и студенчества. Возраст 16–18 лет особенный, когда хочется о себе заявить, оставить свое имя в истории, все оспорить, в эти годы обострены чувства поиска истины, справедливости. Мы своих студентов и их родителей просим при каждой встрече: «Дорогие, если у вас есть какие-то вопросы нравственного, духовного характера, обращайтесь к нам, мы обязательно поможем вам разобраться». Но, к сожалению, некоторые ребята предпочитают истине ложь и вероучению ислама выдумки самозваных улемов и имамов. Переубедить их в обратном крайне сложно, а часто и невозможно.

– Ситуация, как видим, очень серьезная. Что ведется в этом направлении и что надо сделать государству, муфтияту?

– Мы не успеваем противостоять агрессивно настроенному противнику, часто проигрывая сражение за души людей, и эта проблема растет, как снежный ком. К великому сожалению, система промывания мозгов хорошо отлажена и успешно действует не только среди студенчества, но и среди сотрудников МВД, военных, госслужащих. Это настоящий бич нашего времени, чем должны озаботиться государство, власть. В первую очередь ощущается острая нехватка подготовленного духовенства, которое могло бы грамотно разъяснять людям ошибки во взглядах, разоблачать лжемусульманских проповедников, призывающих к пролитию крови, мести, терактам , которые они берут из неправильно истолкованных аятов. А религиозно безграмотные люди слушают их, верят им и идут за ними.

Поэтому так необходимо духовно-нравственное просвещение народа, чем всегда (за исключением, пожалуй, советского периода) занималось духовенство. Нельзя недооценивать сектантов (а все агрессивные деструктивные псевдорелигиозные группировки таковыми и являются), которые применяют очень эффективные технологии, включая нейролингвистическое программирование и психозомбирование. Их воздействие настолько разрушающе действует на психику неподготовленного человека, что устоять трудно, а вывести из такого состояния практически невозможно. Проблема еще и в том, что специалистов в этой области в России почти не готовят. У нас в Дагестане их буквально единицы. А необходима целая армия, которая будет противостоять нападкам сектантов в борьбе за умы и сердца молодежи.

– В чем, на ваш взгляд, причина того, что молодые люди охотнее верят сектантам, чем муфтиям, учителям и родителям?

– Дело в том, что человеку легче всего найти причину любой проблемы не в себе, а в других. Также проще указать и способ ее решения, который все чаще ведет к радикализму: взорвать , уничтожить, убить. И все это делается почему-то под крик «Аллах акбар». Попытка решить проблему таким путем, за счет других, ценой чужих или даже своей жизни, не соответствует нормам шариата. Разве этому учит вера во Всевышнего?

Но кто и когда скажет ребятам об этом? Школьный учитель? Но о Боге в государственных светских школах не говорят, в семьях часто тоже. С молодежью работает улица, которой не нужно платить за образование, сдавать зачеты, там все объяснит и научит ровесник, владеющий информацией и способом ее подачи.

Вот свежий пример. В прошлом году десять студентов первого курса Дагестанской медицинской академии, престижного светского учебного заведения, ушли в лес, в банду. Стали разбираться: откуда они, из каких семей, почему ушли? Оказалось, что подавляющее большинство ребят были из неверующих интеллигентных семей, где никогда или редко велись разговоры о вере и Боге. Своих твердых убеждений на эту тему у них не было, чем и воспользовались сектантские проповедники. Сейчас, по моим данным, двое или трое из них раскаялись и вернулись домой, а остальные убиты. За что? Ради Аллаха! Кто их убедил? Зачем Аллаху их молодые цветущие жизни? На чьих руках кровь ребят? А ведь этих бессмысленных смертей можно было избежать, если все сделать вовремя и общими усилиями: родителей, государства, духовенства.

Чем же соблазнили ребят ловцы душ? Обычно принято говорить о деньгах, но повторяю: эти молодые люди из благополучных семей. Квартиры, машины, дачи, деньги – все у них было. Чего же им не хватало? Отвечу: правильных духовных ориентиров в жизни – вот чего! Это же очевидно, но, к сожалению, не всем.

– Какие вы еще можете назвать мотивы для ухода молодых ребят в лес, в банды?

– Некоторые уходят в лес от обиды на власть или несправедливость в отношении их. Но разве они исчерпали все способы решения своей проблемы мирным путем? Сейчас разрешены все виды гражданской и судебной защиты прав человека, в том числе мирные акции протеста, открытые письма, обращения во все судебные инстанции вплоть до Международного гаагского трибунала.

Есть еще одна причина ухода в банды – ради борьбы за свободу вероисповедания. Но в Дагестане больше, чем где-либо в мире, таких прав и свобод для верующих. Судите сами. Во всей Российской Федерации 16 высших духовных учебных заведений, 12 из них – в Дагестане. 20 тысяч паломников из РФ посещают ежегодно Мекку, из них 17 тысяч – уроженцы нашей республики. В России около пяти тысяч действующих мечетей, из них 2,5 тысячи – у нас. Кроме того, в Дагестане действует и масса иных различных религиозных конфессий, в том числе сект, как мусульманских, так и христианских, больше, чем где-либо в нашей стране на душу населения. И их никто не преследует. Хочешь – носи исламскую одежду, ешь халяльную пищу, отращивай бороду – никто слова не скажет. Разве это не та свобода, о которой можно было мечтать еще двадцать лет назад? Молись где хочешь, как хочешь и когда хочешь, только не мешай другим реализовывать свое право вероисповедания.

Однако кому-то не терпится, ссылаясь на Коран, скорее построить шариатское государство имарат, где жестким образом насильно насадить для всех исламские законы в своеобразном толковании. Но разве это угодно Всевышнему, который создал нас свободными в выборе веры? Мы все разные, таков замысел Творца. Многообразие мира – это залог нормального общества.

– Институт, где вы являетесь ректором, чем-то реально может помочь армии, правоохранительным органам в борьбе с незаконными вооруженными формированиями?

– Наш вуз – головной в Северо-Кавказском университетском центре исламского образования и науки. Мы создавались по инициативе администрации президента РФ по программе, которая встроена в систему борьбы с терроризмом и экстремизмом на Северном Кавказе.

Я был бы очень рад видеть в наших стенах представителей всех государственных и силовых структур России. Мы готовы оказывать любую методическую и практическую помощь заинтересованной стороне. Вуз может быть прекрасной базой для такой подготовки: имеются соответствующая программа, учебная и методическая база, опыт, преподаватели. К сожалению, на наше предложение нет спроса, а это говорит о непонимании руководством силовых структур важности тех знаний, которые мы могли бы дать людям. А их отсутствие иногда ведет к грубейшим ошибкам.

– Что, на ваш взгляд, является главным препятствием на пути взаимопонимания и сближения граждан одного государства – русских и дагестанцев, православных и мусульман?

– Чаще всего страх и недоверие. Мы ставим своей целью помочь людям лучше узнать друг друга, чтобы они перестали питаться домыслами и догадками, больше доверяли и не боялись друг друга. Ведь в этом вся проблема и есть: если он другой, не такой, как я, то он опасен. А что же мешает узнать лучше этого на вид чужака? Ведь для нас, граждан России, процесс познания и взаимного проникновения культур – единственный путь регулирования взаимоотношений. Здесь наш дом, и мы должны всего лишь беречь его, научиться дружно в нем жить.

Я считаю, что нет сегодня в мире лучшего места, чем Россия. Это крупнейшая мировая держава с богатейшей историей, в которой мусульмане играли далеко не последнюю роль. За Россией, чего бы там ни говорили, огромная сила, одолеть которую никто и никогда не смог, потому что все населявшие ее племена и народы в трудные времена собирались в кулак и давали врагам отпор. Надо твердо помнить это, хранить и беречь многовековые традиции дружбы, взаимоуважения и добрососедства.

Приведу пример. Если у моего знакомого Ивана сегодня праздник Рождества, то вполне нормально, по-соседски, если я его с этим поздравлю и подарю маленький подарок. Приятно будет и мне, если Иван в свою очередь поздравит меня с Рамаданом. Все просто и естественно, но, к сожалению, этому процессу очень мешают СМИ, которые спешат расставить акценты, навязывают и формируют ложные стереотипы, как то: все мусульмане – террористы или все православные – лодыри и пьяницы.

– Вы очень убедительны. Что же все-таки делать?

– Государство должно очень серьезно взяться за религиозное воспитание своих граждан. Иного выхода у него просто нет. И в Дагестане в первую очередь, ведь здесь проживают столько наций и народов, поэтому ситуация обострена до предела.

Мы надеемся, что в наших школах наконец введут предмет «Основы религии». Всех здесь беспокоит вопрос: какую религию будут изучать? Ислам? Почему же только ислам? У нас в Кизлярском районе, например, живет много русских, поэтому там, очевидно, надо вводить основы православной культуры. Есть у нас районы, где компактно проживают таты, которые исповедуют иудаизм, значит, в этих школах должны изучать основы иудаизма. Есть в Дагестане, особенно в городах, большой процент атеистов. Ну что же, по желанию родителей надо для их детей преподавать основы светской этики. Такая модель мне видится наиболее правильной и в Дагестане, и в России. Навязывать всем что-то одно нельзя. Это неизбежно приведет к конфликтам.

– Максуд Ибнугаджирович, какая ваша главная мечта?

– Мне очень жалко тех молодых ребят, которые оказались втянутыми в секты по ошибке. Они искали истину там, где ее не могло быть, где царят зло и ненависть. Их обманули, им заморочили головы, но они, к сожалению, не в состоянии этого понять. Это напоминает мне противостояние гражданской войны, когда обманутый брат шел на брата. И сегодня дагестанцы воюют с дагестанцами. Это очень больно. В том, что происходит, есть и моя вина. Поэтому спасти тех, кого еще можно, – моя главная задача. Это тяжело, но жизнь для того и дается Всевышним, чтобы творить добро и исправлять свои ошибки.

 

http://vpk-news.ru/articles/8221

Ответы экспертов:

Экстремистам - отдельную камеру. За и против?

Дискуссионный материал С.Оганесяна и В.Михайлова о необходимости отдельного содержания лиц, осужденных за религиозный экстремизм и терроризм, в учреждениях УИС.

Список статей, посвящённых антитеррористической проблематике, в "Российском психологическом журнале"

Новости

Не болтай!

Министерство Обороны России выпустило серию пропагандистских плакатов, направленных на предупреждение и профилактику правонарушений военнослужащих и гражданского персонала ведомтсва в области нарушений режима секретности и гостайны.  Подобные плакаты, во многом, продолжают традиции, заложенные советскими художниками-иллюстраторами в первые годы советской власти.

Новости

Всероссийский форум «Противодействие идеологии терроризма в образовательной сфере и молодежной среде»

Актуальные вопросы противодействия идеологии терроризма в образовательной сфере и молодежной среде эксперты будут обсуждать в течение двух дней. В первый день работы форума, 24 сентября, будут работать пять секций на базе образовательных организаций города. 25 сентября в Российском университете дружбы народов состоится пленарное заседание форума.

Отправить материал