9/11 и будущее террора

15.09.2011


Террор как инструмент государственной политики начал широко применяться на практике еще в эпоху Просвещения… Будучи институализирован во Французской Республике в конце XVIII в., он двинулся дальше по Европе, став надежным подспорьем для властных структур. Хотя впоследствии террористами стали называть лиц и организации, добивавшиеся политических целей с применением насилия, этот метод остается действенным инструментом международных и внутригосударственных манипуляций. И вполне логично, что наследники западноевропейских просвещенцев и рабовладельцев, творцы либеральной демократии в Америке, до сих пор используют этот метод в качестве долгосрочной политики.

Известный англосаксонский геополитик Колин Грей в ряде публикаций по следам событий 11 сентября 2001 г. указывал, что, во-первых, Соединенные Штаты нуждались в том, чтобы четко обозначить некую цель – "Аль-Каиду", так как понятие "мировой терроризм" слишком расплывчато и дает повод для различных спекуляций, а, во-вторых, при проведении спецопераций, соответствующие американские подразделения сами могут выступать в качестве террористов.

По замечанию Мелвина Леффлера, профессора истории Университета Вирджинии, до 9/11 терроризм не входил в число основных внешнеполитических объектов, которым уделяла первоочередное внимание администрация США. Такими объектами являлись Россия и Китай, мирное урегулирование на Ближнем Востоке, создание системы ПРО и государства -"изгои" (Иран, Ирак, Ливия, Северная Корея) (1). После 11 сентября все внимание переключилось на Ближний и Средний Восток, но это не сняло вопрос о сдерживании России и Китая. И, как мы видим, остальные темы тоже не исчезли с повестки дня. Система ПРО в Европе постепенно вводится в эксплуатацию, на Иран оказывается давление, Ирак давно оккупирован, Ливия растерзана.

Президент Совета по международным отношениям СШA Ричард Хаас в интервью, озаглавленном "Потерянные возможности США после 9/11", отмечал, что "США допустили ошибку, пытаясь извлечь выгоду из экстраординарного момента в истории, и не должны были начинать иракскую войну, но война против режима талибов в Афганистане была необходима" (2).

Связи американского руководства с талибами – это вообще отдельная большая тема, касающаяся и исламистского режима, который, как и "Аль-Каиду", на протяжении многих лет взращивали спецслужбы США, и производства афганского опиума в интересах крупного международного наркобизнеса, и отношений американских спецслужб и военных с полевыми командирами "Талибана".

Коллега Хааса, старший научный сотрудник Совета по международным отношениям Уолтер Рассел Мид, ссылаясь на статистические исследования профессора Огайского университета Джона Мюллера, который подсчитал, что удары молний, олени и земляные орехи опаснее террористов, вообще категорически заявил, что "олененок Бэмби хуже Бен Ладена" (3).

Джон Мюллер, известный изучением общественного мнения США по поводу войны, недавно также подверг критике тех, кто утверждает, что исламские террористы близки к созданию оружия массового поражения. Мюллер, основываясь на многочисленных исследованиях, отчетах и разведданных, указал, что "Аль-Каида" всегда была далека от создания или получения ядерного оружия. "А вероятность того, что от рук каких-либо террористов будет убит американец, - отмечает Мюллер, - вообще составляет один шанс из 3,5 миллионов в год, даже включая событие 9/11" (4).

Тем не менее, несмотря на эту критику, ряд американских экспертов продолжает высказываться за исключительное право США на применение силы. Джон Беллинджер III, занимающийся международным и национальным законодательством в области безопасности, считает, например, необходимым наделить США особым статусом в рамках международного права на применение силы (5).

Емко охарактеризовал изменения в политике США после 11 сентября один из основателей школы критической геополитики Симон Далби, сказав, что "это изменило геополитическую картину региона и мира в целом" (6). Кратко эти изменения в мировой политике выглядят так.

Во-первых, пресловутая борьба с терроризмом дала Соединенным Штатам дополнительные возможности в сдерживании России и Китая, в том числе посредством заигрывания с третьими странами. И высказывание президента США, заявившего "кто не с нами, тот за террористов", прозвучало как косвенная угроза в адрес всех других государств.

Во-вторых, новая концепция национальной безопасности США значительно расширила полномочия различных американских спецслужб. Следует не забывать, что перед событиями 9/11 в Америке поднималась волна массовых протестов против политики администрации США. Достаточно вспомнить громкий контрсаммит антиглобалистов в декабре 1999 года в Сиэтле. В апреле 2000 г. состоялась еще одна акция против политики Всемирного банка и МВФ в Вашингтоне, где проходила сессия руководящих органов этих организаций. Хотя и ранее полиция и другие силовые органы США применяли силу, с новым законодательством власти США получили больше возможностей для внутренних репрессий, удушающих в зародыше любые альтернативные движения против политики Белого дома. Кроме того, в качестве обязательных стандартов было введено огромное количество технологий и методик, связанных с контролем и наблюдением. Только Администрация транспортной безопасности США потратила на внедрения программ сканирования, быстрого нахождения взрывчатых веществ и вооружения пилотов 56,8 миллиарда долл. США (7).

В-третьих, стала наращивать обороты военная машина США. Компании военно-промышленного комплекса получили новые заказы, а научно-производственные фирмы, такие как небезызвестная ДАРПА, начали разработку и испытания новых видов вооружений, в частности боевых беспилотных летательных аппаратов, систем обнаружения подземных укрытий и высокоточного оружия. Получило развитие targeted killing, впервые примененное в 2000 г. Израилем против палестинцев. США расширили рынок сбыта своего оружия, официально передающегося для укрепления безопасности государствам-партнерам - Саудовской Аравии и другим. Частные военные компании (ЧВК), получив заказы от Пентагона, начали "осваивать" Ирак и Афганистан, причем их действия нередко связаны со скандалами, какими стали, например, убийства сотрудниками фирмы Black Water иракских и афганских граждан. Деятельность ЧВК, использующих наемников, распространилась и на другие районы мира.

В-четвертых, следующим этапом "глобальной войны с террором" становится и отчасти уже стала Африка. Если до теракта 11 сентября США финансировали в Африке программы гуманитарного и экономического характера, то после этого их бюджет был сокращен как минимум вдвое, зато началась милитаризация Африки. Американцы создали в Африке сеть своих военных баз и ввели в Пентагоне новую структуру – Африканское военное командование (АФРИКОМ), в задачи которого входит не только борьба с угрозами терроризма, но и обеспечение интересов США в сфере природных ресурсов (так именуется неоколониализм с демократической риторикой).

В-пятых, под прикрытием борьбы с терроризмом США получили доступ к нефтяным ресурсам ряда стран Ближнего Востока. Кстати, к восстановлению Ирака и Афганистана были приглашены компании-подрядчики из США и стран НАТО, а также транснациональные корпорации, работавшие под надзором Всемирного банка, что, по сути, означает не восстановительные работы, а перекачку средств из одной западной структуры в другую.

В-шестых, США создали ряд новых проблем своим союзникам. Некоторые государства серьезно пострадали из-за вовлеченности в конфликты, развязанные Америкой в русле борьбы с терроризмом. Например, теракт на вокзале в Мадриде в 2004 г, который повлек за собой многочисленные жертвы, был местью "Аль-Каиды" за участие испанского контингента в войне в Ираке. Позже войска были выведены, но какой ценой?

В-седьмых, вскрылась прямая причастность США к организованному насилию. Мы имеем в виду тюрьмы Абу-Грейб и Гуантанамо, где подозреваемые в связях с террористами подвергались пыткам и унижениям со стороны американских военнослужащих. Выглядело это так, будто главный "сторожевой пес демократии" сошел с ума. После соответствующих разоблачений многие радикальные группировки и представители исламского мира заняли в этом конфликте сторону "Аль-Каиды", заявив, что именно США - источник мирового зла и провокатор агрессии.

И главное - за 10 лет сеть "Аль-Каиды" так и не уничтожили. Более того, "Аль-Каида" окрепла, ряд организаций примкнул к этой структуре в борьбе против США. Те же братья-мусульмане, которые легализовались в Египте, разделяют убеждения "Аль-Каиды", хотя последняя и не признает "братьев" из-за из склонности последних к играм в демократические выборы.

А убийство (или симуляция убийства) бен Ладена ни в коем случае не решает проблему терроризма. Как указывает один из авторов концепции сетевой войны и эксперт по социальным конфликтам Джон Аркилла, "смерть Осамы бин Ладена может содействовать трансформации Аль-Каиды из сети, действующей по принципу лучей, исходящих из Вазиристана, в ячеистую сеть (meshnetwork), состоящую из небольших, свободно объединенных, рассредоточенных по миру ячеек, когда связи с центром максимально сокращены в пользу свободы действий локальных групп… вырабатывающих собственные линии поведения и планирующих свои кампании устрашения" (8).

Обвинения Госдепартаментом США других стран в поддержке ими терроризма – это всего лишь инструмент политического давления. Сейчас в этом списке находятся Судан (который между тем уже разделен на два государства), Куба, Иран и Сирия (9), а еще не так давно там была Северная Корея, которую исключили из списка, после того как Пхеньян пошел на определенные уступки. Обвинения в адрес Кубы вообще не выдерживают никакой критики – тут, скорее, США с их аппаратом спецслужб и проводившимися операциями - от агрессии на Плайя Хирон до поддержки террористов Луиса Посады Кариллеса и Орландо Боша - могут быть с полным правом названы государством-террористом.

Вашингтон активно использует трагедию 9/11 в качестве инструмента информационной войны, не гнушаясь манипулировать фактами истории. На фоне постоянной политической истерики Белого дома по поводу событий 11 сентября постепенно стали сглаживаться другие трагические даты – например, 6 и 9 августа 1945 года, когда США без всякой военной необходимости, исключительно ради демонстрации силы сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки, что привело к гораздо большим жертвам среди гражданского населения, чем в Нью-Йорке. Лицемерный характер политики руководства США справедливо отметил американский адвокат и президент фонда Nuclear Age Peace Дэвид Кригер (10), указавший на двусмысленный подход к еще одной дате – 21 сентября, которую с 2001 г., практически сразу же после терактов в Нью-Йорке, ООН объявил фиксированной датой Международного дня мира. В резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 55/282 говорилось, что в этот день должны прекращаться боевые действия и все народы призывались к прекращению каких-либо враждебных акций. Все государства - члены ООН приглашались к участию в различных общественных акциях, а также к сотрудничеству с ООН, направленному на всеобщее прекращения огня. Однако в этом году США объявили, что следующие испытания ракеты-носителя MinutemanIII состоятся именно 21 сентября. Вот такой "день мира" по-американски.

И сегодня, десять лет спустя после трагедии 11 сентября 2001 года, слова бывшего президента ЮАР Нельсона Манделы, сказанные им после вторжения США в Ирак в 2003 году, о том, что "США представляют угрозу миру во всем мире" (11), остаются точной и исчерпывающей характеристикой внешней политики Соединенных Штатов и их действий на международной арене…

_______________________

(1) Leffler M. September 11 in Retrospect. Foreign Affairs. September / October 2011. http://www.foreignaffairs.com/articles/68201/melvyn-p-leffler/september-11-in-retrospect

(2) Lost U.S. Opportunities After 9/11. CFR, September 9, 2011. http://www.cfr.org/911/lost-us-opportunities-after-911/p25803?cid=nlc-public-the_world_this_week-link5-20110909

(3) Этциони А. От империи к сообществу: новый подход к международным отношениям. М.: Ладомир, 2004. С.130.

(4) Mueller, John. The Truth About al Qaeda. Foreign Affairs. August 2, 2011, http://www.foreignaffairs.com/articles/68012/john-mueller/the-truth-about-al-qaeda

(5) Bellinger III, John. Revisiting a Stale Counterterrorism Law. CFR, September 1, 2011. http://www.cfr.org/counterterrorism/revisiting-stale-counterterrorism-law/p25742?cid=nlc-public-the_world_this_week-link15-20110902

(6) Dalby, Simon. Ten years after: September 11th and its aftermath//The Geographical Journal, Volume 177, Issue 3, pages 198–202, September 2011.

(7) Ott, James. Assessing Security 10 Years After 9/11. Aviation Week. Sep 9, 2011. http://www.aviationweek.com/aw/generic/story.jsp?channel=awst&id=news/awst/2011/09/12/AW_09_12_2011_p48-364085.xml&headline=Assessing%20%20Security%2010%20Years%20After%209/11&next=0

(8) Arquilla, John. The New Seeds of Terror. Foreign Policy. May10, 2011.

(9) http://www.state.gov/s/ct/c14151.htm

(10 )Krieger, David. US Plans Intercontinental Ballistic Missile Test on International Day of Peace. August 31, 2011. http://www.wagingpeace.org/articles/db_article.php?article_id=283

(11) Вишневский М.Л. Американская "Империя" в Африке: миф или реальность. М.: Институт Африки РАН, 2007.С. 145.

Леонид САВИН | 11.09.2011 |

Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1315858560

Ответы экспертов:

Экстремистам - отдельную камеру. За и против?

Дискуссионный материал С.Оганесяна и В.Михайлова о необходимости отдельного содержания лиц, осужденных за религиозный экстремизм и терроризм, в учреждениях УИС.

Список статей, посвящённых антитеррористической проблематике, в "Российском психологическом журнале"

Новости

Не болтай!

Министерство Обороны России выпустило серию пропагандистских плакатов, направленных на предупреждение и профилактику правонарушений военнослужащих и гражданского персонала ведомтсва в области нарушений режима секретности и гостайны.  Подобные плакаты, во многом, продолжают традиции, заложенные советскими художниками-иллюстраторами в первые годы советской власти.

Новости

Всероссийский форум «Противодействие идеологии терроризма в образовательной сфере и молодежной среде»

Актуальные вопросы противодействия идеологии терроризма в образовательной сфере и молодежной среде эксперты будут обсуждать в течение двух дней. В первый день работы форума, 24 сентября, будут работать пять секций на базе образовательных организаций города. 25 сентября в Российском университете дружбы народов состоится пленарное заседание форума.

Отправить материал