Психологический анализ террористических установок в подростковой среде

11.02.2010



Мировое сообщество признает тот факт, что терроризм приобрел широкий размах и деструктивно влияет на психологический комфорт человека, его общественные связи и отношения. Подростковый возраст, основным вектором которого является становление образа Я и приобретение социального опыта, наиболее уязвим для приобретения негативного опыта нестабильных отношений и террористических установок. Стремление быть принятым какой-либо социальной группой, высокая подверженность стрессам, высокая степень склонности к различным экспериментам, а также присущая этому возрасту гиперактивность и недоверие ко взрослым, – все это является предопределяющим в формировании и развитии у подростков негативного опыта поведения.


Отечественные исследователи отмечают, что степень деструктивного поведения во многом обусловлена психофизиологическими и психологическими характеристиками подростка: преобладанием процессов возбуждения над торможением, проявлением реактивности, приводящей к спонтанной агрессии, наличием ситуаций заражения, отсутствием адекватной самооценки и т.д. Порой подростки утрачивают ощущение реальности и смысла происходящего. При этом они не имеют необходимых знаний и жизненных навыков, которые позволили бы им развить свою индивидуальность, приобретать авторитет в среде сверстников.


В психологической науке достаточно исследована сущность асоциального и агрессивного поведения, изучены причины конфликтов между подростками. Однако нам не встречался психологический анализ подросткового терроризма. О терроре в среде подростков пишут публицисты, снимаются кинофильмы (достаточно вспомнить фильмы «Чучело» и «Сволочи»). Общество признает, что терроризм имеет место в молодежной и подростковой среде. Он нуждается в серьезном научно-психологическом осознании.
Возникает вопрос о сущности терроризма. Толковый словарь русского языка раскрывает сущность террора как физического насилия, вплоть до физического уничтожения, а террористов рассматривает как участников индивидуального террора. Термин «терроризм» следует рассматривать как стремление человека к актам насилия над другими людьми или живыми существами. Глубинными основами терроризма выступает агрессивность, неспособность к оценке своего настроения, заниженная самооценка, отсутствие эмоциональной культуры и умения выразить свои чувства, отсутствие навыков идентификации и установления партнерских отношений.


Изучение проблемы формирования террористических установок у подростков предполагает обращение к категориям «установка», «психологическая установка», «террористическая установка». Проблема психологической установки была исследована в 60-70 годы ХХ века в грузинской психологической школе под руководством Д.Н. Узнадзе. В отечественной психологии установку принято рассматривать в качестве готовности, предрасположенности субъекта к организации целенаправленной деятельности, возникающей при предвосхищении им появления определенного объекта, и обеспечивающая целенаправленный характер протекания деятельности по отношению к данному объекту (4, 419).


Установка связана с неосознанным состоянием готовности к деятельности. Она определяет направленность психических процессов на выбор тех или иных ценностей. Именно выбор ценностей предписывает человеку определенные социально принятые способы поведения.


Общепсихологический подход к пониманию установки выдвигает на первый план психофизиологический механизм приспособления к предстоящей ситуации.


Содержание установки зависит от объективных факторов, вызывающих ее. Д.Н. Узнадзе выделил три вида установки: смысловые, целевые и операциональные. Смысловая установка выражает личностное отношение к объектам. Она проявляется в деятельности и имеет личностный смысл. Для данного исследования особо важны смысловые установки, которые содержат информационный, эмоционально-оценочный и поведенческий компоненты, и являются определяющими пристрастие человека к насилию. Смысловые установки формируют статус личности в глазах авторитетов, способствуют самоутверждению и формируют новые личностные смыслы существования.


Определение структурных компонентов террористической установки предполагает выявление параметров ее положения в системе личностных смыслов. А.Г. Асмолов впервые обосновывал гипотезу об уровневой структуре системы установок, регулирующей различные уровни деятельности. В зависимости от того, на какой объективный фактор деятельности направлена установка: мотив, цель, условие деятельности, выделяются соответственно три иерархических уровня регуляции деятельности: уровни смысловых, целевых и операциональных установок. Ведущим уровнем установочной регуляции деятельности является уровень смысловых установок. Смысловая установка актуализируется мотивом деятельности и представляет собой форму выражения личностного смысла в виде готовности к совершению определенным образом направленной деятельности. Таким образом, террористическая установка представляет собой форму выражения личностного смысла в виде готовности к совершению террористической деятельности.


В зависимости от того, как понимается установка в той или иной психологической теории, можно судить о важнейших принципах ее формирования и представленности в предметной деятельности. Так, например, Ш.А. Надирашвили, обсуждая предложенную Гринвальдом теорию человеческой активности, где установка выводится из научения, замечает, что «создать теорию установки на основе и в виде дополнения бихевиористической теории учения и поведения невозможно. Теория установки создается в противовес им, вместо них» [3, с. 17]. Д.Н. Узнадзе показал несводимость установки к многочисленным «установкам», описанным в зарубежной социальной психологии. А.Г. Асмолов пишет о том, что остановка задачи о преодолении постулата непосредственности и рассмотрение различных способов ее решения в исследованиях Д.Н. Узнадзе, предшествовавших экспериментальному анализу установки, позволяет резко противопоставить в методическом плане концепцию Д.Н. Узнадзе всем вариантам понимания установки, существующим в психологии. В этом плане попытки вычертить прямую линию развития проблемы установки, скажем, от психофизической теории установки К. Марбе, детерминирующей тенденции Н. Аха, когнитивного ожидания Э. Толмена или установки Д. Хебба, до теории установки Д.Н. Узнадзе являются неоправданными в принципе.

Ограниченность подобных попыток состоит прежде всего в том, что содержание опосредуемой субстанции, фиксируемой Д.Н. Узнадзе в 20-е годы термином «установка», не имеет ничего общего с содержанием, стоящим за этим термином у зарубежных авторов.


Как бы не отличались друг от друга психологические теории, их всех объединяет либо феномен зависимости установки от предыдущей стимуляции, либо относительная независимость установки от актуальной стимуляции, как бы навязывающий субъекту восприятие, вызванное ситуацией в ходе психологического эксперимента или жизненной ситуацией. Кроме того, еще главным качеством установки является ее свойство детерминировать деятельность субъекта, минуя уровень сознания или даже вопреки уровню сознания. Анализ научно-психологической литературы позволяет предположить, что террористическая установка личности и негативное поведение возникают в результате утраты подростком смыслообразующих ценностей жизни и деформации смысловой сферы, заключающейся в подмене реальных смыслообразующих ценностей искусственными. Прав А.Г. Асмолов, когда отмечает, что эффективность психокоррекции обеспечивается преобразованием смыслообразующих ценностей личности и повышением привлекательности ее жизни. Автор считает утрату смыслообразующих ценностей жизни главной причиной террористического поведения и открытой агрессии.


В психологии принято рассматривать агрессию в контексте социального обучения, формирующуюся через влияние средств массовой информации. На индивидуальном уровне агрессия и террористические действия описываются как прогнозируемые реакции на стремительные перемены в ситуации, когда подросток не способен противостоять этим переменам.


Установка является «стержневым каркасом», лежащим в основе агрессии, деструктивного поведения и в конечном итоге терроризма в среде подростков.


Теоретический анализ психолого-педагогической литературы позволил прийти к следующему определению террористической установки подростка – это готовность человека к осуществлению террористической деятельности, при этом получения удовольствия и чувства удовлетворения от созерцания страданий и переживаний объекта террористической деятельности.
Огромное влияние на формирование террористических установок личности оказывает социальная ситуация заражения. Она охватывает классные коллективы, дворовые компании, спортивные команды, временные детские объединения и деструктивно влияет на динамику межличностных отношений.


Наиболее агрессивные подростки, стремящиеся к лидерству, превосходству и искусственной компенсации дефицита ценностных переживаний, постепенно подчиняют своей воле более благополучных товарищей и концентрируют внимание всех членов группы на одном изгое.


Экспериментальное исследование проводилось в течение четырех месяцев. Базой исследования выступили временные детские объединения – санаторные группы из детских отделений санаториев городов Железноводска и Кисловодска. Экспериментальной работой было охвачено 200 человек детей (8 групп). В результате констатирующего эксперимента было установлено, что объекты детского террора отличаются различными психологическими характеристиками. Они условно были разделены на четыре подгруппы и получили следующие характеристики: «Гадкий утенок», «Мямлик», «Маменькин сынок», «Равшан». Данные названия не имеют научных аналогов. Это образная характеристика взята из социальной среды, отражает имена литературных и кинематографических героев. Краткий анализ характерологических особенностей подростков из названных групп позволяет констатировать, что к числу «гадких утят» относятся подростки, отстающие в физическом развитии, имеющие врожденные или приобретенные анатомические дефекты, недостатки речевого развития или имеющие задержки психического развития.

«Мямлики» – подростки неорганизованные, отличающиеся инертным типом нервной системы, интровертированные, предпочитающие погруженность в свой виртуальный мир живому общению. «Маменькины сынки» – это подростки, излишне опекаемые взрослыми. Порой они страдают от гиперопеки в семье, но еще больше от травли и насилия товарищей-террористов.
«Равшан» – современная бытовая характеристика гастробайтеров. Речь идет о детях вынужденных переселенцев, несущих иную культуру и традиции, отличающихся ярко выраженными внешними национальными чертами. Эти подростки выступают представителями различных диаспор. Их часто унижают и обижают за непохожесть на других, за ошибки в русском языке, за тяжелые экономические условия существования, за неуверенность, за склонность к заискиванию, за низкий уровень адаптированности и т.д.


Возникает вопрос о том, какова характеристика террористических установок у подростков по отношению к перечисленным группам отвергнутых?


Выявлены две группы террористических установок, отличающихся по внешним проявлениям: скрытые и открытые установки, парциальные и глобальные.


Скрытые, парциальные террористические установки – это установки, принятые малой группой подростков против избранной жертвы. Они проявляются в сговорах, в обсуждениях недостатков и особенностей, в откровенных ежедневных демонстрациях недоброжелательных отношений в адрес жертвы, в кличках, обидных прозвищах, систематических избиениях, физических расправах и т.д. Подчеркиваем, что скрытые, парциальные террористические акты организуются малой группой против объекта террора. Методы включенного и невключенного наблюдения позволяют установить, что все ценности и мотивы деятельности малой группы сосредотачиваются исключительно на личности мнимого врага, на желании причинить ему дополнительные страдания. Большинство членов малой группы – это дети из благополучных семей. Характеристика каждого отдельного подростка может быть вполне позитивной. Однако, к сожалению у них нет способов поиска смыслов. Подчас они разочаровываются в ценностях, которые навязывались родителями или учителями и в силу возрастных психологических особенностей принимают для себя как истину ценности «авторитетов». Для них авторитетами выступают «бывалые» товарищи, постоянные клиенты детской комнаты милиции, подростки с асоциальным поведением и выраженными негативными поступками. Ценностью становилась оценка авторитетной личности как волевой, состоявшейся, смелой, ибо она не боится противостоять силовым структурам и педагогической общественности. Достаточно редко наблюдалось противостояние в малой группе подростков между «авторитетом» и, т.е. лидером, несущим в себе деструктивные установки, и отдельными членами группы, ориентированных на установление позитивных взаимоотношений. Таким образом, скрытые парциальные террористические установки формируются в малых группах, они не всегда могут контролироваться и отслеживаться взрослыми. Поэтому жертве трудно рассчитывать на помощь педагогов.


Вторая форма террористических установок носит открытый глобальный характер. Как правило она охватывает всю группу подростков. Иногда это происходит благодаря молчаливому согласию и поддержке взрослых. Группа открыто осуждает и травит жертву. А взрослые позволяют устраивать коллективные обсуждения недостатков изгоя, а порой сами руководят этой процедурой. Очень часто такой подросток становится объектом несправедливых обвинений (например, в воровстве), оскорблений, осуждений. Он живет в состоянии постоянного стресса и тяжелых переживаний. Такая ситуация порой приводит к ситуациям, а в лучшем случае заканчивается фобиями и формированием комплексов.


Изложенное выше позволяет сделать выводы о том, что террористические установки в подростковой среде – это достаточно частое явление. Под террористической установкой следует понимать готовность человека к осуществлению террористической деятельности. Вместе с тем – это получение подростком удовольствия и удовлетворения от страданий и переживаний объекта террора.


Краткий анализ характерологических особенностей ребят – объектов террора свидетельствует о разных характеристиках, зависящих от типологических особенностей нервной системы, психофизиологических показателей и пробелов в воспитании.
Выявлены две группы террористических установок: скрытые, парциальные и открытые, глобальные. Парциальные установки скрыты от взрослых. Жертва выступает объектом террора малой группы. Открытые глобальные установки охватывают весь детский коллектив, а подчас в травле и насилии участвуют и взрослые.


Задача дальнейших исследований предполагает исследование терроризма в подростковой среде и выявления путей коррекции и профилактики террористических установок.
 
Литература

  1. Асмолов А.Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров – Москва-Воронеж: НПО «МОДЭК», 1996.
  2. Гарифуллин Р.Р. Иллюзионизм личности. М., 1997.
  3. Надирашвили Ш.А. Понятие установки в общей и социальной психологии. Тбилиси.
  4. Узнадзе Д.Н. Экспериментальные основы психологии установки. Тбилиси, 1961.

 

Ответы экспертов:

Эксперт: От бесполетной зоны в Сирии выиграют лишь террористы

Учебник «Противодействие терроризму»

Фото

В Пятигорске прошел Северо-Кавказский молодежный форум «Машук-2016»

В Пятигорске прошел Северо-Кавказский молодежный форум «Машук-2016»

Мероприятия

В Москве пройдет конференция «Противодействие идеологии терроризма и экстремизма в образовательной сфере и молодежной среде»

III Всероссийская научно-практическая конференция «Противодействие идеологии терроризма и экстремизма в образовательной сфере и молодежной среде» состоится в Москве 27 и 28 сентября 2016 года.

Отправить материал