Групповые эффекты влияния как фактор отторжения-принятия населением идей экстремизма

11.02.2010


Сидоренков А.В.
г. Ростов-на-Дону

 
В России термин «экстремизм» используется для обозначения крайних религиозных и националистических взглядов и движений. В статье 1 Федерального Закона «О противодействии экстремистской деятельности» экстремизм определяется как: возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни; пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии; пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения и др. Этот закон указывает основные направления (профилактические мероприятия, выявление, предупреждение и пресечение) и субъектов (Федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов РФ, органы местного самоуправления) противодействия экстремистской деятельности.


Одной из важных общественных задач является препятствие распространению идей экстремизма. Отторжение или, наоборот, принятие населением этих идей обусловлено не только эффективностью реализации правовой базы, но и механизмами психологического влияния, во-первых, субъектов экстремистской пропаганды на население, а, во-вторых, среди населения в процессе обсуждения этих идей и формирования общественного мнения. (Влияние – преднамеренные или непреднамеренные действия субъекта (индивида, группы), вызывающие изменение представлений, отношений, поведения другого субъекта.)
1. Влияние идей субъектов экстремистской пропаганды на население.


Субъект экстремистской пропаганды (СЭП) – социальное меньшинство, которое разделяет иные, чем большинство населения, взгляды и не обладает статусом, авторитетом, властью, которые позволили бы свободно и легко распространять свои взгляды. Вместе с тем, СЭП как группа может оказывать влияние на слои и отдельных представителей населения в плане распространения своих идей и привлечения сторонников.


Для объяснения влияния субъекта экстремистской пропаганды можно воспользоваться теорией конверсии С. Московичи [1; 5]. Согласно этой теории, меньшинство оказывает информационное влияние, приводящее к конверсии («обращению») – неявному, часто неосознаваемому, косвенному и отсроченному во времени изменению представлений большинства в соответствии со взглядами меньшинства.


Такое влияние включает следующие этапы:


1) СЭП высказывает свои взгляды, которые противоречат представлениям большинства населения и вызывают их неприятие;
2) СЭП более или менее регулярно доказывает, что его точка зрения является альтернативной и правильной; поведенческий стиль СЭД – уверенность, последовательность, приверженность своей точке зрения – вынуждает других концентрировать внимание на содержании мнения СЭД;
3) несогласие с СЭП заставляет людей обдумывать его и собственные взгляды, размышлять с помощью понятий, выдвигаемых СЭД (на этом этапе может происходить конверсия, т.е. изменение позиции представителей населения).
Таким образом, постепенная трансформация взглядов людей является результатом собственных выводов, а не прямого давления со стороны СЭП.


Существует ряд факторов, которые определяют меру влияния субъектов экстремистской пропаганды на население и отдельных его представителей:


- косвенное и отсроченное влияние идей СЭП оказывается сильнее тогда, когда более отчетливо воспринимается и противопоставляется этот субъект, когда отрицаются его идеи, нежели оценивается мера правдоподобности его аргументов;
- потенциал влияния СЭП будет выше, если он демонстрирует последовательность в выражении своих позиций, т.е. систематически их заявляет с течением времени; наоборот, когда СЭП редко демонстрирует свою позицию или меняет свою точку зрения, когда в нем нет явного единства мнений, то это снижает его влияние;
- влияние СЭП возрастает, если его поведение расценивается как самостоятельное и независимое; когда СЭП рассматривается как проводник чьих-то идей, как безликая общность, то возникает противостояние влиянию;
- влияние СЭП возрастает, когда его взгляды соответствуют реалиям жизни и имеют здравый смысл (взгляды не обязательно могут быть объективным; достаточно того, что они воспринимаются таковыми), а также используются убедительные аргументы; если позиция СЭП воспринимается как не соответствующая тем реалиям, на которые направлена, то возникает неприятие этих идей и противостояние влиянию;
- гибкое поведение СЭП способствует большему влиянию, чем ригидный, догматический стиль поведения (гибкость проявляется в демонстрации готовности идти на уступки по определенным вопросам, не затрагивающим принципиальную основу позиции СЭП).
- потенциал влияния СЭП возрастает, если общественность фокусирует внимание на содержании предлагаемой меньшинством альтернативной точки зрения; если общественность обращает внимание прежде всего на отклонение мнения меньшинства от принятой нормы и подчеркивает это отклонение, то влияние подавляется;
- влияние СЭП на население проявляется сильнее тогда, когда представители общественности идут на компромисс с ним или кто-то открыто признает его точку зрения; когда большинство единодушно противостоит взглядам СЭП, то эффект влияния последнего снижается;
- влияние СЭП может сильнее проявляться в приватных, чем в публичных условиях.


2. Эффект групповой поляризации в процессе общественного обсуждения проблемы экстремизма.


Изменение общественного и индивидуального сознания в процессе публичного обсуждения проблемы (в частности, идей) экстремизма в значительной мере обусловлено эффектом групповой поляризации.


Групповая поляризация – эффект взаимовлияния, который возникает в процессе группового обсуждения и представляет собой усиление первоначальной точки зрения. Иначе можно сказать, что после обсуждения средняя реакция членов группы становится более радикальной, чем она была до этого. Этот эффект может проявляться относительно одной или одновременно нескольких точек зрения, имеющихся в группе. Например, в эксперименте, проведенном в США в конце 1960-х г., испытуемые делились на два лагеря, в зависимости от их расовых установок [7]. После проведенной групповой дискуссии по проблеме расовой принадлежности и дискриминации «либералы» стали более, а «традиционалисты» — менее толерантны.


Групповая поляризация возникает, как минимум, при двух условиях: а) до начала обсуждения в группе есть четко обозначенная позиция (или несколько позиций) по поводу какого-то вопроса; б) эта позиция является умеренной, условно говоря, занимает среднюю точку на психологической шкале оценок. Если же в группе изначально отсутствует какая-либо доминирующая позиция, т.е. у ее представителей нет четкого мнения или единства мнений, то сдвиг, скорее, будет незначительным и неустойчивым.
Усиление проявления эффекта поляризации обусловлено следующими факторами:


- сплоченностью и сходством представителей социальной группы;
- позитивной групповой идентичностью;
- соответствием радикальной позиции принятым в группе (среди населения) нормам.


Групповая поляризация – широко распространенное явление, так как постоянно возникает практически в любых группах и по отношению к разным проблемам, с которыми они сталкиваются и которые обсуждают [6]. Исследования свидетельствуют, что после дискуссии люди занимают более радикальную позицию относительно представителей другой национальности и расы, политических деятелей, азартных игр, употребления спиртных напитков несовершеннолетними и др.


Существует несколько объяснительных моделей возникновения групповой поляризации.


В модели социального сравнения возникновение групповой поляризации объясняется на основе социального сравнения в процессе обсуждения, которое обусловлено мотивацией индивидов «быть лучше других» [4]. На индивидуальном уровне сдвиг происходит в результате «смещения» умеренного мнения человека в сторону некоего радикального (например, «отвержение» экстремистских идей) и социально одобряемого «полюса».


В ходе групповой дискуссии люди получают возможность сравнивать свои позиции с позициями других членов группы, а также осознать, что мнения более радикально настроенных членов группы соответствуют тому, что вызывает их симпатию. Знание того, каких позиций придерживаются члены группы, уже само по себе может оказать влияние на ее членов, которые будут соперничать между собой за право занять позицию «выше средней», т.е. доказать свою приверженность группе и её нормам.


В модели группового давления [3] возникновение групповой поляризации является следствием подчинения меньшинства мнению большинства, оказывающего давления. На индивидуальном уровне сдвиг возникает в результате изменения индивидом своего первоначального взгляда, вплоть до противоположного. То есть, индивид изменяет свои взгляды для того, чтобы сблизиться с другими.


Согласно модели убеждающих аргументов групповая поляризация возникает на основе обмена убеждающими аргументами в ходе групповой дискуссии [8]. На индивидуальном уровне сдвиг порождается смещением баланса аргументов в сторону одной из двух альтернативных точек зрения, как правило, той, которая доминировала до группового обсуждения. Важное значение имеет валидность и новизна (оригинальность) аргументов в пользу доминирующего полюса.


С точки зрения модели самокатегоризации и прототипичной позиции [Тернер, 2003] групповая поляризация является следствием изменения индивидами своей личной позиции в сторону протопотипной позиции группы. (Прототип – позиция, которая наилучшим образом отражает то общее, что присуще членам ингруппы и что отличает их представителей аутгрупп.) В зависимости от социального контекста, прототип либо совпадает со средним мнением, либо более радикален, чем оно, но направлен к тому же полюсу. По мере того как группа смещается к экстремальной точке сравнительного контекста, разрыв между прототипом и средним мнением увеличивается.


Таким образом, в процессе публичного обсуждения мнение людей может радикальным образом сдвигаться в сторону осуждения идеей экстремизма при следующих условиях: 


- наличие четко обозначенной в додискуссионный период позиции (например, осуждение некоторых идей экстремизма); INSERT INTO `temp_content` (`id`, `title`, `image`, `fulltext`, `smalltext`, `emptytext`, `date`, `somenumber`) VALUES
- существование некоего «культурного пула» убедительных аргументов «за» и «против» обсуждаемой проблемы (например, «за» равноправие религий и «против» религиозного фанатизма); INSERT INTO `temp_content` (`id`, `title`, `image`, `fulltext`, `smalltext`, `emptytext`, `date`, `somenumber`) VALUES
- валидность и новизна аргументов: убеждающие аргументы, склоняющие участников дискуссии к доминирующему полюсу, должны быть всегда валиднее и новее аргументов, склоняющих к недоминирующему полюсу;
- социально позитивная оценка доминирующей позиции и др.


Итак, отторжение-принятие населением идей экстремизма зависит от психологического механизма и факторов влияния субъектов экстремистской пропаганды, а также от сдвига индивидуального и коллективного мнения в процессе публичного обсуждения проблемы экстремизма.


Знание механизмов, факторов, эффектов влияния позволит более эффективно осуществлять некоторые мероприятия по противодействию идеологии экстремизма.
 
Литература

  1. Московичи С., Мюньи Г., Перес Х. Влияние меньшинства // Иностранная психология. 1994. № 2 (4). С. 18-24.
  2. Тернер Д. Социальное влияние. СПб.: Питер, 2003.
  3. Fraser C. & Foster D. Social groups, nonsense groups and group polarization // The social dimension: European developments in social psychology / Еd. H. Tajfel. Vol. 2. Cambridge: Cambridge University Press/Paris, 1984. Р. 473-497.
  4. Jellison J. & Riskind J. A social comparison of abilities interpretation of risk-taking behavior // Journal of Personality and Social Psychology. 1970. 15. Р. 375-390.
  5. Moscovici S. Towards a theory of conversion behavior // Advances in experimental social psychology / Ed. L. Berkowitz. NY: Academic Press, 1980. V. 13. Р. 209-239.
  6. Myers D.G. Polarizing effects of social interaction // Group decision-making / Еds. H. Brandstatter, J.H. Davis & G. Stocker-Kreichgauer. London: Academic Press, 1982. Р. 125-161.
  7. Myers D.G. & Bishop G.D. Discussion effects on racial attitudes // Science. 1970. 169. Р. 778-789.
  8. Vinokur A. & Burnstein E. The effects of partially shared persuasive arguments on group-induced shifts: A problem solving approach // Journal of Personality and Social Psychology. 1974. 29. Р. 305-315. 
     

 

Особенности профилактики экстремизма в высших учебных заведениях

Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

    Излученко Татьяна Владимировна
Перспективы науки и образования, 2019, №3 (39)

Автором характеризуются особенности планирования и реализации мер профилактики экстремизма в высших учебных заведениях, обусловленные требованиями законодательства и отношением обучающихся к данной проблеме. Материалы и методы исследования представлены функциональным и комплексным подходами, концепциями возрастных особенностей и функционирования когнитивной системы, а также результатами проведённого анкетирования и опросов обучающихся. Молодёжь представляет наибольший интерес в качестве целевой аудитории для различного рода экстремистских объединений. Низкий уровень правовой информированности, осуществление большой доли коммуникационных контактов опосредовано через ресурсы сети Интернет, недоверие к различным государственным структурам являются предпосылками для вовлечения. Причинами участия в экстремистской деятельности выступают возрастные особенности психики, когнитивные состояния сознания, неопределённость социального статуса, стремление выразить социально-политические идеи и реализовать их, в том числе и с применением насилия. В этой связи возрастает роль в противодействии экстремизму учебных заведений. Эффективными представляются меры адресного характера, ориентированные на выявление и работу с отдельной категорией обучающихся, предоставление квалифицированной поддержки информационно-консультативного плана. Повышение уровня правосознания и доверия к руководству, включённость обучающихся в общественные организации, творческие коллективы и развитие навыков критического мышления будут способствовать минимизации рисков, а ранжирование регионов по уровню экстремистской угрозы оптимизации материально-финансовых затрат.

КРАТКИЙ КУРС ЛЕКЦИЙ ПО ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ РЕЛИГИОЗНО-ПОЛИТИЧЕСКОМУ ЭКСТРЕМИЗМУ

Учебное пособие «Краткий курс лекций по  противодействию религиозно-политическому экстремизму» содержит хронологическое изложение основных этапов  возникновения,  становления  и  распространения религиозно-политического экстремизма в мире и на территории Росси, выявлению особен-ностей данного явления применительно к России и Дагестану, дает обзор ос-новных  тенденций профилактики  и противодействия  религиозно-политическому экстремизму в мире. К каждой теме имеется список литературы и вопросы для самостоятельной проработки. Учебное пособие может быть ис-пользовано студентами вузов негуманитарного профиля, а также всеми, инте-ресующимися историей России.

Пособие разработано в ГОУ ВО «Дагестанский  государственный университет народного  хозяйства»

Комплексный план противодействия идеологии терроризма в Российской Федерации на 2019 – 2023 годы

Комплексный план противодействия идеологии
терроризма в Российской Федерации на 2019 – 2023
годы

ПРОФИЛАКТИКА ЭКСТРЕМИЗМА И ИДЕОЛОГИИ ТЕРРОРИЗМА В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ (тема научных исследований)

Цель социологических исследований в рамках заявленной темы – анализ экстремистской направленности и распространения идей терроризма в молодежной среде Свердловской области и выявление оснований для целенаправленного педагогического и информационно-пропагандистского воздействия с целью раннего предупреждения и минимизации таких проявлений.

Список статей, посвящённых антитеррористической проблематике, в "Российском психологическом журнале"

Новости

«Экстремизм и терроризм в молодежной среде»

«Экстремизм и терроризм в молодежной среде»

Новости

Противодействие террору в цифровом мире. в чем особенности?

Белоруссия, в отличие от многих иных государств пост-советского пространства, практически избежала волны терроризма, столь характерной для 90-х и 00-х годов. Однако это не означает, что эта трансграничная проблема ее не волнует.  В начале октября в Минске под патронажем МИД Республики Беларусь и Департамент транснациональных угроз Секретариата ОБСЕ прошла  международная конференция «Предотвращение и борьба с терроризмом в цифровую эпоху». По данным МИД Беларуси, участниками конференции были руководство ОБСЕ, СНГ, ОДКБ, Контртеррористического управления ООН, Управления ООН по наркотикам и преступности, а также высокопоставленные представители стран-участниц ОБСЕ и стран-партнёров, представители бизнес-сообщества, гражданского общества, аналитических структур.

Отправить материал