Отношение субъектов образовательного пространства к детям мигрантам как фактор участия в экстремистских акциях

11.02.2010


Гейденрих Л.А.
г. Ростов-на-Дону

 
В настоящее время миграция населения приобрела массовый характер. И везде процесс адаптации мигрантов к новой культуре происходит с большими сложностями, причем проблемы возникают как у мигрантов, так и у местного населения. По данным Г.У.Солдатовой (6), психологические проблемы мигрантов носят комплексный характер, затрагивают все основные сферы личности: эмоциональную, когнитивную, поведенческую, мотивационно-потребностную, коммуникативную. Выделим психологические проблемы и нарушения, которые могут способствовать формированию экстремистских настроений и готовности участвовать в экстремистских акциях.


Исследователи отмечают (6), что негативные изменения в структуре идентичности приводят к тому, что вынужденные мигранты чувствуют себя выброшенными из жизни общества, в их самосознании формируется комплекс самоуничижительного отношения к себе – смесь жалости к самому себе и ощущения собственной ненужности. В ситуации миграции обостряются такие характеристики личности как агрессивное отношение к социальному окружению, неустойчивость эмоционального состояния со склонностью к аффективному реагированию, снижение психологической защиты к воздействию стресс факторов обычных жизненных ситуаций (5). Л.А. Шайгеровой (9) выделены специфические защитные комплексы: «агрессивный», «иждивенческий», «транзитный». «Агрессивный» является ответом на постоянную фрустрацию жизненно важных потребностей и преобладающее у окружающих негативное отношение к мигрантам. Хрусталева Н.С. (8), изучая психологию эмиграции, описала целый ряд деформаций личности, в том числе:


- агрессивность, отрицательно-эмоциональное отношение к социально-политическому, экономическому, организационно-бюрократическому устройству как самого общества, так и к гражданам, местному населению этого общества, что часто может проявляться в довольно злых шутках, анекдотах, критике, и формирует негативное отношение эмигрантов и их детей к тому обществу, в котором им предстоит жить;
- делинквентность поведения среди взрослых эмигрантов и девиантность поведения среди подростков.


По мнению Д.А. Товстоляк (7), наиболее приспособлены к адаптации в новых условиях дети от 6 до 11 лет. Автор выделяет подростков мигрантов в особую категорию, характеризующихся спектром специфических проблем: изменение социального статуса и окружения, вхождение в новую этнокультурную среду, неустроенность, повышенная по сравнению с другими возрастными периодами, значимость эмоциональных контактов с одновременным страхом отвержения. В силу возрастных, социальных и психологических особенностей, подростки мигранты в наибольшей степени подвержены эмоциональному переживанию ситуации социальной нестабильности и испытывают психологический кризис. Для детей подросткового возраста наиболее актуальны переживания, обусловленные ограниченностью числа сверстников идентичной культуры; своеобразия своего положения, положения своей семьи и близких как жертв социальной несправедливости, как пострадавшей стороны.


А.Л. Венгер, Ю.М. Десятникова (2), анализируя проблемы старшеклассников - эмигрантов из разных регионов бывшего СССР, проживающих в Израиле, - выделяют характерные психологические синдромы: психологическая инкапсуляция (полностью замыкается в себе), семейная и групповая изоляция (замыкание в семье или группе сверстников), социальная дезориентация (пытается включиться в жизнь общества, но из-за неадекватного восприятия социальных норм не в состоянии это сделать).
Таким образом, анализ работ, посвященных миграции и эмиграции, подтверждает, что у мигрантов, в том числе и у подростков мигрантов, обнаруживаются особенности, способствующие участию в экстремистских акциях, такие как агрессивность, делинквентность, девиантность, негативное отношение к государственному устройству, местному населению, чувство отчужденности, социальной несправедливости.


Рассмотрим факторы, влияющие на успешность адаптации мигрантов к новой культуре. Как показано в ряде исследований (5, 6), успешная адаптация мигрантов связана с параметрами принимающего общества, отношением принимающего населения к культурным и национальным различиям, с его установками на игнорирование и отвержение или принятие и взаимодействие с людьми иной национальности.  Исследования взаимоотношений между мигрантами и местным населением выявили ряд аспектов, влияющих на адаптацию (5):


- ролевая и статусная структуры в контексте сценария «хозяева и гости»,
- нацеленность на постоянное или, наоборот, временное взаимодействие;
- диффузное или компактное расселение мигрантов;
- численное соотношение меньшинств и большинства;
- степень включенности в общество (участник или наблюдатель); INSERT INTO `temp_content` (`id`, `title`, `image`, `fulltext`, `smalltext`, `emptytext`, `date`, `somenumber`) VALUES
- наличие социальной ниши для мигрантов;
- степень распространенности мигрантофобии.


Существует ряд причин, по которым мигранты и принимающее население испытывают затруднения в понимании и взаимодействии. Это:


•    черты характера, акцентуирующиеся в результате экстремальных жизненных ситуаций, осложняют общение мигрантов с другими людьми;
•    различия в традициях, обычаях, установках, поведении, ценностных ориентациях, сформировавшихся в разных условиях;
•    параметры принимающего общества, его установки на игнорирование, отвержение или принятие и взаимодействие с людьми другой культуры;
•    социально-психологические феномены: проявление фаворитизма по отношению к «мы»-группе представителями доминирующих групп населения принимающего общества; негативные стереотипы «чужой» группы, которые имеют важное значение в возникновении предубеждений и дискриминации со стороны принимающего общества;
•    объективные причины, связанные с общей экономической ситуацией в стране и регионе.


  Несмотря на то, что отвержение «пришлых» со стороны новых соседей – закономерное явление в межчеловеческих отношениях, негативизм к «чужакам» обостряется в кризисные периоды жизни общества, один из которых и переживает Россия в настоящее время. Повышенная трудовая и социальная активность мигрантов, обусловленная необходимостью выжить в новых условиях, вызывает раздражение у части местных жителей. Небольшие ссуды, получаемые вынужденными мигрантами на обустройство, микрокредиты на занятие хозяйственной деятельностью создают у местного населения иллюзию того, что государство, международные организации относятся к ним несправедливо, отдавая предпочтение приехавшим людям. Создается целый ряд предрассудков, осложняющих интеграцию мигрантов в местное сообщество.


Как отмечалось ранее (5), ситуация вынужденной миграции является критической, экстремальной не только для вынужденных мигрантов. Она является таковой и для населения региона, принимающего мигрантов. При длительном не разрешении проблемы вынужденных мигрантов эта ситуация может явиться фактором усиления напряженности в регионе.


Таким образом, одним из важнейших факторов, влияющих на процесс адаптации, является отношением местных жителей к мигрантам. Негативное отношение местного населения к мигрантам является фактором, затрудняющим их социально-психологическую адаптацию. Отношение населения региона, принимающего мигрантов, имеет временную динамику, которая проявляется в начале в форме сочувствия и оказания помощи, а в конце в безразличии и негативизме по отношению к ним (5). По данным экспертного опроса «Миграция в Южном федеральном округе» (4), отношение к мигрантам настороженное у 43,2 % населения, плохое и очень плохое – у 12,7%, нейтральное - 21,1%, хорошее и очень хорошее – у 16,5 %. В исследовании отношения местного взрослого населения к мигрантам в Приволжском федеральном округе выявлен невысокий уровень толерантности к мигрантам (1). Широко распространен стереотип представлений о мигранта как о ненужных людях, создающих дополнительные проблемы, усугубляющие социальные болезни общества. По мнению И.М. Бадыштова (1), основными причинами мигрантофобии в регионе являются искаженные представления о мигрантах: их национальном составе, уровне образования, местах выхода, роде занятий на новом месте. В массовом сознании сформировался конкретный, но ирреальный образ мигранта, вызывающий следующие ассоциации: «лицо кавказкой национальности»; торговец, промышляющий на базарах, в подземных переходах; криминальная деятельность; деньги; антисанитария и болезни; малообразованный. Местное население проявляет благожелательное отношение к приезжим в тех случаях, когда их материальное положение хуже, чем у них, и, наоборот, нетерпимость нарастает по мере роста благосостояния мигрантов. Наиболее терпимо население относится к русским и «русскоязычным» мигрантам из стран СНГ. Студенчество, по сравнению с населением в целом, настроено более терпимо к приезжим.


Школа является одной из наиболее значимых сфер общения и взаимодействия детей, что обуславливает необходимость рассмотрения отношения к детям мигрантам в образовательном пространстве, участниками которого являются учащиеся, учителя, родители. Так как, негативное отношение субъектов образовательного пространства к детям мигрантам является фактором, затрудняющим их социально-психологическую адаптацию и способствующим их участию в экстремистских акциях. По данным В.В. Гриценко, Н.Е. Шустовой (3), сравнительный анализ удовлетворенности своим положением в классе детей мигрантов и детей коренного населения показал, что дети мигранты менее удовлетворены своим положением в классе. Большинство детей мигрантов положительно ответили на вопрос: «Верно ли, что большинство одноклассников не понимают тебя, относятся к тебе не так хорошо, как ты хотел бы?».


Детско-родительские отношения в ситуации миграции изменяются в сторону снижения поддержки, роста непонимания и конфликтов (6). Это обусловлено тем, что дети, в силу возрастных особенностей, быстрее и легче адаптируются к новой ситуации, нежели родители. Родителям становится сложнее найти общий язык с детьми, которые гораздо быстрее принимают существующие в новой культуре нормы и ценности. Родители отстают от детей, становятся невостребованными и компенсируют это властью, начинают цепляться по пустякам. С другой стороны, это обусловлено фрустрацией жизненных потребностей и состоянием родителей и детей. По данным Н.С. Хрусталевой (8) частота конфликтов с детьми увеличивается в 5-6 раз в первый период эмиграции.


По данным нашего исследования, посвященного изучению социально-психологических особенностей общения в разных ситуациях взаимодействия, в котором приняли участие учащиеся 5-6 классов (мигранты и не мигранты), их родители и учителя, статус ребенка «мигрант - не мигрант» существенно влияет на определение одноклассниками и учителями учащихся в качестве «трудного/нетрудного» партнера общения. Соотношение статусов «мигранты и не мигранты» и «трудные и нетрудные партнеры общения» показывает, что мигранты чаще определяются как «трудные» партнеры общения, не мигранты как «нетрудные» партнеры общения. Дети не мигранты значимо чаще выбирают в качестве «нетрудного» партнера общения детей не мигрантов, а в качестве «трудного» детей мигрантов. В отличие от них дети мигранты выбирают в качестве «трудных/ нетрудных» партнеров общения одноклассников не зависимо от их принадлежности к группе мигрантов и не мигрантов.


Дети мигранты интенсивнее, чем дети не мигранты ощущают недостаток общения с родителями, учителями, одноклассниками и другими детьми, сильнее ощущают чувство отвергнутости родителями, изолированности от них. Такая же тенденция наблюдается у детей мигрантов в общении с учителями, одноклассниками и другими детьми. Все дети и мигранты, и не мигранты достаточно низко оценивают свою «нужность» для учителей, одноклассников и других детей.


Восприятие социально-психологических особенностей общения детьми и родителями существенно отличается в оценках их включенности в сферу общения, удовлетворенности сложившимися отношениями, ощущением дефицита общения и изолированности, отвергнутости, частоты возникновения трений и сбоев в общении. Восприятие и оценка учителями социально-психологических особенностей общения с учениками не соответствует тому, как эти особенности воспринимают и оценивают учащиеся. Данная закономерность проявляется как в общении с учащимися мигрантами, так и не мигрантами.


Для преодоления трудностей взаимодействия, повышения социально-психологической адаптации и профилактики экстремизма подростков мигрантов могут использоваться разработанные нами программы социально-психологического тренингов для субъектов образовательного пространства: детей, родителей и учителей. Программы социально-психологических тренингов для детей направлены на формирование стратегий толерантного поведения у детей мигрантов и не мигрантов в ситуациях затрудненного общения. Тренинг для родителей способствует интенсификации процесса формирования навыков эффективного общения у детей и улучшению взаимоотношений детей и родителей. Тренинг для учителей направлен на повышение психологической компетентности учителей как субъектов общения и взаимодействия.
 
Литература:

  1. Бадыштова И.М. Отношение местного населения к мигрантам (на примере Приволжского федерального округа)//Социологические исследования. 2003.№6.С. 38-46.
  2. Венгер А.Л., Десятникова Ю.М. Групповая работа со старшеклассниками, направленная на их адаптацию к новым социальным условиям//Вопросы психологии. 1995. № 1. С. 25-33.
  3. Гриценко В.В. Шустова Н.Е. Социально-психологическая адаптация детей русских переселенцев в российском обществе// Психологический журнал. Т., №3, 2004. С. 25-32.
  4. Миграция в Южном федеральном округе. Бюллетень Северо-Кавказского форума по миграции. Краснодар. 2004.
  5. Павловец Г.Г. Социально-психологическая адаптация мигрантов (по материалам Северного Кавказа). Дисс. на … канд. СПб., 2002.
  6. Психологическая помощь мигрантам: травма, смена культуры, кризис идентичности/ Под. ред. Г.У.Солдатовой. М., Смысл, 2002.
  7. Товстоляк Д.А. Психологическое сопровождение развития личности детей-мигрантов в условиях общеобразовательной школы// Психология и школа. 2004. № 2. С. 96-102.
  8. Хрусталева Н.С. Психология эмиграции. (Социально-психологические и личностные проблемы). Дисс. ... док. СПб.,1996.
  9. Шайгерова Л.А. Психология идентичности личности в ситуации вынужденной миграции. Дисс. … канд. М., 2002.
     

Особенности профилактики экстремизма в высших учебных заведениях

Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

    Излученко Татьяна Владимировна
Перспективы науки и образования, 2019, №3 (39)

Автором характеризуются особенности планирования и реализации мер профилактики экстремизма в высших учебных заведениях, обусловленные требованиями законодательства и отношением обучающихся к данной проблеме. Материалы и методы исследования представлены функциональным и комплексным подходами, концепциями возрастных особенностей и функционирования когнитивной системы, а также результатами проведённого анкетирования и опросов обучающихся. Молодёжь представляет наибольший интерес в качестве целевой аудитории для различного рода экстремистских объединений. Низкий уровень правовой информированности, осуществление большой доли коммуникационных контактов опосредовано через ресурсы сети Интернет, недоверие к различным государственным структурам являются предпосылками для вовлечения. Причинами участия в экстремистской деятельности выступают возрастные особенности психики, когнитивные состояния сознания, неопределённость социального статуса, стремление выразить социально-политические идеи и реализовать их, в том числе и с применением насилия. В этой связи возрастает роль в противодействии экстремизму учебных заведений. Эффективными представляются меры адресного характера, ориентированные на выявление и работу с отдельной категорией обучающихся, предоставление квалифицированной поддержки информационно-консультативного плана. Повышение уровня правосознания и доверия к руководству, включённость обучающихся в общественные организации, творческие коллективы и развитие навыков критического мышления будут способствовать минимизации рисков, а ранжирование регионов по уровню экстремистской угрозы оптимизации материально-финансовых затрат.

КРАТКИЙ КУРС ЛЕКЦИЙ ПО ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ РЕЛИГИОЗНО-ПОЛИТИЧЕСКОМУ ЭКСТРЕМИЗМУ

Учебное пособие «Краткий курс лекций по  противодействию религиозно-политическому экстремизму» содержит хронологическое изложение основных этапов  возникновения,  становления  и  распространения религиозно-политического экстремизма в мире и на территории Росси, выявлению особен-ностей данного явления применительно к России и Дагестану, дает обзор ос-новных  тенденций профилактики  и противодействия  религиозно-политическому экстремизму в мире. К каждой теме имеется список литературы и вопросы для самостоятельной проработки. Учебное пособие может быть ис-пользовано студентами вузов негуманитарного профиля, а также всеми, инте-ресующимися историей России.

Пособие разработано в ГОУ ВО «Дагестанский  государственный университет народного  хозяйства»

Комплексный план противодействия идеологии терроризма в Российской Федерации на 2019 – 2023 годы

Комплексный план противодействия идеологии
терроризма в Российской Федерации на 2019 – 2023
годы

ПРОФИЛАКТИКА ЭКСТРЕМИЗМА И ИДЕОЛОГИИ ТЕРРОРИЗМА В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ (тема научных исследований)

Цель социологических исследований в рамках заявленной темы – анализ экстремистской направленности и распространения идей терроризма в молодежной среде Свердловской области и выявление оснований для целенаправленного педагогического и информационно-пропагандистского воздействия с целью раннего предупреждения и минимизации таких проявлений.

Список статей, посвящённых антитеррористической проблематике, в "Российском психологическом журнале"

Новости

«Экстремизм и терроризм в молодежной среде»

«Экстремизм и терроризм в молодежной среде»

Новости

Противодействие террору в цифровом мире. в чем особенности?

Белоруссия, в отличие от многих иных государств пост-советского пространства, практически избежала волны терроризма, столь характерной для 90-х и 00-х годов. Однако это не означает, что эта трансграничная проблема ее не волнует.  В начале октября в Минске под патронажем МИД Республики Беларусь и Департамент транснациональных угроз Секретариата ОБСЕ прошла  международная конференция «Предотвращение и борьба с терроризмом в цифровую эпоху». По данным МИД Беларуси, участниками конференции были руководство ОБСЕ, СНГ, ОДКБ, Контртеррористического управления ООН, Управления ООН по наркотикам и преступности, а также высокопоставленные представители стран-участниц ОБСЕ и стран-партнёров, представители бизнес-сообщества, гражданского общества, аналитических структур.

Отправить материал