Политолог Зардушт Ализаде о вероятности начала Большой ближневосточной войны

04.12.2011


Политолог Зардушт Ализаде о вероятности начала Большой ближневосточной войны

Интервью Day.Az с азербайджанским политологом Зардуштом Ализаде.

- Сегодня вокруг Ирана разворачиваются очень неоднозначные процессы. Как, по-вашему, будут развиваться события, учитывая в том числе непростую ситуацию на всем Ближнем Востоке?

- Ну, в первую очередь необходимо обратить внимание на то, что все более усиливается фактор информационной войны. В наши дни так называемое информационное поле расширилось до неведомых доселе пределов, и это существенно влияет на динамику внутренних и вне В целом и в противостоянии с Ираном все, как говорится, развивается по известному сценарию. Противоборство начинается на медиа-пространстве, и вместе с тем очень актуальными становятся вопросы относительно целого ряда проблем, такие как "терроризм ", "международное право", "права человека", "антидемократические режимы", которые плотным кольцом окружают риторическую дискуссию, в результате чего создается новая ситуация. Образ врага должен по всем параметрам соответствовать облику "демона", который олицетворяет в себе мировое зло, намеренное поглотить все добро.

Все это наблюдалось и в событиях, охватывающих "арабские страны", когда информационные технологии были направлены на то, чтобы деморализовать противника. Например, освещая события в той же Сирии, мировые СМИ пишут о том, что сирийские власти отдают приказ стрелять по мирным демонстрантам, а ведь борьба идет с вооруженной внутренней оппозицией. Или касательно процессов в Ливии говорилось, будто Муаммар Каддафи бомбил население страны, но потом мировые средства массовой информации и международные неправительственные организации признали, что ничего подобного не происходило.

Все же я думаю, что и в информационном противоборстве важно быть очень осторожным, поскольку это требует не меньшей ответственности и внимательности, чем если бы стороны находились в прямом вооруженном конфликте.

Просто надо задаваться некими вопросами, а нередко об этом как-то для своего удобства забывают. Надо понимать, что в любой войне, прежде всего, страдают рядовые граждане, разрушается экономика и инфраструктура и, в конце концов, дестабилизируется весь регион. Даже после прекращения вооруженного конфликта нужно направить очень много сил, чтобы преодолеть последствия войны. Так, благоустроенный ливийский город Сирт превратился сегодня в руины и очень больно наблюдать за кадрами из этого населенного пункта.

Наряду с этим, в рамках вопроса относительно Ирана и той же Сирии все же существуют сдерживающие моменты. Бесспорно, что у Тегерана нет мотивации для вооруженной борьбы с Западом. Вопрос касательно "ядерной программы" Ирана слишком раздут.

Что касается "сирийской темы", Башар Асад будет стоять до конца, так как сдаться в данном положении означает не только потерю власти, но и физическое истребление президента Сирии, его окружения и близких. Думается, для Башара Асада это неоспоримая очевидность.

В принципе, к проблемам надо подходить объективно, а не только с точки зрения пропагандистской стратегии "по промыванию мозгов". Это наносит огромный ущерб идеям демократии и ее нравственному потенциалу.

- А насколько может развиваться процесс ухудшения ирано-турецких отношений, учитывая имеющую место некоторую напряженность?

- Отношения между официальным Тегераном и Анкарой не настолько уж усугублены, как этого хотелось бы некоторым. Да, Турция является членом НАТО. В свою очередь, на турецких территориях расположены американские ПРО, которые Иран грозился подвергнуть ракетно Следует отметить, что не все так однозначно, так как Турция и Иран - это два крупных геополитических центра и региональных государства. Вопросы региональной безопасности и стабильности значительны для обеих стран. Здесь больше обращает внимание именно данный момент.

- Как вы думаете, есть ли вероятность, что разгорится Большая ближневосточная война?

- К сожалению, регион не застрахован от этого. Регион Ближнего Востока - это стратегическое пространство, где сплетаются, сталкиваются различные интересы и приоритеты. Богатый энергоресурсами ближневосточный регион очень важен и своим геополитическим мест - Тем не менее, может быть, пришло время каких- то новых действенных механизмов, обеспечивающих стабильность и безопасность в регионе? Есть ли предпосылки для их выработки?

- Ничего разрабатывать и не надо. В конце концов, есть международные нормы и принципы, никто пока не отменял устав ООН, существуют такие понятия, как "суверенитет государств", функционируют международные инспекционные службы. Необходимо обыкнове  

http://news.day.az/politics/302102.html

Ответы экспертов:

Экстремистам - отдельную камеру. За и против?

Дискуссионный материал С.Оганесяна и В.Михайлова о необходимости отдельного содержания лиц, осужденных за религиозный экстремизм и терроризм, в учреждениях УИС.

Комплексный план противодействия идеологии терроризма в Российской Федерации на 2019 – 2023 годы

Комплексный план противодействия идеологии
терроризма в Российской Федерации на 2019 – 2023
годы

Новости

Не болтай!

Министерство Обороны России выпустило серию пропагандистских плакатов, направленных на предупреждение и профилактику правонарушений военнослужащих и гражданского персонала ведомтсва в области нарушений режима секретности и гостайны.  Подобные плакаты, во многом, продолжают традиции, заложенные советскими художниками-иллюстраторами в первые годы советской власти.

Новости

Противодействие террору в цифровом мире. в чем особенности?

Белоруссия, в отличие от многих иных государств пост-советского пространства, практически избежала волны терроризма, столь характерной для 90-х и 00-х годов. Однако это не означает, что эта трансграничная проблема ее не волнует.  В начале октября в Минске под патронажем МИД Республики Беларусь и Департамент транснациональных угроз Секретариата ОБСЕ прошла  международная конференция «Предотвращение и борьба с терроризмом в цифровую эпоху». По данным МИД Беларуси, участниками конференции были руководство ОБСЕ, СНГ, ОДКБ, Контртеррористического управления ООН, Управления ООН по наркотикам и преступности, а также высокопоставленные представители стран-участниц ОБСЕ и стран-партнёров, представители бизнес-сообщества, гражданского общества, аналитических структур.

Отправить материал