Вячеслав Лихачев. Правый экстремизм в Украине на подъеме, ч.1

Вячеслав Лихачев. Правый экстремизм в Украине на подъеме, ч.1

03.03.2014


I. ПРАВЫЙ ЭКСТРЕМИЗМ В УКРАИНЕ: ОБЗОР ЭЛЕКТОРАЛЬНОЙ ДИНАМИКИ

На протяжении более чем двадцатилетней политической истории независимой Украины правоэкстремистские политические партии и движения занимали здесь маргинальное место в политическом спектре и системе предпочтений избирателей. Несмотря на очевидные риски, связанные с затянувшимся периодом непростой постсоветской трансформации общества и государственных институтов, болезненным поиском консенсуса относительно модели национальной идентичности, а также с многочисленными социальными и экономическими проблемами, правый радикализм до самого последнего времени по ряду причин не мог эффективно аккумулировать протестные настроения. В 1990-е годы правые радикалы были известны в первую очередь участием в массовых беспорядках (таких, как столкновение с милицией на Софиевской площади в Киеве 18 июля 1995 года) или локальных вооруженных конфликтах в других странах на постсоветском пространстве (в первую очередь, в Приднестровском регионе Молдовы и в Грузии), а не реальным влиянием на политические процессы внутри страны.

Однако в последние годы, в первую очередь, по моему мнению, в связи с изменениями в социально-политическом климате страны в целом, заметно возросла популярность основной на настоящий момент ультра-нациналистической политической партии – Всеукраинского объединения (ВО) «Свобода», возглавляемой Олегом Тягныбоком, которая практически монополизировала праворадикальную часть политического спектра. Более известные ранее праворадикальные организации, такие, как Украинская национальная ассамблея – Украинская национальная самооборона (УНА-УНСО) или Конгресс украинских националистов (КУН), к настоящему времени практически утратили остатки влияния и популярности среди избирателей, а ряд активных в 1990-е годы группировок сошли с политической сцены.

Успешное выступление «Свободы» на местных выборах, прошедших по всей Украине осенью 2010 года, и социологические исследования электоральных предпочтений украинцев в последние два года свидетельствуют о высоких шансах относительно успешного выступления этой политической силы на парламентских выборах, которые пройдут в Украине в октябре 2012 года. Это заставляет не только исследователей и политических обозревателей, но и все общество обратить особое внимание на идеологию и деятельность этой партии.

Для верного понимания специфики сложившейся на данный момент в Украине ситуации следует указать, что ранее национал-экстремисты никогда не добивались сколько-нибудь заметных электоральных успехов. Ни разу правые радикалы не были в состоянии преодолеть электоральный барьер на выборах в парламент (довольно низкий по сравнению с другими европейскими странами, на определенный момент украинской политической истории составлявший всего 3%).

Если же вспомнить электоральную историю украинских правоэкстремистских национал-радикальных партий в собственном смысле этого слова, то эта история богата исключительно поражениями.

Первые в независимой Украине парламентские выборы прошли в 1994 году. Тогда Верховная Рада Украины формировалась депутатами, избранными исключительно по одномандатным мажоритарным округам. Несколько праворадикальных кандидатов добились успеха (в частности, мандаты получили три активиста наиболее известной на тот момент правоэкстремистской партии – УНА, а также пять членов КУН), однако их оказалось недостаточно для формирования депутатской фракции.

На следующих парламентских выборах, прошедших в 1998 году, половина депутатов избиралась по пропорциональной системе по партийными списками, другая половина, как и ранее, по одномандатным мажоритарным округам. УНА получила на выборах 0,37% голосов избирателей, и не смогла провести ни одного своего кандидата в одномандатных округах. Блок «Меньше слов», в который вошла неонацистская Социал-национальная партия Украины (СНПУ, впоследствии переименованная в ВО «Свобода»), получил 0,17% голосов избирателей. Правда, один кандидат от СНПУ был тогда избран в одномандатном округе – им был Олег Тягныбок, ставший в 2004 году лидером обновленной и переименованной партии. Следует отметить, что «ребрендинг» СНПУ сопровождался отказом от символики (эмблемой СНПУ был «волчий крюк», использовавшийся в символике войск СС и широко известный как неонацистский графический знак в некоторых западноевропейских странах1) и роспуском партийного парамилитарного формирования «Патриот Украины»2.

Лучший результат продемонстрировал в 1998 году блок «Национальный Фронт», получивший 2,7% голосов избирателей. Основу блока составил КУН, в него вошла также Украинская консервативная республиканская партия Степана Хмары.

На выборах 2002 года за теряющую и без того мизерную поддержку УНА проголосовали всего 0,04% голосов. СНПУ в 2002 году не принимала участия в выборах по партийным спискам, однако снова смогла добиться избрания О.Тягныбока по одномандатному округу.

Большинство из относительно умеренных представителей этой части политического спектра, такие, как КУН, в ходе этой избирательной кампании примкнули к блоку «Наша Украина» Виктора Ющенко, идеология которого носила в целом скорее национал-демократический, нежели экстремистский характер, хотя и со значительной этнонационалистической составляющей. Растворение в «Нашей Украине» обеспечило в 2002 году некоторым правым радикалам на индивидуальном прохождение в парламент, а в 2004–2006 годах – участие в деятельности исполнительной власти, однако привело так же к потере собственного политического лица. Некоторые из них при этом оставались лидерами собственных политических сил (как руководитель КУНа Алексей Ивченко), некоторые вошли в «Нашу Украину», полностью отказавшись от попыток играть самостоятельную роль (как один из лидеров СНПУ в 1990-е годы и создатель молодежно-военизированного крыла партии «Патриот Украины» Андрей Парубий), однако и те, и другие практически поставили крест на дальнейшей собственной политической карьере. В силу участия в политическом процессе, который происходил в Украине после победы Оранжевой революции, они тоже взяли на себя свою долю негатива и аккумулировали некоторую часть разочарования национал-демократической части общества, связанную с Виктором Ющенко и всей постреволюционной украинской властью3. Характерно, что избранный по одномандатному округу от СНПУ Олег Тягныбок так же вошел в парламентскую фракцию «Нашей Украины», однако был исключен из нее в 2004 году (уже будучи лидером «Свободы») за агрессивные шовинистические и антисемитские высказывания4. Это событие, уникальное в украинской парламентской истории, было единственной серьезной попыткой провести «водораздел» между умеренным и экстремистским крылом в украинском право-консервативном лагере.

На следующих выборах в 2006 году УНА поддержали 0,06% избирателей. За Украинскую консервативную партию, созданную руководителем Межрегиональной академии управления персоналом Георгием Щекиным, и известную в первую очередь агрессивной антисемитской риторикой, проголосовало 0,09% избирателей. «Свобода», впервые принявшая участие в выборах под этим названием, с новым лидером и измененной символикой, получила 0,36% голосов. На этих и следующих выборах весь депутатский корпус избирался по партийным спискам, в силу чего, например, депутатский мандат потерял Олег Тягныбок, ранее дважды избиравшийся в Верховную Раду по мажоритарному округу во Львове.

На последних на настоящий момент внеочередных парламентских выборах 2007 года «Свобода», единственная правоэкстремистская группа, присутствовавшая в бюллетене, набрала 0,76% голосов избирателей.

Мне представляется важным отметить, что подобная маргинальность правых экстремистов для Восточной Европы является скорее исключением, чем правилом. Политические силы, подобные УНА или «Свободе», практически во всех странах региона имели довольно солидную поддержку в обществе. Лига польских семей в 2005 году завоевала 7,97% процентов голосов избирателей и вошла в коалицию с правившей партией Ярослава Качинского. В правящую коалицию в определенный момент входила также праворадикальная Словацкая национальная партия. Партия «Великая Румыния» на пике своей популярности получила 19,48% голосов избирателей. В этом же ряду стоят партия «Атака» в Болгарии, «Йоббик» (Партия «За лучшую Венгрию»), «Родина» и Либерально-демократическая партия в России, «Хриси авги» («Золотой рассвет») в Греции, завоевывавшие поддержку от 5 до 20% голосов избирателей. В этом контексте электоральная беспомощность украинских правых экстремистов выглядит очень показательно. Попытку объяснить эту аномалию предприняли Андреас Умланд и Антон Шеховцов5, я не буду пересказывать их аргументы.

 

II. ПРАВОЭКСТРЕМИСТСКИЕ СИЛЫ В УКРАИНЕ СЕГОДНЯ

2.1. Правоэкстремистские силы, принимающие участие в партийной борьбе

Таким образом, к началу 2010-х годов все праворадикальные политические силы, пытавшиеся принимать участие в политическом процессе, кроме СНПУ/ВО «Свобода», находились в серьезном кризисе.

Так, самая известная правоэкстремистская организация 1990-х годов, УНА-УНСО, хотя формально существует, после репрессий в отношении активистов десятилетней давности, вызванных активном участием в массовых беспорядках в ходе антиправительственных выступлений 2001 года и последовавшими расколами, сейчас не представляет реальной силы. Наиболее узнаваемые и известные лидеры УНА от деятельности организации отошли. Дмитрий Корчинский, во многом заложивший основу идеологии партии и организовывавший всю деятельность партии, связанную с насилием, в том числе участием организованных групп боевиков парамилитарной партийной организации, Украинской национальной самообороны, в локальных вооруженных конфликтов, уже десять лет возглавляет карликовую эпатажную группировку «Братство», эксплуатирующую православную риторику и известную скорее уличными акциями хулиганского характера. Другой руководитель УНА, Андрей Шкиль, будучи избранным в 2002 году в Верховную Раду из следственного изолятора, где он находился под следствием по делу о массовых беспорядках в ходе антиправительственных выступлений 9 марта 2001 года, стал одним из активных политиков в Блоке Юлии Тимошенко и заметно снизил градус радикальности риторики. Наконец, Эдуард Коваленко, формальный лидер партии в 2002–2005 годах, когда ее реальный руководитель Николай Карпюк находился под стажей, возглавляет в настоящее время карликовую группировку Социал-патриотическая ассамблея славян, активную только на региональном уровне в Крыму и Херсонской области, идеология которой базируется не на украинском этническом, а на панславянском национализме и ксенофобской риторике.

То, что осталось от УНА, сейчас возглавляют Игорь Мазур и Юрий Шухевич, пожилой сын руководителя Украинской повстанческой армии (УПА), радикальными методами боровшейся за независимость Украины во время и после Второй Мировой войны Романа Шухевиа. УНА приняла решение не участвовать в парламентских выборах 2012 года по партийному списку, хотя предложила оппозиционным действующему правительству силам, объединенным в Комитет сопротивления диктатуре, поддержать кандидатуру Юрия Шухевича по мажоритарному округу (в этому году половина депутатского корпуса, как и в 1998–2002 годах, будет избираться по одномандатным округам).

Однако в последние три года правый радикализм в лице ВО «Свобода» впервые стал выходить из маргинальной ниши, в которой пребывал предыдущие двадцать лет.

Неожиданный для большинства наблюдателей прорыв «Свободы» произошел на досрочных выборах весной 2009 года в Тернопольский областной совет. Партия получила 34,69% голосов избирателей и заняла 50 из 120 мест в совете. Конечно, феноменальный региональный успех партии «Свобода» в Тернополе был обусловлен сугубо локальными и ситуативными факторами, однако он обусловил важный психологический перелом. Она перестала восприниматься как принципиально непроходная партия и как избиратели, так и потенциальные спонсоры стали воспринимать ее всерьез.

Следующий и на настоящий момент последний этап электоральной истории «Свободы» – это местные выборы осени 2010 года. На них «Свобода» продемонстрировала весьма впечатляющие результаты, особенно в западных областях. Так, во Львовском областном совете кандидаты от партии заняли 41 место из 116, в Ивано-Франковском – 17 из 114. Депутаты от «Свободы» прошли также в областные советы в Волынской, Ровенской, Черновицкой, Киевской и Хмельницкой областях. Экстраполяция результатов местных выборов на национальный масштаб позволяет осторожно предполагать возможность удачного участия партии в парламентских выборах 2012 года.

Электоральные успехи «Свободы» связаны, как представляется, во-первых, с уходом с политической арены конкурентов на праворадикальном поле, во-вторых -- с системным кризисом умеренного национал-демократического движения после разочарования в лидерах Оранжевой революции, не оправдавших колоссального доверия избирателей, и в-третьих – с изменениями в политической обстановке после президентских выборов 2010 года.

Политика нового украинского президента, лидера Партии регионов Виктора Януковича, воспринимается многими украинскими избирателями как антинациональная, особенно в том, что касается, по их мнению, «предательстве украинских национальных интересов в пользу России», а так же в антиукраинской позиции в культурной политике внутри страны. В этой ситуации радикальная риторика украинских националистов воспринимается как допустимая или даже уместная людьми, еще несколько лет назад умеренными и далекими от поддержки «Свободы».

 

 

Примечания

1 Hate Symbols: a Visual Database of Extremist Symbols, Logos and Tattoos. [Электронный ресурс]. Режим доступа http://www.adl.org/hate_symbols/Wolfsangel.asp, http://www.adl.org/hate_symbols/groups_aryan_nations.asp

2 Anton Shekhovtsov, The Creeping Resurgence of the Ukrainian Radical Right? The Case of the Freedom Party// Europe-Asia Studies 63, (2011): 203-228

3 Представляется логичным, что в преддверии парламентских выборов в июне 2012 года было объявлено, что КУН (лидером которого с 2010 года является Степан Брацюнь), Украинская народная партия Юрия Костенко, Украинская платформа «Собор» Анатолия Матвиенко и Наша Украина Виктора Ющенко объединятся в новую партию «Украинская правица» и будут принимать участие в парламентских выборах именно в этом формате. Предполагается, что партийный список возглавит бывший президент. Хотя «Правица» вряд ли может быть названа правоэкстремистской в стром смысле этого термина, это объединение, безусловно, в первую очередь этнических, а не гражданских националистов. Очевидно, что этот блок станет прямым электоральным конкурентом правоэкстремистского Всеукраинского объединения «Свобода».

4 Речь идет о получившей широкий общественный резонанс речи О.Тягныбока на горе Яворина, в которой тот воздал должное бойцам Украинской повстанческой армии, которые «боролись с москалями, боролись с немцами, боролись с жидами и прочей нечестью, которая хотела забрать у нас наше украинское государство», а присутствовавших назвал той силой, которую больше всего боится «москальско-жидовская мафия, управляющую Украиной». По факту этого выступления в отношении О.Тягныбока было возбуждено уголовное дело по ст. 282 Уголовного кодекса («разжигание межнациональной вражды»), однако после Оранжевой революции дело было закрыто, не доходя до суда.

5 Умланд А., Шеховцов А. Праворадикальная партийная политика в постсоветской Украине и загадка электоральной маргинальности украинских ультранационалистов в 1994-2009 гг. // AbImperio. 2010. № 2. С. 219–247.

Ответы экспертов:

Экстремистам - отдельную камеру. За и против?

Дискуссионный материал С.Оганесяна и В.Михайлова о необходимости отдельного содержания лиц, осужденных за религиозный экстремизм и терроризм, в учреждениях УИС.

Список статей, посвящённых антитеррористической проблематике, в "Российском психологическом журнале"

Новости

Не болтай!

Министерство Обороны России выпустило серию пропагандистских плакатов, направленных на предупреждение и профилактику правонарушений военнослужащих и гражданского персонала ведомтсва в области нарушений режима секретности и гостайны.  Подобные плакаты, во многом, продолжают традиции, заложенные советскими художниками-иллюстраторами в первые годы советской власти.

Новости

Всероссийский форум «Противодействие идеологии терроризма в образовательной сфере и молодежной среде»

Актуальные вопросы противодействия идеологии терроризма в образовательной сфере и молодежной среде эксперты будут обсуждать в течение двух дней. В первый день работы форума, 24 сентября, будут работать пять секций на базе образовательных организаций города. 25 сентября в Российском университете дружбы народов состоится пленарное заседание форума.

Отправить материал