Развитие Российского федерализма как фактор гармонизации этноконфессиональных отношений

21.11.2011


Понятие «федерализм» имеет разное значение в различных странах. В целом федерализм – это организационная структура, при которой центральное правительство имеет некоторые властные  полномочия по отношению к субъектам федерации. Хотя субъекты федерации не суверенны по международному праву, тем не менее, они имеют признаки государства: собственные властные полномочия, свою собственную представительную власть и через различные механизмы участвуют в принятии решений на федеральном  уровне.      

Федерализм – выражение  определенной децентрализации власти. Он предполагает существование иерархии законов, необходимых для функционирования всей федеральной структуры. Федерализм предполагает разделение власти между центральным правительством (федеральным государством) и субъектами федерации. Субъекты федерации имеют право самостоятельно принимать и исполнять законы в некоторых областях общественной жизни -  в сфере образования, культуры, религии и т.д. Если коротко, в федеративном государстве учитываются и удовлетворяются интересы национального и религиозного меньшинства,  что  позволяет им  чувствовать себя  защищенными.

Россия по своему политическому устройству является федеративным государством, многонациональное и многоконфесиональное по составу населения.   Конфессиональное и этническое многообразие России – не только исторически сложившаяся реальность, но реальность позитивная, на почве которой произрастает неповторимое  и бесценное богатство российской духовности. Все попытки устранить этноконфессиональное и культурное многообразие российской цивилизации, попытки привести Россию к единообразию направлены по существу на ее духовное и культурное обеднение.

Российская Федерации исторически сложилась как федерация ассиметричная, многовариантная. Печально, что периодически появляются «рационализаторские» предложения унифицировать систему государственно - территориального устройства России, провести «губернизацию» республик вместо с автономными округами, или, наоборот, «республиканизацию» краев и областей. Под идеей «губернизации»  лежит отказ от национально- территориальных образований. Отказ от принципа сочетания национально-государственного и административного в государственном устройстве Российской Федерации неминуемо приведет к межэтническому противостоянию и разрушению единства и целостности российского государства. Поэтому государственное строительство в Российской Федерации не может проходить без учета, в первую очередь, этноконфесионального фактора.

Несовершенство законодательной базы, регулирующей государственно-конфессиональные отношения, порождает подозрительность и недоверие  так называемых традиционных религий друг  к другу.       

Для стабильного и динамичного развития Российской Федерации в равной мере неприемлемы как неограниченная асимметрия, так и насильственная унификация, пренебрежение многообразием народов и территорий в угоду удобствам бюрократического порядка.

Федерализм и унитаризм - взаимоисключающие понятия, обозначающие принципиально различные способы управления обществом. Федерализм возможен исключительно в демократическом государстве, где носителем суверенитета и единственным источником власти конституционно признается и фактически является народ - совокупность граждан страны. Ключевой идеей федерализма выступает соглашение народа по поводу форм осуществления принадлежащей ему государственной власти. Федерализм как способ управления обществом основан на признании статуса субъекта(власти) за всеми участниками политического процесса, включая этносы и религиозные общины. В условиях унитаризма в качестве субъекта выступает исключительно властьЦентра, а все остальные политические силы (местные органы власти, общественно-политические структуры) являются объектом управления.

Принцип федерализма предполагает учет этноконфессиональных особенностей региона, где компактно проживает мусульманское население. Однако в реальной жизни этот принцип подвергается деформации.        

Современная Российская Федерация - политически хрупкая конструкция, субъекты которой обладают весьма ограниченными правовыми возможностями.       

Современный Российский Федерализм подвергается всестороннему  обсуждению, анализу с точки зрения  этнической политики. При этом как-то упускается из виду, что  у него (федерации) имеется не только «этническое измерение», но и «религиозное».

Степень зрелости и развитости Федерализма может быть определена не только уровнем самостоятельности субъектов в решении этнокультурных  проблем,  но и  религиозных. Мало объявить в законодательном порядке о равноправии конфессий перед законом,  важно - реально обладать  им: должны быть  механизмы, обеспечивающие  равноправие конфессий.  Если «измерить» нынешний  Российский Федерализм с точки зрения эффективности  религиозной политики, то она не достигла стадии зрелости – все еще находится в процессе формирования, становления. И в такой политической системе все конфессии, кроме доминирующей, чувствуют себя   второсортными конфессиями. Только в гражданском обществе все конфессии, независимо от их численности и вклада в формирование государства, могут иметь равные права. Однако, как считают многие специалисты, у нас находятся в стадии становления: институты гражданского общества и демократии, в деформированном состоянии  - федерализм.

 Сегодня будущее федерализма и роли в нем этноконфессионального факторов, в первую очередь ислама, как наиболее заинтересованного в развитии демократических институтов федерализма, не вызывает оптимизма.

Важнейшим условием перехода России к устойчивому развитию является гражданский мир и этноконфессиональное согласие. Между тем российское общество раздирается самыми разнообразными противоречиями. Дезинтеграционные процессы усиливаются и провоцируются политической нестабильностью, этническим сепаратизмом, региональным изоляционизмом, конфессиональной нетерпимостью, все еще низким  жизненным уровнем основной массы населения, безработицей, особенно в республиках Северного Кавказа.

Не умаляя роль и значение многочисленных конфессий в жизни нашей страны, следует отметить, что «только три религии обладают сколько-нибудь заметным воздействием на политическую жизнь – православие, ислам и протестантизм, причем характер такого воздействия каждой из них принципиально различен».[1] При этом на  общественно-политическую  стабильность в нашей стране наибольшее влияние оказывают отношения между православием и исламом. Социальная нестабильность, несбалансированность национальной и религиозной политики, нерешенность проблем федерализма – все это обусловливает повышенную политизированность общества, этноконфессиональные противоречия.

Можно с уверенностью сказать, что любые формы ограничения национального суверенитета со стороны федерального центра или грубого вмешательства государства в сферу духовной (исламской) жизни народов могут вызвать в благополучных с точки зрения этноконфессиональной обстановки регионах взрыв религиозного радикализма, сепаратизма и экстремизма.

Ислам как никакая другая религия укоренена в быту, культуре, в системе праздников, обрядов, ритуалов. Он является образом жизни мусульман. В семейно-брачных отношениях мусульмане строго соблюдают нормы и правила шариата и обычного права (адат). Даже в условиях тоталитарного режима, каким был СССР, мусульмане соблюдали традиции ислама. Это естественно, ибо в общественном сознании мусульман отказ от соблюдения их воспринимается как отказ от ислама. Царская Россия считалась с наличием исламского фактора при определении внутреннего и внешнеполитического курса страны. В современном российском обществе существуют беспочвенные предубеждения против шариата вообще как такового.

Неуважительное отношение к религиозным традициям в сфере семейно – бытовых и  межличностных отношений задевает  и этнические, и национальные чувства. Внуриконфессиональные  (внутриисламские) процессы не могут происходить независимо от конкретной реальности, отдельно от государственной политики в отношении религии и религиозных организаций.  Государство призвано создавать условия для равноправного функционирования всех конфессий в Российской Федерации.

Современное состояние ислама в России, его взаимоотношение с государством и с православием не позволяют сказать что-либо определенного о будущем мусульманской уммы, не соотнося его с политическим устройством России. Только в развитом федеративном государстве ислам может развиваться, чувствовать себя равноправным субъектом  социума.  В унитарном государстве, у ислама  нет будущего, он вынужден будет защищать свои права, конфликтовать с властью, господствующей конфессией, использующей государственные ресурсы. В этих условиях у радикального ислама появится  возможность расширить сферы своего влияния.

 Активная роль религии в государственно-политическом устройстве обусловлена ее генетически сформировавшимися свойствами - служить инструментом социальной консолидации(или социального обособления) и политической мобилизацииверующих. Эти функции религии реализуются через религиозную идеологию, религиозную психологию, религиозные организации и религиозных политиков (лидеров), то есть религия всегда вплетена в политику, всегда ангажирована властью, в той или иной форме участвует во власти. Любая власть и оппозиция власти по-своему использовали и продолжают использовать консолидирующую и мобилизующую функции религии для достижения собственных политических целей, реализации собственных социально-экономических интересов.

Религия, в свою очередь, всегда использовала близость к власти, чтобы оказывать на нее влияние, обеспечивая себе материальную и моральную поддержку государства, психологически и политически комфортное положение в обществе. Религия в лице своих иерархов и институтов вовсе не представляется пассивной жертвой власти: зачастую ее влияние оказывалось решающим и далеко не всегда позитивным, прогрессивным для судьбы общества и государства.

В Российской империи, которая по своему политическому устройству была унитарным государством, а ислам как религия покоренных народов, вынужден был мириться со своим статусом  «терпимой» религии. Сегодня, в федеративном государстве,   ислам не хочет и не может мириться с положением второсортной религии - он требует к себе равноправного отношения, иное  отношение к исламу чреваты серьезными последствиями для судьбы России.

Объективная тенденция возрастания влияния и роли религии в общественно-политической жизни приобретает в современной России все более отчетливые формы. Православие открыто претендует на роль государственной религии в России, находя поддержку и во властных структурах федерального Центра, и в определенной части российского общества, именующей себя «патриотами» и «державниками». Становится нормой практика откровенного ранжирования «российских» религий (а значит и российских народов) в пользу Русского православия. Так, в некоторых российских школах без ведома или с разрешения государственных органов просвещения введен как обязательный предмет «Основы православной культуры» (читай - Закон Божий), несмотря на многоконфессиональный состав учащихся и протесты родителей. В ряде, воинских частей построены и функционируют православные храмы, а  представители других конфессий не имеют собственных храмов и вынуждены довольствоваться   минимальными условиями для отправления религиозных обрядов и соблюдения требований религиозного быта.  Причем, представители исламского, буддистского и иудаистского духовенства стали допускаться в воинские части после решительных протестов последних.  А о строительстве  для них храмов пока и речи нет.

Местные власти, самоустраняясь от решения сложных, требующих научной подготовки и особой деликатности проблем этноконфессионального характера, практикуют «упрощенный» вариант соподчинения религий. Таким образом, власть не только демонстрирует неуважение к Закону, подает пример его неисполнения, но и дестабилизирует этноконфессиональную обстановку в стране, развязывая руки религиозным экстремистам,  особенно исламским, болезненно воспринимающим роль «второсортной» религии, отведенной исламу в России.

Федерализм на этом фоне выглядит политической помехой - идея государственной религии реализуема только в условиях унитарного государства, также как стремление к «наведению порядка в стране железной рукой», то есть установление тоталитарного режима власти. В отличие от сторонников унитаризма, а значит - антидемократизма, великодержавия,ислам и другие религии, носителями которых являются российские национальные меньшинства, кровно заинтересованы в развитии подлинного федерализма, то есть демократизме государственного устройства и общественной жизни России.

Объективные устремления мусульманских народов к подлинному (не формальному, декларативному) федерализму продиктованы их жизненными интересами: только в условиях демократического федеративного государства они могут сохранить свою этнонациональную идентичность, религию, развивать культуру. В условиях унитарного государства их ждет грубая унификация, равносильная потери национального будущего.

Опыт унитаризма в многонациональном, многоконфессиональном государстве себя не оправдал ни в российской, ни в мировой практике. Это доказывают многочисленные этноконфессионалъные конфликты, вспыхнувшие на постсоветском пространстве, едва только ослабли «имперские цепи». К сожалению, на федеральном уровне возобладала в корне неверная точка зрения на причины этих конфликтов, не способствовавшая принятию правильных решений. Главной причиной этноконфессиональных конфликтов были сепаратизм, стремлениенациональных элит к самостоятельности.

Слабость российского федерализма способствует политизации и радикализации«российского» ислама,порождает сепаратистские и экстремистские настроения в мусульманских общинах России: отстраненность от власти, отсутствие легитимных способов влияния на политику своего государства, вынуждает мусульманские народы (как и другие российские национальные меньшинства) к поиску иных путей,     зачастую за пределами правового поля, для зашиты собственных национальных прав, социальных интересов, религии и самобытной культуры. Другими словами, народы присваивают себе функции государства, которые оно не может реализовать: провозгласив себя федеративным государством, Россия по существу осталась унитарным государством со слабыми зачатками демократии едва начавшим формироваться гражданским обществом.

Живой, плодотворный федерализм «есть соглашение народа (как совокупности граждан государства) по поводу форм осуществления принадлежащей ему государственной власти». Такое соглашение возможно исключительно в условиях свободного изъявления желаний и устремлений каждым народом, входящим в Федерацию, то есть в условиях демократического общества.

Путь к гармонизации этноконфессиональных отношений, искоренению этнонационального и религиозного экстремизма (терроризма) лежит через реализацию истинно федеративных отношений, через демократическое обновление всех сфер жизни социума, особенно наиболее чувствительных - национальной и религиозной. Первым и очень важным шагом на этом пути является взаимопознание народов как основа для достижения взаимопонимания, диалога и договора. Договора не только политических элит, правительств, лидеров, а именно народов, которые, сблизившись, и поняв друг друга, сознательно, без какого-либо давления, изберут федерацию формой своего государственного устройства.

Федеративные отношения, как уже отмечалось, основываются на соглашении между различныминародами и территориями. Это означает, что соответствие законодательства национальных республик законодательству Российской Федерации должно исходить не из соподчиненности этих законов, а из соглашения по поводу   уровней законодательства: законы, принимаемые на федеральном уровне, должны быть согласованы с каждым субъектом федерации, прежде чем получить статус общефедерального. В противном случае федеральные отношения подменяются административно-командными, порождающими острые противоречия и конфликты между федеративным Центром и субъектами федерации.

В последнее время такие противоречия наблюдались между федеральным Центром и Ингушской Республикой (по вопросу о многоженстве) и, как уже отмечалось, Татарской Республикой (по вопросу о переходе на латинскую графику), причем в обоих случаях позиция федерального Центра была формалистской, не учитывающей национальную специфику и политическую обстановку в республиках.

Игнорирование национальных и религиозных особенностей народов порождает неуважение к Закону и привычку его неисполнения. В Ингушетии не искоренилось многоженство, но игнорируется федеральный Закон об уголовной ответственности за многоженство, чтобы отцы-многоженцы воспитывали и обеспечивали своих детей, а не пополняли собой состав преступников, томящихся в переполненных российских тюрьмах.    

Если суммировать российский и мировой опыт федерализма, то следует вычленить ряд общих проблем и тенденций в его развитии. Во-первых, федеративная форма государственного устройства подразумевает правовое равенство субъектов федерации и унификацию их конституционного статуса; во-вторых, большинство федераций образовано из территорий и национальных республик, разительно  различающихся по географическим, историческим, социально-экономическим, культурным и иным признакам. Это  неизбежно создает значительную асимметрию в объеме полномочий, реальной политической власти и влияния. В-третьих, набирающей силу тенденцией развития современных федераций является их расширяющаяся асимметрия, в том числе предоставление особогостатусакак единственного, в определенной обстановке, пути предотвращения распада федерации; конституционного закрепления разностатусности субъектов федерации в целях сохранения их единства и максимального учета интересов и прав всех субъектов федерации.

Российская Федерация асимметрична по своему социально-политическому устройству, и это необходимо учитывать в законодательной деятельности, в том числе и в религиозной политике. Создание единого законодательного пространства не должно приводить к его единообразию, унификации, ибо  важно учесть местные, в том числе этноконфессиональные особнности.

Концепция государственно-конфессиональных отношений должна учитывать национальную политику, полиэтнический и поликонфессиональный характер Российской Федерации.

Создание асимметричной федерации, наиболее демократичной и наиболее полно учитывающей права и интересы народов и территорий, - задача сложная и трудоемкая, требующая от федеральной власти высокого профессионализма и особого такта.

Современный мир движется к федерализму. У России нет иного пути гармонизации этноконфессиональных отношений, кроме   пути дальнейшего развития подлинного федерализма. В этом заинтересованы не только мусульмане, но и представители других национальных и религиозных меньшинств России.

Л.А.Баширов



[1]С.Филатов. Традиционные религии, «русская цивилизация» и суверенная демократия.// Религия и конфликт. М.,РОССПЭН.2007.С.15.

Особенности профилактики экстремизма в высших учебных заведениях

Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

    Излученко Татьяна Владимировна
Перспективы науки и образования, 2019, №3 (39)

Автором характеризуются особенности планирования и реализации мер профилактики экстремизма в высших учебных заведениях, обусловленные требованиями законодательства и отношением обучающихся к данной проблеме. Материалы и методы исследования представлены функциональным и комплексным подходами, концепциями возрастных особенностей и функционирования когнитивной системы, а также результатами проведённого анкетирования и опросов обучающихся. Молодёжь представляет наибольший интерес в качестве целевой аудитории для различного рода экстремистских объединений. Низкий уровень правовой информированности, осуществление большой доли коммуникационных контактов опосредовано через ресурсы сети Интернет, недоверие к различным государственным структурам являются предпосылками для вовлечения. Причинами участия в экстремистской деятельности выступают возрастные особенности психики, когнитивные состояния сознания, неопределённость социального статуса, стремление выразить социально-политические идеи и реализовать их, в том числе и с применением насилия. В этой связи возрастает роль в противодействии экстремизму учебных заведений. Эффективными представляются меры адресного характера, ориентированные на выявление и работу с отдельной категорией обучающихся, предоставление квалифицированной поддержки информационно-консультативного плана. Повышение уровня правосознания и доверия к руководству, включённость обучающихся в общественные организации, творческие коллективы и развитие навыков критического мышления будут способствовать минимизации рисков, а ранжирование регионов по уровню экстремистской угрозы оптимизации материально-финансовых затрат.

КРАТКИЙ КУРС ЛЕКЦИЙ ПО ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ РЕЛИГИОЗНО-ПОЛИТИЧЕСКОМУ ЭКСТРЕМИЗМУ

Учебное пособие «Краткий курс лекций по  противодействию религиозно-политическому экстремизму» содержит хронологическое изложение основных этапов  возникновения,  становления  и  распространения религиозно-политического экстремизма в мире и на территории Росси, выявлению особен-ностей данного явления применительно к России и Дагестану, дает обзор ос-новных  тенденций профилактики  и противодействия  религиозно-политическому экстремизму в мире. К каждой теме имеется список литературы и вопросы для самостоятельной проработки. Учебное пособие может быть ис-пользовано студентами вузов негуманитарного профиля, а также всеми, инте-ресующимися историей России.

Пособие разработано в ГОУ ВО «Дагестанский  государственный университет народного  хозяйства»

Комплексный план противодействия идеологии терроризма в Российской Федерации на 2019 – 2023 годы

Комплексный план противодействия идеологии
терроризма в Российской Федерации на 2019 – 2023
годы

ПРОФИЛАКТИКА ЭКСТРЕМИЗМА И ИДЕОЛОГИИ ТЕРРОРИЗМА В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ (тема научных исследований)

Цель социологических исследований в рамках заявленной темы – анализ экстремистской направленности и распространения идей терроризма в молодежной среде Свердловской области и выявление оснований для целенаправленного педагогического и информационно-пропагандистского воздействия с целью раннего предупреждения и минимизации таких проявлений.

Список статей, посвящённых антитеррористической проблематике, в "Российском психологическом журнале"

Новости

«Экстремизм и терроризм в молодежной среде»

«Экстремизм и терроризм в молодежной среде»
20.01.2020 More

Новости

Противодействие террору в цифровом мире. в чем особенности?

Белоруссия, в отличие от многих иных государств пост-советского пространства, практически избежала волны терроризма, столь характерной для 90-х и 00-х годов. Однако это не означает, что эта трансграничная проблема ее не волнует.  В начале октября в Минске под патронажем МИД Республики Беларусь и Департамент транснациональных угроз Секретариата ОБСЕ прошла  международная конференция «Предотвращение и борьба с терроризмом в цифровую эпоху». По данным МИД Беларуси, участниками конференции были руководство ОБСЕ, СНГ, ОДКБ, Контртеррористического управления ООН, Управления ООН по наркотикам и преступности, а также высокопоставленные представители стран-участниц ОБСЕ и стран-партнёров, представители бизнес-сообщества, гражданского общества, аналитических структур.

03.12.2018 More
Отправить материал