"Поясам шахидов" можно противопоставить только "пояса безопасности"

09.04.2010


30 марта объявлен в Москве Днем траура. Тысячи москвичей пришли в этот день к станциям столичного метрополитена, чтобы зажечь свечи и возложить цветы в память о погибших в результате происшедших накануне терактов в подземке. А Сокольническую линию метро, окрашенную на схемах скоростного транспорта в красный цвет, теперь многие называют кровавой…

 

В результате двух взрывов в столичном метро 29 марта 39 человек погибли, более 100 пострадали. 76 из них были госпитализированы. Опознаны, по данным МЧС, пока не все жертвы.

Первый взрыв произошел на станции «Лубянка» в 7 часов 57 минут. Спустя 40 минут на станции «Парк культуры»-радиальная прогремел второй. Взрывы в утренний час пик произвели террористки-смертницы, которые, как стало известно правоохранительным органам, сели в поезд на станции «Юго-Западная». Каждая из них выполнила свою черную работу в момент, когда поезда находились на самих станциях. Как заявил директор ФСБ Александр Бортников, по имеющимся данным, обе «живые бомбы» – уроженки Северного Кавказа. Согласно предварительной взрывотехнической экспертизе, взрывчатое вещество, с помощью которого были осуществлены теракты, – гексоген. Мощность пояса шахидки на станции «Лубянка» составила до 4 кг в тротиловом эквиваленте, на «Парке культуры» – от 1,5 до 2 кг тротила. В обоих случаях взрывные устройства были начинены поражающими элементами в виде нарубленной арматуры и болтов.

Федеральный оперативный штаб (ФОШ) дал указание оперативным штабам в субъектах Российской Федерации (прежде всего имеющим метрополитен) перейти на усиленный режим службы и реализовать весь комплекс мер по обеспечению безопасности граждан в местах массового пребывания людей, на объектах транспорта и жизнеобеспечения граждан. В рамках возбужденных Главным следственным управлением СКП России уголовных дел по ст. 205, ч. 3 «Террористический акт» и ст. 222, ч. 1 «Незаконный оборот оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств» до сих пор проводятся необходимые следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия. В частности, в розыск объявлены две женщины и мужчина, сопровождавшие террористок. Их изображения были получены с камер видеонаблюдения, установленных в метрополитене.

Экстренные службы сработали довольно оперативно. Эвакуация пострадавших длилась не более часа. Кареты «скорой помощи», вертолеты МЧС, пожарные и служащие метрополитена делали все возможное, чтобы спасти людей и ликвидировать последствия взрывов.

Теперь, после траура, самое время разобраться в том, что произошло. И задаться некоторыми вопросами. А их немало.

Первый касается того, почему усиление в столице и других городах ввели уже после взрывов. Как заявил начальник Управления информации и общественных связей ГУВД столицы Виктор Бирюков, накануне, 28 марта, службой «02» было принято пять сообщений, в том числе и анонимных, о заложенных взрывных устройствах в различных частях города. Одиннадцать раз горожане информировали об обнаружении подозрительных предметов. Звонок одной из заявительниц касался непосредственно метрополитена. По ее словам, на станции метро «Коньково» она слышала разговор чеченцев по поводу того, что в московской подземке произойдут взрывы.

Причем среди беседующих были девушки (!). Полученные сведения якобы были переданы «всем заинтересованным ведомствам». И что? Да ничего. Милиция обследовала станцию «Коньково» да на том и успокоилась. А ведь если бы в тот же день на станции и переходы нагнали столько милиционеров, сколько их было 29 марта сразу после взрывов, глядишь, заезжие подрывники изменили бы планы, а то и вовсе отказались бы от них.

Впрочем, на последнее надеяться вряд ли стоит. Март был отмечен активностью спецслужб и правоохранительных органов в Ингушетии, Чечне и Дагестане: были убиты идеолог террористов на юге России Саид Бурятский и глава ваххабитского подполья Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии Анзор Астемиров. В общей сложности в ходе спецопераций погибло около двух десятков боевиков. Так что сомневаться в верности «кавказского следа» московских взрывов не приходится. Бандподполье, которое, несмотря на потери, действует (и действует не только в Чечне и на сопредельных территориях), решило тем самым продемонстрировать: война не закончена, у нас длинные руки, и никто в России не может чувствовать себя в безопасности.

Еще один вопрос касается компетентности тех, кто отвечает за нашу с вами безопасность. Первые часы после терактов поражали путаницей и бестолковостью. Сначала говорили, что в действие были приведены безоболочные взрывные устройства без начинки из убойных элементов (хотя характер ранений и повреждений вагонов и вестибюлей станций позволяет точно определить это безо всяких экспертиз). Потом ФСБ и МЧС не могли согласовать данные о погибших и пострадавших. Одни подтверждали, другие опровергали сообщение, что на «Парке культуры» был найден неиспользованный «пояс шахида». Наконец, заверения министра здравоохранения и социального развития РФ Татьяны Голиковой и московского градоначальника Юрия Лужкова о том, что медучреждения, куда были доставлены раненые, обеспечены всем необходимым, рождали тревогу: а если бы масштабы трагедии оказались более значительными, хватило бы у нас бинтов, донорской крови и всего остального?

Наконец, полной ахинеей выглядят слова обремененных должностями и званиями людей, утверждающих, что объектами атаки должны были стать здания ФСБ, МВД и Минобороны. Откуда им об этом известно? А если они знали об этом заранее – мертвых террористов вряд ли возможно «расколоть», – то почему не были предприняты необходимые превентивные меры?

К сожалению, на экстренном совещании, которое проводил президент Дмитрий Медведев, об этом не говорилось. Кроме требований бороться с терроризмом «до конца», «без колебаний» не было сказано ничего нового. Между тем провал оперативной и агентурной работы спецслужб очевиден. Как очевидно и то, что подразделения МВД по охране метрополитена с большим успехом «мародерствуют», обирая нетрезвых пассажиров и взимая дань с инвалидов-попрошаек, нежели выполняют задачи обеспечения безопасности жителей и гостей столицы.

О работе столичной и милиции вообще в последнее время говорилось немало. Нынешняя трагедия только еще раз подтвердила – реформы в ведомстве давно назрели. Те, кто сегодня должен беречь наш покой, совсем непохожи на эталонных Анискина и дядю Степу – служба для них давно стала своеобразным бизнесом. Но и спецслужбам надо как-то перестраивать свою работу. В том числе с агентурой в стане террористов. Хотя понятно, что это архисложно после того, как добровольные и платные помощники раз за разом предавались или бросались на произвол судьбы в 1992 и 1996 годах. Да и в 2000-м некоторые «попали под раздачу» как участники незаконных вооруженных формирований и пособники. Неудивительно, что многие из них отказались от контактов с федералами, хотя могли бы оставаться бесценными информаторами. И ради предотвращения терактов, подобных мартовским, ради спасения жизней десятков и сотен россиян, независимо от их национальной и религиозной принадлежности, стоит идти на многое, не считаясь ни с моральными, ни с материальными затратами. Тем более денежные фонды на сексотов вряд ли подвергаются «секвестру».

Да, противостоять террору сложно. Враг безлик, коварен, беспощаден. Он бьет неожиданно и больно. Но это не значит, что бороться с ним невозможно. Иначе зачем нам огромные штаты всех этих правоохранителей, не способных гарантировать главное наше право – право на жизнь. Но и мы сами не требуем от них этого. Иначе мы бы давно научились жить так, как жители США, умеющие отличать «желтый» уровень опасности» от «оранжевого». Или были бы также бдительны, как израильтяне, для которых даже ограничивающие в чем-то антитеррористические меры понятны и выполняемы. Каждый – от школьника до пенсионера должен быть вовремя оповещен о грозящей опасности, «знать свой маневр», а если беда уже случилась, уметь спасти себя и окружающих в критической ситуации.

Мы в отличие от жителей других стран до сих пор не можем понять, что противопоставить «поясам шахидов» можно лишь надежные «пояса безопасности». Эти пояса должны быть везде – на административных границах, на транспорте, в местах массового скопления людей. А самое главное – в головах! Потому что кампанейщина одних и самоуспокоенность, беспечность других – не лучшие союзники в борьбе против террористической угрозы, которая существует и, увы, еще долго будет существовать.

А пока мы демонстрируем совсем иное – страх и разобщенность. Да еще желание некоторых, пользуясь ситуацией, погреть руки. Цены частных извозчиков в день теракта в столице «зашкалили». Вот уж точно: кому война, кому мать родна…

 

Дмитрий Тутакаев

Особенности профилактики экстремизма в высших учебных заведениях

Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

    Излученко Татьяна Владимировна
Перспективы науки и образования, 2019, №3 (39)

Автором характеризуются особенности планирования и реализации мер профилактики экстремизма в высших учебных заведениях, обусловленные требованиями законодательства и отношением обучающихся к данной проблеме. Материалы и методы исследования представлены функциональным и комплексным подходами, концепциями возрастных особенностей и функционирования когнитивной системы, а также результатами проведённого анкетирования и опросов обучающихся. Молодёжь представляет наибольший интерес в качестве целевой аудитории для различного рода экстремистских объединений. Низкий уровень правовой информированности, осуществление большой доли коммуникационных контактов опосредовано через ресурсы сети Интернет, недоверие к различным государственным структурам являются предпосылками для вовлечения. Причинами участия в экстремистской деятельности выступают возрастные особенности психики, когнитивные состояния сознания, неопределённость социального статуса, стремление выразить социально-политические идеи и реализовать их, в том числе и с применением насилия. В этой связи возрастает роль в противодействии экстремизму учебных заведений. Эффективными представляются меры адресного характера, ориентированные на выявление и работу с отдельной категорией обучающихся, предоставление квалифицированной поддержки информационно-консультативного плана. Повышение уровня правосознания и доверия к руководству, включённость обучающихся в общественные организации, творческие коллективы и развитие навыков критического мышления будут способствовать минимизации рисков, а ранжирование регионов по уровню экстремистской угрозы оптимизации материально-финансовых затрат.

КРАТКИЙ КУРС ЛЕКЦИЙ ПО ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ РЕЛИГИОЗНО-ПОЛИТИЧЕСКОМУ ЭКСТРЕМИЗМУ

Учебное пособие «Краткий курс лекций по  противодействию религиозно-политическому экстремизму» содержит хронологическое изложение основных этапов  возникновения,  становления  и  распространения религиозно-политического экстремизма в мире и на территории Росси, выявлению особен-ностей данного явления применительно к России и Дагестану, дает обзор ос-новных  тенденций профилактики  и противодействия  религиозно-политическому экстремизму в мире. К каждой теме имеется список литературы и вопросы для самостоятельной проработки. Учебное пособие может быть ис-пользовано студентами вузов негуманитарного профиля, а также всеми, инте-ресующимися историей России.

Пособие разработано в ГОУ ВО «Дагестанский  государственный университет народного  хозяйства»

Комплексный план противодействия идеологии терроризма в Российской Федерации на 2019 – 2023 годы

Комплексный план противодействия идеологии
терроризма в Российской Федерации на 2019 – 2023
годы

ПРОФИЛАКТИКА ЭКСТРЕМИЗМА И ИДЕОЛОГИИ ТЕРРОРИЗМА В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ (тема научных исследований)

Цель социологических исследований в рамках заявленной темы – анализ экстремистской направленности и распространения идей терроризма в молодежной среде Свердловской области и выявление оснований для целенаправленного педагогического и информационно-пропагандистского воздействия с целью раннего предупреждения и минимизации таких проявлений.

Список статей, посвящённых антитеррористической проблематике, в "Российском психологическом журнале"

Новости

«Экстремизм и терроризм в молодежной среде»

«Экстремизм и терроризм в молодежной среде»
20.01.2020 More

Новости

Противодействие террору в цифровом мире. в чем особенности?

Белоруссия, в отличие от многих иных государств пост-советского пространства, практически избежала волны терроризма, столь характерной для 90-х и 00-х годов. Однако это не означает, что эта трансграничная проблема ее не волнует.  В начале октября в Минске под патронажем МИД Республики Беларусь и Департамент транснациональных угроз Секретариата ОБСЕ прошла  международная конференция «Предотвращение и борьба с терроризмом в цифровую эпоху». По данным МИД Беларуси, участниками конференции были руководство ОБСЕ, СНГ, ОДКБ, Контртеррористического управления ООН, Управления ООН по наркотикам и преступности, а также высокопоставленные представители стран-участниц ОБСЕ и стран-партнёров, представители бизнес-сообщества, гражданского общества, аналитических структур.

03.12.2018 More
Отправить материал