Мир после 9/11

09.09.2011


9/11 – так часто обозначают 11 сентября 2001 года, день, когда в США произошла серия из четырех скоординированных терактов.

19 террористов, разделившись на четыре группы, захватили четыре рейсовых пассажирских авиалайнера.

Каждая группа имела как минимум одного члена, прошедшего начальную летную подготовку. Два из этих лайнеров захватчики направили на башни Всемирного торгового центра в южной части Манхэттена в Нью-Йорке. Третий самолет был направлен в здание Пентагона, расположенного недалеко от Вашингтона. Пассажиры и команда четвертого авиалайнера попытались перехватить управление самолетом у террористов, самолет упал в поле около города Шенксвилл в штате Пенсильвания. В результате атак погибли 2974 человека , еще 24 пропали без вести. Большинство погибших были гражданскими лицами. Мир содрогнулся. И от масштабов и горечи потерь. И от осознания того, что в своем противостоянии с человеческой цивилизацией терроризм перешел черту, за которой в самих террористах не осталось ничего человеческого.

Всеобщие шок и растерянность были глубокими. Недаром, как пишет американская пресса, и без малого тремя годами позже бывший в то время директором американского ЦРУ Джордж Тенет, стоя перед спецкомиссией по расследованию терактов 11 сентября, выглядел как «полный импотент» – хоть снимай его в рекламном ролике «Виагры».

Но сейчас прошло уже 10 лет. И ситуация изменилась в корне. Террористическая угроза не исчезла, но говорить об импотенции борцов с ней уже не приходится. Особенно после того, как было покончено с бен Ладеном.

Прежде всего, по обе стороны Атлантики проведена огромная аналитическая и организационная работа: выявлены и оценены угрозы, определены методы борьбы с ними, усилены и перестроены, оснащены новейшим оборудованием спецслужбы, налажена координация их деятельности – вплоть до регулярных саммитов спецслужб. Террористов и их деятельность отслеживают в виртуальном пространстве, срывая их планы новых терактов, находят и уничтожают в реальном.

В Германии, например, поименно известны почти 1000 человек, которые потенциально могут совершить террористические акты, а 128 из них находятся под особым контролем днем и ночью. В террористическое подполье внедрена агентура, часто – из местного населения, которое далеко не всегда разделяет взгляды и методы действий террористов. В печати сообщалось, например, о том, что представители племен, живущих на территории Вазиристана, горном районе на северо-западе Пакистана, на границе с Афганистаном, рассказывали, что за деньги размещали на домах боевиков радиомаяки, по которым наводились американские беспилотные летательные аппараты. Кстати, по информации открытых источников, программа уничтожения боевиков, террористов с помощью беспилотников – успешна, причем, особенно именно в последние годы. Если в 2004-2007 годах таким образом, по оценкам, было уничтожено 112 террористов, то в 2010 году смерть в результате ударов беспилотников нашли 993 человека, а в 2011-м – пока 453.

Но главное – не техника и методы. Главное то, что мир сплотился и объединился, и фундаментом для этого стала как раз борьба с терроризмом – всеми силами, мерами и способами, повсеместно. Причем, когда мы говорим обо всем мире, это ни в коем случае не преувеличение: вопрос противостояния террористической активности стоит в повестке дня крупнейшей международной организации – ООН, в рамках которой создан и активно работает Counter-TerrosrismImplementationTaskForce, реализующий принятую в 2006 году Антитеррористическую стратегию ООН.

Известно, что ООН нередко критикуют за долгий процесс принятия решений и согласований, медлительность действий, но в борьбе с терроризмом члены организации проявляют единодушие, последовательность и решимость, не останавливаясь на достигнутом, довести дело до конца: «Смерть бен Ладена не означает смерти Аль-Каиды и конца терроризма», – заявил не так давно европейский координатор ООН по борьбе с терроризмом Жиль де Керков. С этим нельзя не согласиться. И это значит, что битва будет продолжена.

Сергей Катаев