Huffington Post: Россия и исламский терроризм

Huffington Post: Россия и исламский терроризм

09.10.2011


Во время недавнего 1800-километрового круиза по российским рекам и озерам с посещением церквей и исторических памятников (который устроили выпускники различных университетов) наиболее убедительным из нескольких выдающихся лекторов по вопросам российской истории был Ларри Блэк, профессор Карлтонского университета и директор-учредитель Центра исследования канадско-российских отношений.

В профессоре Блэке привлекало его осознание того, что «эксперты» в области российской (а ранее советской) политики и будущего зачастую катастрофически ошибались. Блэк же в свою очередь казался осторожным, непринужденным, невероятно осведомленным и четко понимающим, что, до тех пор пока в России в самом деле что-то не произойдет, лучше всего не строить безусловных предположений…

Граждане США зачастую забывают (если вообще знают), что Россия - вторая по величине экономика в Европе. Она также является крупнейшим в мире производителем нефти и природного газа – вероятно, более крупным, чем все остальные страны мира, вместе взятые.

Китай в настоящее время закупает весь свой газ у России. Последняя обладает большими запасами гидроэнергии, чем все остальные страны мира, вместе взятые, самой обширной территорией и 25% мировых запасов незамерзшей воды. У России есть 31 атомный реактор и серьезный дефицит рабочей силы. Ее потенциал безграничен.

Но в России есть то, чего у нас нет в таком же масштабе. Это исламский терроризм.

Мы мало знаем о непрекращающейся войне России против терроризма – там происходят примерно тысяча террористических актов в год, и большинство из них совершаются чеченскими экстремистами. В наших СМИ распространено мнение, что Россия (а прежде СССР) придерживается политики репрессий в Чечне, за что ее и осуждают.

Мало кому известно, что после первой Чеченской войны (1992-1996 гг.) Россия подписала межгосударственный договор и согласилась рассмотреть вопрос об отделении Чечни. Россиянам было все равно. Чечня была самым слабым регионом страны тогда, и никого это не волновало. Нужно было что-то решать. И Чечня выиграла.

Вторую Чеченскую войну развязал в 1999 году исламский террорист по имени Шамиль Басаев – одержимый убийствами джихадист, который выступал против существующего в то время чеченского правительства, настаивал на введении законов Шариата, одобрял убийства иностранцев и, в действительности, насаживал головы убитых на пики.

Шамиль Басаев ответственен за взятие заложников в московском театре в 2002 году, в результате которого погибли 170 человек. Он спланировал резню в школе Беслана в 2004 году, в ходе которой лишились жизни 380 человек, 190 из которых были дети. Его люди стояли за атакой смертников больницы, когда погибли 33 человека.

Несомненно, Басаев был убит во время взрыва, но другой террорист, Доку Умаров, продолжает следовать его террористической программе, убив 46 человек во взрыве в московском метро в 2010 году, и 36 человек в начале 2011 года, когда чеченские джихадисты устроили теракт в аэропорту «Домодедово». (Служба безопасности аэропорта до сих пор находится в напряжении – пассажирам приходится трижды проходить процедуру электронное сканирование)…

Первая Чеченская война имела националистическую подоплеку, вторая стала исламистской и вовлекла саудовцев.

С учетом войны России против исламского терроризма напрашивается вопрос: почему она, очевидно, принимает сторону Ирана против интересов США, и выступала против войны с ливийским диктатором Муаммаром Каддафи. Почему Россия настолько сочувствует ХАМАСу и «Хезболла»?

Кто знает? Возможно, это еще одно подтверждение наблюдения Черчилля о том, что Россия - «это задача, завернутая в тайну внутри загадки… вероятно, ключом к ней является российские национальные интересы».

Возможно, так и есть. Это национальный интерес, который Ларри Блэк и другие постоянно изучают.

Питер Уортингтон (Huffington Post,  США)

http://www.inosmi.ru/politic/20111008/175725949.html