Терроризм и геополитика в Центральной Азии и Кыргызстане

Терроризм и геополитика в Центральной Азии и Кыргызстане

01.07.2015


Ислам, как и другие религиозные воззрения, после провозглашения свободы слова и религии в государствах Центральной Азии за последние 20 лет занял прочные позиции в общественной и культурной жизни народов бывшего СССР в Центральной Азии. Однако, основной проблемой интеграции мусульман в общественные и социальные процессы в республиках Содружества во многом стал, с одной стороны, формальный подход чиновников, представителей силовых структур и государственных деятелей, ответственных за политику в религиозной среде, а с другой - общемировые стереотипные антимусульманские тренды, раскрученные и уже ставшие брендовыми, благодаря вооруженным формированиям, возникшим как составной элемент “прокси - воин” ХХI века, после событий 11 сентября в Нью Йорке.


Принципиально новые вооруженные банды и объединения, позиционирующие себя как исламские, но полностью или частично подчиненные спецслужбам или военным структурам западных государств, появились в качестве альтернативы частным военным компаниям и стали использовать религиозные догмы как инструмент для вербовки «людей без знаний».


После событий 11 сентября в США идейные вдохновители глобализации, в основе которой лежит философия социального дарвинизма, столкнулись с проблемой неэффективности “олигархической демократии”, построенной на пространстве бывшего Советского Союза. Следует помнить, что практически все реформы в экономическом секторе государств бывшего СССР, а также социальные преобразования проводились под четким контролем и руководством Международного валютного фонда и других международных финансовых структур, которые за 20 лет сформировали коррумпированный механизм, ориентированный не на построение производства, доступного качественного образования и медицины, а на развитие бесконечных кредитных линий. Разрушение инфраструктуры, производства, сельского хозяйства и образования, деградация интеллектуальной прослойки в государствах бывшего Советского Союза происходили также с ведома вышеупомянутых структур.


Рассматривая религиозную ситуацию в Кыргызской Республике, следует отметить, что действующие власти республики, силовые структуры и религиозное мусульманское сообщество смогли избежать противостояния. После двух “революций” в Кыргызстане, казалось бы, должно было появиться более компетентное и эффективное управление государством. Парламентаризм, призванный минимизировать диктатуру “семейственности” во власти, создал условия, когда коррупционные схемы трансформировались в более сложные механизмы и появились условия для более широких коррупционных проектов.


Ислам, как основа мировоззрения и повседневного быта, также довольно неоднозначно закрепился в социуме Кыргызстана. По мнению экспертов, число приверженцев Ислама с каждым годом растает в геометрической прогрессии. Однако, официальный муфтият никак не выступает в авангарде процессов в религиозной среде. Духовенство республики не смогло завоевать должного доверия в среде верующих. Клановость, низкий уровень образования, как религиозного, так светского, повторяющиеся коррупционные скандалы, связанные с организацией хаджа, все это сводит авторитет людей, которые стоят во главе религиозного сообщества, к минимуму.


При том, что в Кыргызстане сегодня нет прямой вооруженной конфронтации религиозного сообщества с государственными институтами, процессы поляризации в сообществе мусульман, вовлечения их в различные такфиристские группы в том числе и в запрещенную политическую партию “Хизбут Тахрир” продолжаются. В Кыргызстане пока удается избегать превращения мусульманских объединений в деструктивные и маргинальные структуры, действующие в условиях подполья. Эксперты отмечают, что этого не случилось именно по причине открытости, гласности и постоянного диалога в религиозном и секулярном сообществе Кыргызстана.


Иная ситуация складывается в Узбекистане, где политика властей привела к формированию подпольной религиозной оппозиции, контролируемой за рубежа и далеко не теологами Ислама, а политтехнологами из светской среды, близкими к спецслужбам и аналитическим правительственным структурам. Таджикистан после запрета официальной исламской партии может стать свидетелем пополнения рядов зарубежных такфиристских и радикальных течений, реально работающих на определенный геополитический заказ, где цели и задачи могут быть прямо противоречащими исламской догме и целям мусульманского сообщества республики. Запреты на ношение платков и бороды создает условия для еще большего разъединения мусульман и государства.


Ислам, несмотря на то, что эта религия представлена большинством верующих в республиках Центральной Азии, после событий 11 сентября в Нью - Йорке, оказался под мощной критикой мировых СМИ. На мусульман списали все мыслимые и немыслимые теракты, политическую нестабильность в мире, войны и даже увязали с Аль Каидой диктатора Саддама Хусейна, в результате чего был разбомблен и разграблен Ирак. На руинах Сирии, Ливии и Ирака внезапно появились хорошо организованные такфиритские военизированные группы типа ИГИЛ, “Нусра” и множество других полукриминальных групп, эксплуатирующие исламские лозунги, но при этом планомерно уничтожающие как мусульманское население, так и христианское, а также историю этих государств, через грабежи и уничтожение музеев и памятников истории. Между тем можно отчетливо увидеть и понять насколько абсурдны попытки провести параллели между Исламом с тем же ИГИЛ, появившимся в 2006 г. как продукт немусульманской геополитики.


Ни ИГИЛ, ни “Аль-Каида”, ни иные современные террористические и такфиристские организации не были созданы авторитетными учеными Ислама. Более того, многие из тех групп типа “Хизбут Тахрир” или “Аль-Каида” во многих мусульманских странах Ближнего Востока, Персидского Залива, России, Центральной Азии и Юго-Восточной Азии просто запрещены. Все эти группы террористов, начиная с конца ХIХ - начала ХХ веков были во многом продуктом геополитических проектов западных стран, внутреннее содержание которых формировалось европейскими “опекунами”.


По мнению экспертов, в мировой геополитике происходит напряженный этап переформатирования ближневосточного региона. Ирак, Ливия, Сирия - это лишь часть стран, где государственная система отразила “цветные” реформы, но была сломлена войной и внутренним гражданским противостоянием. Ситуация сложилась бы совершенно иначе, если бы все эти войны велись непосредственно силами армии США и НАТО. Это привело бы к большим потрясениям в гражданских обществах Европы и США. В мире моментально бы появилось множество военных блоков на государственном уровне. Огромное количество политиков как в Европе так и в США никогда бы не одобрили войны по схеме средневековых крестовых походов. Но у США в регионе есть надежные стратегические союзники, которые в состоянии формировать группы повстанцев и наемников, объединенных не только хорошим финансированием. При надлежащем идеологическом оформлении указанных мероприятий, эти группы могут обеспечивать свою живучесть высококачественной пропагандой в СМИ и социальных сетях, обеспечивая постоянный приток “добровольцев”.


В ситуации, когда лидеры большинства стран категорически отказываются называть вещи своими именами, в условиях тотальной дезинформации, комментарии по огромному спектру событий в мире и на Ближнем Востоке проецируются в мировых СМИ буквально с уст президентов государств Западной Европы и США, что заводит простого обывателя в тупик, мешая ему сформировать объективную оценку трагическим событиям, происходящим в мире и в регионе Ближнего Востока.


Более того, большинство рядовых мусульман Центральной Азии во многом не имеют представления о том, что к примеру, Саудовская Аравия и Катар в своей внешней политике никогда не пойдут наперекор стратегическим интересам Запада в регионе и мире, что США и Великобритания являются базовой основой в системе безопасности этих стран, что экономика и политика этих государств напрямую зависят от Соединенных Штатов и Англии.


В такой ситуации государства будут всегда заняты бесконечными взаимными претензиями и вооруженными конфликтами и так же, как и ранее, будут отстранены от формирования реальной политики внутри своих стран с учетом реальных интересов собственного населения. Аналитики полагают, что большинство террористических организаций на современном этапе не смогли бы существовать без поддержки извне. Учитывая, что в ХХI веке практически все финансовые и банковские операции прослеживаются, сложно предположить, что ИГИЛ может самолично и без внешней поддержки реализовывать нефть, получать оружие, а главное избегать прямого противодействия со стороны вооруженных сил Иордании, Израиля, Турции, Катара и Саудовской Аравии, которые за короткий промежуток времени могли бы нейтрализовать и ИГИЛ и любую другую террористическую организацию.


Если ИГИЛ не представляет угрозы Израилю, от границ которого эта группа находится буквально в “двух шагах”, то становится интересным: почему его должны бояться Кыргызстан, Туркмения или Россия?


Easttime.ru

Особенности профилактики экстремизма в высших учебных заведениях

Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

    Излученко Татьяна Владимировна
Перспективы науки и образования, 2019, №3 (39)

Автором характеризуются особенности планирования и реализации мер профилактики экстремизма в высших учебных заведениях, обусловленные требованиями законодательства и отношением обучающихся к данной проблеме. Материалы и методы исследования представлены функциональным и комплексным подходами, концепциями возрастных особенностей и функционирования когнитивной системы, а также результатами проведённого анкетирования и опросов обучающихся. Молодёжь представляет наибольший интерес в качестве целевой аудитории для различного рода экстремистских объединений. Низкий уровень правовой информированности, осуществление большой доли коммуникационных контактов опосредовано через ресурсы сети Интернет, недоверие к различным государственным структурам являются предпосылками для вовлечения. Причинами участия в экстремистской деятельности выступают возрастные особенности психики, когнитивные состояния сознания, неопределённость социального статуса, стремление выразить социально-политические идеи и реализовать их, в том числе и с применением насилия. В этой связи возрастает роль в противодействии экстремизму учебных заведений. Эффективными представляются меры адресного характера, ориентированные на выявление и работу с отдельной категорией обучающихся, предоставление квалифицированной поддержки информационно-консультативного плана. Повышение уровня правосознания и доверия к руководству, включённость обучающихся в общественные организации, творческие коллективы и развитие навыков критического мышления будут способствовать минимизации рисков, а ранжирование регионов по уровню экстремистской угрозы оптимизации материально-финансовых затрат.

КРАТКИЙ КУРС ЛЕКЦИЙ ПО ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ РЕЛИГИОЗНО-ПОЛИТИЧЕСКОМУ ЭКСТРЕМИЗМУ

Учебное пособие «Краткий курс лекций по  противодействию религиозно-политическому экстремизму» содержит хронологическое изложение основных этапов  возникновения,  становления  и  распространения религиозно-политического экстремизма в мире и на территории Росси, выявлению особен-ностей данного явления применительно к России и Дагестану, дает обзор ос-новных  тенденций профилактики  и противодействия  религиозно-политическому экстремизму в мире. К каждой теме имеется список литературы и вопросы для самостоятельной проработки. Учебное пособие может быть ис-пользовано студентами вузов негуманитарного профиля, а также всеми, инте-ресующимися историей России.

Пособие разработано в ГОУ ВО «Дагестанский  государственный университет народного  хозяйства»

Комплексный план противодействия идеологии терроризма в Российской Федерации на 2019 – 2023 годы

Комплексный план противодействия идеологии
терроризма в Российской Федерации на 2019 – 2023
годы

ПРОФИЛАКТИКА ЭКСТРЕМИЗМА И ИДЕОЛОГИИ ТЕРРОРИЗМА В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ (тема научных исследований)

Цель социологических исследований в рамках заявленной темы – анализ экстремистской направленности и распространения идей терроризма в молодежной среде Свердловской области и выявление оснований для целенаправленного педагогического и информационно-пропагандистского воздействия с целью раннего предупреждения и минимизации таких проявлений.

Список статей, посвящённых антитеррористической проблематике, в "Российском психологическом журнале"

Новости

«Экстремизм и терроризм в молодежной среде»

«Экстремизм и терроризм в молодежной среде»

Новости

Противодействие террору в цифровом мире. в чем особенности?

Белоруссия, в отличие от многих иных государств пост-советского пространства, практически избежала волны терроризма, столь характерной для 90-х и 00-х годов. Однако это не означает, что эта трансграничная проблема ее не волнует.  В начале октября в Минске под патронажем МИД Республики Беларусь и Департамент транснациональных угроз Секретариата ОБСЕ прошла  международная конференция «Предотвращение и борьба с терроризмом в цифровую эпоху». По данным МИД Беларуси, участниками конференции были руководство ОБСЕ, СНГ, ОДКБ, Контртеррористического управления ООН, Управления ООН по наркотикам и преступности, а также высокопоставленные представители стран-участниц ОБСЕ и стран-партнёров, представители бизнес-сообщества, гражданского общества, аналитических структур.

Отправить материал