Технология террора

17.02.2011


Вчера в ходе спецоперации в центре Москвы, на Киевском вокзале, задержаны три боевика и предполагаемая смертница. Хасан Нажаев, Руслан Юсупов (Хасу Баталов), Рамзан Халиев и 39-летняя вдова одного из полевых командиров Анжела Баталова, судя по их фамилиям, относятся к так называемому «Ногайскому джамаату».

Эта исламистская община вновь оказалась на слуху после гибели дагестанской смертницы Завжат Даудовой в результате взрыва в гостиничном домике на территории стрелкового клуба в московском парке «Кузьминки» в ночь под Новый год. Ее «коллега» из ногайской радикально-религиозной общины Зейнаб Суюнова, на чье имя было арендовано помещение, спустя несколько дней была обнаружена в Волгограде.

Задержанные вчера боевики этапированы в Чечню, где их ждет глава МВД Чечни Руслан Алханов. По его словам, группа пыталась выехать в Кишинев, чтобы переждать время после громкого теракта в «Домодедово» и недавней акции террористки в дагестанском селе Губден Карабудахкентского района. В последнем случае молодая женщина совершила самоподрыв у поселкового отделения милиции, на территории которого находилось также общежитие для военнослужащих Внутренних войск. Погибли трое бойцов, 27 получили ранения.

Все последние, а также произошедшие с конца прошлого года теракты говорят о скоординированности действий различных экстремистских так называемых джамаатов, об управлении ими из единого центра, которым, судя по всему, является так называемый «Имарат Кавказ» Доку Умарова. Самоподрыв в Губдене совершила Марина Хорошева – гражданская жена объявленного в розыск задолго до теракта в «Домодедово» русского ваххабита Виталия Раздобудько. Последний, по предварительным данным, продублировал акцию своей супруги через несколько часов в том же Губдене.

Во всех этих преступлениях, громких и масштабных по количеству погибших мирных граждан и правоохранителей, главную роль играли смертники. Более того – смертницы. При этом подавляющее число смертниц – это «черные вдовы» и жены членов незаконных вооруженных формирований. Задержанная на Киевском вокзале Анжела Баталова и «неудачница» Завжат Даудова – из их числа. Причем последняя – жена так называемого амира губденской диверсионно-террористической группировки Ибрагимхалила Даудова, потерявшего в спецоперациях двух из трех своих сыновей. Предшественник Даудова Магомедали Вагабов известен в том числе и организацией взрывов в московском метро в марте прошлого года. Одной из двух смертниц тогда была жена Вагабова Марьям Шарипова.

Появление русских ваххабитов давно уже не вызывает удивления в республиках Северного Кавказа. Они есть почти в каждом так называемом джамаате. Бывших православных с каждым днем становится больше, уже появилось выражение «русские джамааты». Более того, новые русские мусульмане, как правило, более радикальны. Доступность ритуальной части ваххабитского ислама, его простота и есть основной фактор привлечения молодежи. Но самое главное – это проповедуемое ими строжайшее единобожие, то есть Таухид – осуждение излишеств и роскоши.

Радикальный ислам в последние годы стал всего лишь формой социального протеста. Люди погибают при невыясненных обстоятельствах, исчезают, пропадают без вести. Обращения граждан игнорируются, ни стихийные, ни санкционированные акции протеста не дают результатов в части соблюдения конституционных гарантий и прав людей. Молодежь недовольна тем, что происходит, она абсолютно бесконтрольна, и никто не предлагает принципиально другую модель самовыражения, по своему воздействию на умы равную радикальному исламу.

По словам эксперта по политическому исламу Руслана Гереева, на Северном Кавказе сегодня наблюдается интенсивное развитие ваххабитской мысли. Мониторинги, проводимые в школах, вузах и других местах большого скопления подростковой молодежи, показывают, что они попросту напичканы идеями исламского господства. Этому во многом способствуют интернет-СМИ (направления дженнет-рай), а также видеоматериалы с порталов YouTube и RuTube, которые в обилии передают все «прелести» проводимых спецопераций, есть аудиостенограммы телефонных переговоров боевиков, разумеется, не в пользу государства. Что получает семья убитого ваххабита, кроме преследований, изгнаний, постоянных обысков, арестов, общественного осуждения? И все равно их становится больше с каждым днем.

На сайтах группы «Джамаат шариат» можно прочитать обращение радикалов к молодежи, в котором так прямо и пишется: «Если ты молод и живешь в Дагестане, знай, ты обязательно умрешь, так выбери достойную смерть, как подобает настоящему мужчине и истинному мусульманину». До молодежи доводят в отрыве от контекста аят Корана следующего прямого действия: «И не считайте вы мертвыми тех, кто убит на пути Аллаха. Нет, они живы, удел свой обретя в присутствии Господнем».
Глава МВД Чечни Руслан Алханов (слева) и его подчиненные имеют особую информацию о планах задержанных на Киевском вокзале боевиков.
Фото PhotoXPress.ru


С точки зрения наступательно ислама, то есть сторонников ваххабитского боевого крыла, будущее именно за этим способом ведения террористической деятельности. Происходит увеличение доли присутствия женщин в терроризме, хотя в наиболее масштабных акциях ставку по-прежнему делают на мужчин, так как есть вероятность того, что женщина может не справиться с заданием «амира» в силу разных причин, чаще всего материнства.

Технологии вербовки смертников достигли такого совершенства, что он считает большой честью для себя быть сторонником движения за чистоту ислама и убежден, что только он, а не кто-нибудь другой из огромного числа готовых расстаться с жизнью за ислам, избран, чтобы стать максимально приближенным к Создателю.

Жена убитого ваххабита видит своей главной целью выстоять, вырастить детей – будущих моджахедов, и ради этого она тоже готова отдать свою жизнь не задумываясь. После смерти своего мужа-боевика она, по установленному порядку, переходит в распоряжение «амира». Ему остается только выбрать время, место и способ мести вдовы.

Методика обработки смертниц и смертников постоянно совершенствуется. Ссылки на использование ими психотропных веществ, может быть, и не лишены основания, но это редкие случаи. Зарема Мужахоева трижды не решалась совершить теракт, но тем не менее была осуждена пять лет назад на 20 лет даже после того, как по своей инициативе призналась милиционеру на Тверской о наличии у нее бомбы. Кто после столь сурового приговора подумает о сдаче, даже оказавшись под жестоким давлением боевиков?

В большинстве случаев психофизическая подготовка проходит не один день. Оказавшись в среде боевиков по разным причинам (главная – социальный протест против существующих порядков и отсутствие возможности самовыражения легальным путем в силу клановости и коррупции в обществе, противодействия официального духовенства, силовиков), смертники накапливают протестный потенциал. На протяжении многих месяцев их призывают отказаться от белковой пищи, они питаются хлебом и орехами. Организм ослабевает. Накануне теракта смертники проходят обряд очищения – уединяются, неустанно молятся, проводят полное омовение и полностью отказываются от пищи. Начинаются галлюцинации, «видения», «беседы» с зовущими из рая родственниками, просьбами совершить «шахаду» по приказу «амира» и присоединиться к ним.

Женщины, прежде всего вдовы и незамужние, подвержены террору в силу своей слабости. В ситуации, когда даже министры-силовики не могут защитить свою жизнь, вдовы и сестры боевиков становятся легкой добычей «амиров». Сегодня уже никто не вспоминает о старых методах террора и шантажа в отношении колеблющихся, групповых изнасилованиях под видеокамеру, угрозах родным и близким. Методика стала изощреннее, и жертва-смертница счастлива, что именно она избрана, чтобы предстать перед Всевышним в раю.

И еще одно обстоятельство причин самопожертвования. Она вполне прозаична, без идеологии. В этой среде сдаться силовикам практически невозможно. Ни по идеологическим причинам, ни даже с физической точки зрения. Настолько плотно братство радикалов, знающих о каждом шаге друг друга. Именно этим объясняется и высокий показатель смертности радикальной молодежи при сопротивлении органам правопорядка. Для сравнения можно привести хотя бы случай, произошедший в начале февраля текущего года в Махачкале. В ходе спецоперации «неожиданно» сдались несколько боевиков, блокированных в жилом доме. Удивляться перестали, когда выяснилось, что все они оказались гражданами Казахстана, не прошедших «кавказской чистки». Поэтому за любителями пожить из Средней Азии после их сдачи силовикам закрепился слоган: «В рай нам рановато, однако». Остальные же ждут и надеются, что именно им, а не другим братьям, в следующий раз «амир» прикажет «вступить в рай».

Милрад Фатуллаев

Ответы экспертов:

Представитель Президента России в СКФО: Терроризм будет искоренен и уничтожен

Брошюра "ИГИЛ - угроза человечеству"

Фото

В Липецке прошло ток-шоу «Стоп, экстремизм!»

В Липецке прошло ток-шоу «Стоп, экстремизм!»

Мероприятия

В Пятигорске пройдет форум «Информационная безопасность в науке и образовании»

На базе Пятигорского государственного университета пройдет научно-практический форум «Информационная безопасность в науке и образовании», посвященный вопросам обеспечения комплексной и информационной безопасности образовательных организаций.

Отправить материал