Симметрия хаоса или новая мировая парадигма

22.09.2011


 

После шести месяцев сопротивления режим полковника Каддафи не смог справиться с хорошо подготовленной операцией в собственной столице. Тем не менее, ему удалось сломить тенденцию новых высокотехнологичных, быстрых и медиатизированных войн, которые начались в нескольких арабских странах в 2011 году.

Этот удачный ремейк операции в Заливе свиней на территории Ливии не только ознаменовал собой поворотный момент в системе международных отношений, но и внес несколько негативных моментов в перспективы отношений севера и юга в западном Средиземноморье. 20 лет спустя после развала советской империи и исчезновения так называемой красной угрозы, 2011 год стал годом всеобщего наступления на последние очаги сопротивления господству нового мирового порядка и его идеологии. Первой целью (на очереди, вероятно, государства-сателлиты Китая и противящиеся новому порядку страны Латинской Америки) стали арабские государства. Пожертвовав двумя союзными лидерами (в том числе президентом самой густонаселенной и влиятельной арабской страны), США рассчитывали создать нечто вроде эффекта домино во всем регионе и в частности добиться смены режима в таких государствах как Ливия и Сирия.

Тем не менее, стоившая целое состояние оккупация Ирака Саддама Хусейна и катастрофа в Афганистане вынудили американских стратегов отдать предпочтение новому, более экономному типу войны с использованием информационных ресурсов, социальных сетей, психологических операций, пропаганды, спящих террористических ячеек и «Аль-Каиды» (инструмент, который был создан, профинансирован и вооружен ЦРУ, МИ-6 и множеством других разведслужб для реализации определенных глобальных геостратегических задач). Таким стал этот новый вид быстрой и высокотехнологической войны, которая опирается на поддержку населения, предварительно обработанного массированной, разнонаправленной и приспособленной под местный культурный, религиозный и идеологический гумус пропагандой. Военный путч в Тунис прошел относительно легко, организованно и без лишнего кровопролития, тогда как переворот в Египте доставил неудобства двум ключевым игрокам во внешней политике США: Саудовской Аравии и Израилю. У Иерусалима в частности были все основания выступить против смены режима в Каире, которая вполне могла привести к власти враждебные еврейскому государству силы.

Окончание полувекового мира в западном Средиземноморье

Несмотря на безоговорочное подчинение египетской армии своим наставникам из США, настоящим хозяевам Нила, события на Синайском полуострове стали развиваться по не самому благополучному сценарию. В первую очередь для Израиля. Неожиданный «сопутствующий ущерб» от так называемой глобальной войны. Речь идет о концепции всесторонней и многоуровневой войны, применяемой в конкретных случаях. Не стоит путать его с концепцией войны фон Клаузевица. Это новая форма войны, в которой информационные, пропагандистские, психологические, дипломатические и экономические аспекты используются как оружие в первой линии наступления на государства или группы государств. Кроме того, дипломатические методы с использованием Совета Безопасности ООН и всевозможных СМИ отнюдь не случайно считаются ключевыми этапами любого военного плана США. Так, после Афганистана, Пакистана, Ирана, Ирака, Ливана, Палестины, Сирии, Йемена, Сомали и Судана совершенно не удивительно, что этот прекрасно отлаженный механизм был повернут в сторону Магриба.

Первым слабым звеном в этом страдающем от недостатка интеграции политическом пространстве стала Ливия Муаммара Каддафи, предмет особой ненависти и давний враг немалого числа западных государств и арабских стран Персидского залива. Поспешная военная авантюра НАТО на ливийской земле не только поколебала геостратегический баланс в этом геополитическом пространстве, но и породило риск нарушения всей системы отношений севера и юга в западном Средиземноморье. Кроме того, эта военная авантюра положила конец 50 годам мира, так как последнее военное вмешательство Запада в Северной Африке восходит ко временам сражения за Бизерту (северный Тунис) и войны в Алжире. Еще большее опасение вызывает граничащее с аморальностью вмешательство ряда государств Персидского залива в Магрибе: неистовое преследование ливийскими повстанцами всех выходцев из Центральной и Южной Африки в очередной раз наводит на мысль о продиктованной извне борьбе против африканской ориентации Джамахирии и ее презрения с арабским странам Персидского залива. Подобная тенденция к «африканофобии», вероятно, ляжет в основу будущей ориентации новой Ливии, которую предлагают авторы и финансисты военной агрессии против режима: Ливия без Каддафи станет в первую очередь частью арабского лагеря. Лагеря Иордании, Катара, Объединенных Арабских Эмиратов, Кувейта и Бахрейна. Другими словами, страной, которая будет оторвана от своего африканского окружения.

    

Несмотря на взятие Триполи в результате операции «Сирена» (она, по-видимому, прочно войдет в военные учебники всех армий), ливийцы, нужно отдать им должное, в целом противостояли агрессии против их страны с куда большей эффективностью, нежели гораздо лучше вооруженные иракцы. Ливия выдержала шесть месяцев интенсивных бомбардировок и ударов НАТО, самолеты которого сбрасывали на страну около 200 бомб в день. В этой войне ливийские мятежники, прежде всего повстанцы из Мистраты получили поддержку частных охранных и разведывательных компаний, а также беспилотных аппаратов (речь идет о БПЛА типа Scout). По всей стане американские беспилотники Predator II курсировали в ливийском небе, беспощадно уничтожая все намеченные цели.

Сопротивление страны без каких-либо технологических ресурсов

Недооцененная Ливия полковника Каддафи и ее атипичная горизонтальная система власти задали НАТО непростую задачу. Ко немалому удивлению своих соседей, Ливия, самая маленькая страна Магриба, едва не добилась быстрого и эффективного уничтожения вооруженного восстания, которое стартовало в Киренаике 16 февраля 2011 года. Помешала ей в этом только военная операция Запада. Как бы то ни было, Ливии удалось устоять на ногах после первого удара агрессии международной коалиции во главе с США, Францией, Великобританией, Катаром и Объединенными Арабскими Эмиратами, которые затем передали руководство НАТО, крупнейшему военному блоку на всей планете.

Такое сопротивление страны без каких-либо технологических ресурсов и с крошечной армией из четырех или пяти бригад можно объяснить лишь особым и выходящим за рамки привычного режимом, который установил Муаммар Каддафи. Речь идет об аморфной системе, в которой власть разделена между сотнями племен, а сама концепция государства (как ее понимают на Западе) кажется чем-то чужеродным. Такое «народное» государство, парадоксальная концепция для страны с населением в пять или шесть миллионов человек, обесценило все использованные ранее в Ираке наработки и вынудило НАТО перейти к новой, почти неизвестной парадигме. Без сомнения, Ливия ознаменовала собой провал цикла арабских революций, которые пустили корни на плодородной почве беспорядка и хаоса, подпитываемой социальными сетями и интернет-мессенджерами. Потому что в отличие от Туниса и Египна (прозападные страны, где под маской цветных революций состоялись военные перевороты), Ливия, Йемен и Сирия входили ранее во фронт сопротивления и неприятия. Просто парадоксально видеть, что такой удаленный город как Брега смог продержаться всю войну и пережил Триполи, который не устоял после молниеносного и тщательно подготовленного удара.

Ложь по Оруэллу 

История богата на неожиданные смены альянсов и покровителей. Тем не менее, кому 30 лет назад могло бы прийти в голову, что Организация освобождения Палестины способна выступить против Дамаска? Одряхлевшая и коррумпированная организация палестинского сопротивления так и не смогла простить светскому сирийскому режиму поддержку соперничающего с ней исламского движения, которому удалось взять в свои руки власть в осажденном секторе Газа. Здесь, как и в ливанском эпизоде, явно прослеживается рука Саудовской Аравии. Кроме того, тут нужно отметить стратификацию и наслоение соперничества Саудовской Аравии и ее союзников, гарантов соблюдения строгих законов суннитского ислама, с шиитским Ираном, живым воплощением персидского империализма. Такая схема прекрасно вписывается в планы гегемонии США на Ближнем Востоке, в основе которых лежит игра на этнических и религиозных различиях.

Одной из главных методик обмана в этих новых военных кампаниях против государств служит подмена правды ложью в лучших традициях сталинизма. Так, СМИ без зазрения совести не рассказывают нам ни малейших подробностей использования сирийским правительством армии против собственного мирного населения, и в то же время говорят о числе жертв, которое достойно разве что статистики по ДТП. Разве возможно, чтобы после обстрела с моря такого крупного города как Латтакия было зарегистрировано всего три или четыре погибших? В Ливии градус пафоса подняли еще выше: НАТО, которое придерживается все той же старой и, не побоимся этого слова, дряхлой системы пропаганды, называет кровопролитные налеты на мирное население операциями по его защите! Официальные британские сайты пестрят лживой и бессовестной пропагандой, которая оставляет позади эпоху Сталина. Порочный круг оруэллианской лжи. Этот писатель верно предчувствовал, что английский тоталитаризм может оказаться куда хуже нацизма и сталинизма его времен.

Соединенные Штаты Америки являются главными инициаторами этой кампании. Тем не менее, в ливийском случае они приняли новую линию поведения, сделав вид, что доверили руководство операциями (после уничтожения ливийских систем ПВО) своим союзникам в НАТО. И почти пожалели о таком решении. Франция и Великобритания неважно проявили себя в борьбе с гораздо более слабой и почти не имеющей оружия ливийской армией. Только благодаря логистике США и деньгам Катара и Объединенных Арабских эмиратов эту войну удалось довести до вступления в Триполи сил повстанцев, которые окружили твердое ядро из бойцов спецотрядов ЦРУ, САС, 2-го воздушно-десантного полка, Иорданского легиона, наемников X (экс-Blackwater), а также итальянских и катарских коммандос. 

Слабо знакомые с природой власти в Европе наблюдатели задавались вопросом, что вынудило такие страны как Италия без видимой выгоды надолго настроить против себя государства южного Средиземноморья (другими словами, своих ближайших соседей), приняв участие в агрессии против Ливии или присоединившись к истерическим воплям европейских государств по поводу Сирии. Это при том, что до недавнего времени они могли похвастаться хорошим имиджем в южных странах. Дело в том, что реальная власть в Италии и повсюду в Европе де факто принадлежит не жителям этих стран, а невидимым невооруженным взглядом олигархиям, которые действуют подобно оккупационному правительству.

            

Стратегия двойной изоляции Ирана и Ирака, уничтожение иракского государства и его оккупация, гражданская война в Ливане, раскол в Судане, физическое устранение исторических лидеров палестинского сопротивления, подчинение Ливана, окружение и наступление на Сирию, дестабилизация Йемена, ослабление стран Магриба, создание настоящей огненной стены между Северной Африкой и Сахелем от полуострова Сомали до Атлантики и нынешнее разрушение Ливии - все это непрерывная цепь связанных между собой событий, которая является частью тщательно продуманного и подготовленного плана. В общих чертах его набросал бывший госсекретарь США Генри Киссинджер еще в начале 1970-х годов. Таким образом, нынешняя волна революций, которую повсеместно называют арабской весной (отсылка к цепи событий, обусловивших распад бывшего восточного блока), является ничем иным как продолжением старой стратегии, преследующей одну единственную цель: формирование дальнего и ближнего окружения Израиля для обеспечения существования еврейского государства в ближайшие 50 лет и как следствие его сохранение после 2048 года.

Механизм путча

Энтузиазм, который пытаются раздуть вокруг арабских революций, нередко оканчивается ничем. Пусть все основные СМИ в один голос назвали эти события арабской весной, реальное положение дел не раз всплывало на поверхность благодаря волшебным камерам мобильных телефонов, которые в современном мире есть практически у каждого. Так, нам не показали, как повстанцы со штурмовыми винтовками Gewehr-36 в руках наступают на позиции солдат правительства собственной страны под прикрытием современных боевых вертолетов, беспилотников и бомбардировщиков иностранных государств, а также с огневой поддержкой морской артиллерии, разведданными со спутниковых снимков и бойцами спецотрядов страны, которая обладает поистине огромным опытом диверсий и саботажа. Но именно так и обстояли дела в Ливии. И именно такой сценарий теперь пытаются воссоздать в Сирии и, если получится, в других государствах. Ведь отнюдь не случайно, что с самого начала протестов в стане был дан старт логистической поддержки мятежников, пусть даже их и пытаются представить мирными манифестантами. Кроме того, нельзя не отметить определенную смену стереотипов. Так, с 1960-х годов автомат Калашникова неизменно считался избранным оружием революционеров и повстанцев всех мастей. Использование ливийскими мятежниками модифицированной штурмовой винтовки FN-FAL и противотанковых ракет MILAN (после операции в Триполи они получили немецкие винтовки G-36, которые стоят на вооружении в иорданских отрядах специального назначения) пошло вразрез с устоявшейся традицией. После маоистких, коммунистических, социалистических и националистических восстаний пришла пора неолиберальных революций, которые финансируются богатыми шейхами Персидского залива и получают военную поддержку от международных финансовых кругов.

Тем не менее, возникновение этих новых высокотехнологичных войн, которые опираются на распространение социального хаоса и механизмы научного путча, несет в себе определенные риски и для положивших им начало государств. Великобритания и Франция служат яркими тому примерами. И это несмотря на повсеместный и маниакальный контроль над информационными сетями, который осуществляет армия киберполицейских в обеих странах. Этот надзор куда более плотный, систематический и жесткий, чем хваленое наблюдение за интернетом в такой стране, как Китай. Использование нового информационного оружия (социальные сети и интернет-мессенджеры) против страны, которая применила его одной из первых (предпринятая британцами попытка устроить революцию в Иране в 2009 году), не раз заставляло лондонское руководство просыпаться в холодном поту. Беспорядки в августе этого года вызвали у многих страх эффекта бумеранга, то есть начала британской революции. Факты говорят сами за себя: двоих пользователей Facebook, которые позволили себе опубликовать в сети шутки по поводу беспорядков, приговорили к очень серьезным тюремным срокам. В то же время одержимое войной в Ливии правительство Ее Величества финансирует, вдохновляет и поддерживает тысячи молодых арабов, подталкивая их распространять хаос, беспорядки и мятежи через социальные сети.

Africacom в Сирте?

Использование исламского религиозного символизма для американских и британских спецслужб отнюдь не в новинку. Его история насчитывает больше века с теориями о зеленом плаще, ожиданием мессии и интригами Лоуренса Аравийского. Вокруг всех этих «цветных» пятниц витает резкий запах маркетинга. «Пятница гнева», «пятница мщения» или «пятница протеста» являются 100% продуктами американского маркетинга, которые были адаптированы под местные условия. Приблизительно как и дочерние предприятия Coca Cola на Ближнем Востоке. К этим технологиям нужно добавить целое море разрозненных псевдо фетв (решение по какому-либо вопросу в исламе), большинство из которых распространяют мусульманские «клерки» из суннитских государств Персидского залива, находящихся в зависимости от империи или таких стран, как Египет или Иордания. Речь идет об исламе по-американски, который так же тесно связан с неолиберальной системой, как и биржевая спекуляция с гнилыми активам. Главные инструменты распространения - интернет и спутниковые телеканалы. За анафемой следует «дьяволизация». Так, президента Сирии сравнивают с ханом Хулагу, который возглавлял монгольское нашествие на Ближнем Востоке в XIII веке, тогда как ливийскому вождю все чаще дают птичьи прозвища. Действительно, он нажил себе одних лишь врагов. Пропаганда стран Персидского залива была в первую очередь нацелена именно на него, во время и после его правления. Даже выгнав Каддафи из его укрепленной резиденции Баб-эль-Азизия, США все равно обвинят полковника в сотрудничестве с из антитеррористическими службами. Если учесть, что от всех мусульманских стран требовали сотрудничества в борьбе с терроризмом , который по всей очевидности создали те, кто добивался поддержки, остается лишь поражаться масштабам лжи, окружающей все действия империи вне зависимости от контекста.

Однако все это обречено на провал. Американцы и их союзники оказались не только в экономическом, но и идиосинкразическом тупике. Если на Ближнем Востоке дестабилизация Сирии повлечет за собой серьезнейшие последствия для Израиля, чей ядерный арсенал в этом случае окажется полностью бесполезен, в Магрибе дробление Ливии негативно скажется на перспективах всей системы отношений север-юг в западном Средиземноморье. Нет никаких сомнений в том, что рано или поздно за военное вмешательство в Ливии иностранных держав придется расплачиваться. 

В этой связи, некоторые наблюдатели со скептицизмом рассматривают перспективы иностранного контроля над ливийскими ресурсами с учетом ультранационалистических настроений определенных групп ливийских мятежников. Однако говорить такое значит не понимать скрытых механизмов действующей системы подчинения. Повстанцы, в том числе и их наиболее радикальные военные структуры, слишком слабы, чтобы хоть как-то противиться могущественным покровителям. По сути они еще слабее сторонников Каддафи. Именно по этой причине Ливия представляет собой показательный случай - она стала новым эльдорадо для транснациональных компаний и вратами в Северную Африку и Сахель. И, зная качества некоторых стран «гуманитарной» коалиции, которые известны своей алчностью и остервенелым желанием любой ценой удержать попавший им в руки малейший клочок земли, даже если для этого потребуется устроить геноцид, трудно себе представить, что Ливия сможет избавиться от пришедших на помощь в последнюю минуту защитников.

С учетом ливийского эпилога Africom вероятно принял окончательное решение насчет своих баз в Африке. У него будет достаточно стратегически выгодных точек, как в заливе Сирт, так и на границе Сахеля или даже в центральной Сахаре. В тоже время Россия лишается крупного клиента своей оборонной промышленности, а Китай теряет позиции в Средиземноморье, Северной Африке и Сахеле. Некоторые западные страны крайне негативно относятся к присутствию Пекина в сахельском поясе от Судана до Мавритании и в особенности в Нигере, который является главным поставщиком урана для французских атомных электростанций. 

Распространение беспорядков в стране - это неотъемлемая часть военного арсенала. Хаос становится новой парадигмой международных отношений. Бывший посол США в Пекине и вероятный кандидат на президентских выборах Джон Хантсмен (Jon Huntsman) знает об этом не понаслышке. Его неуклюжая попытка организовать беспорядки в Китае с помощью социальных сетей вынудила его оставить свой пост. 

Тем не менее, наиболее актуальный в настоящий момент вопрос касается долгосрочных последствий этой новой методики хаоса, которая нашла применение в геостратегическом масштабе. Способна ли эта новая форма войны, подразумевающая использование инструментов асимметричного конфликта, в котором государству противостоит куда более сильный в технологическом плане агрессор, создать симметричный хаос в обоих лагерях? Будущеепокажет. 

 

ВисемШеккат("Politique-Actu", Франция)

«La symetrie du chaos, vers un nouveau paradigme international ? »

http://www.inosmi.ru/world/20110921/174930007.html

Ответы экспертов:

"Экстремизм в Киргизии уже пустил корни, ситуация может выйти из-под контроля"

Религии и экстремизм. Способы и методы противодействия религиозному экстремизму в местах лишения свободы

Фото

В сети появились кадры с «вежливыми людьми» в окружении сирийских детей

В сети появились кадры с «вежливыми людьми» в окружении сирийских детей

Мероприятия

В марте состоится международная конференция по противодействию терроризму

Межпарламентская ассамблея (МПА) СНГ совместно с ПА ОБСЕ проведут в конце марта международную конференцию по противодействию терроризму, участником которой, возможно, станет спикер ливанского парламента Набих Берри, передает ТАСС со ссылкой на главу комитета Совета Федерации по международным делам Константина Косачева.

Отправить материал