О терроризме и его пропаганде в СМИ на примере Центральной Азии

О терроризме и его пропаганде в СМИ на примере Центральной Азии

07.06.2015


Терроризм, по своим масштабам и интенсивности, по своей жестокости и формам его проявления, в настоящее время превратился в одну из самых острых проблем человечества. Она также остается тесным образом связан со СМИ, которые иногда могут многократно усиливать косвенное воздействие террористических акций. 

С. И. Ожегов в своем словаре пишет: «Террор — физическое насилие, вплоть до физического уничтожения, по отношению к политическим противникам». В толковом словаре В. И. Даля уточняется нацеленность терроризма — устрашить смертью, насилием. Впервые термины «террор», «террорист» и «терроризм» широко распространились во Франции, в период Великой французской революции в конце XVIII в. Затем эти понятия перешли в оби-ход всего мира, и слово «террор» стало означать любую систему управления, основанную исключительно на страхе и насилии.

В настоящее время термин «терроризм» приобрёл универсальное значение и используется для обозначения мотивированного насилия со скрытыми или явными политическими целями. Т. е., под террором, терроризмом, террористическим актом широкой общественностью понимается устрашение насильственными методами противника: конкретного физического лица или группы лиц, исполняющих государственные, политические или другие общественные функции, с явно отмечаемой уголовной направленностью многих из этих актов насильственных действий.

Следует отметить, что любой террористический акт обязательно включает в себя три элемента: террориста, его жертву или объект нападения, а также лиц, служащих объектом воздействия. И одна из главных целей террористического акта — психологическое воздействие на социум, члены которого не являются непосредственно жертвами данного преступного действия. Атмосфера страха — необходимый элемент всех разновидностей проявлений деструктивной деятельности практически всех террористических организаций.

С 70-х годов прошлого столетия широко используется термин «международный терроризм». Кодекс преступлений против мира и безопасности человечества ООН определяет как «совершение, организацию, содействие осуществлению, финансирование или поощрение агентами или представителями одного государства актов против другого государства или попустительство с их стороны совершению таких актов, которые направлены против лиц или собственности и которые по своему характеру имеют цель вызвать страх у государственных деятелей, групп лиц или населения в целом».

Существует также мнение, что террор и терроризм — понятия несколько разные. В этом случае полагают, что террор — инструмент политических сил, находящихся у власти и опирающихся на законы, репрессивный аппарат подавления, армию, различные спецслужбы и т. д. Терроризм же здесь относится к оппозиционным силам, выступающим против властного аппарата.

За терроризмом давно уже и достаточно прочно закрепилось понятие «оружие слабых». И действительно — исключительно только с помощью достаточно небольшого набора методов подпольно-диверсионной борьбы небольшая группа экстремистов-единомышленников в состоянии противостоять всей мощи государственной власти и охраняющих её правоохранительных органов.

Всё это только до поры, до времени. Возможности террористов-экстремистов против возможностей государственной машины нельзя даже близко сравнивать. Но это всего лишь до тех пор, пока на арену противостояния этих двух разнокалиберных фигур не выходит третий персонаж: средства массовой информации (СМИ).

Почти с самого начала развития человеческой цивилизации, публичность была одной из основных составляющих фундамента террористической деятельности. Древние террористы (как правило — религиозные фанаты) совершали акты физического насилия и убийства на оживлённых улицах и центральных площадях крупных поселений и городов. Уже в те далёкие времена после совершённого теракта заявленное авторство террористической группы почти автоматически повышало её рейтинг как в глазах общества, в глазах соратников по борьбе, так и в глазах противостоящих ей правоохранительных сил того времени. Молва и слухи, передаваемые изустно, в свою очередь довершали задуманное древними террористами.

Сейчас молву и слухи в нашем обществе формируют и молниеносно распространяют многие средства массовой информации. СМИ сейчас — именно тот инструмент, при помощи которого самое незначительное явление или происшествие можно раздуть до неимоверных размеров и, тем самым, превратить его в событие вселенских масштабов. Именно эту особенность многих СМИ террористы и стараются использовать на всю мощь.

Терроризм самым тесным образом связан со СМИ, которые многократно усиливают косвенное воздействие террористических акций. Террористическое покушение на представителей государственной системы может, например, вызвать в общественном сознании сомнение в стабильности существующего уклада общественной жизни и беспомощности правоохранительных органов. Примеров тому можно привести великое множество. Возьмём некоторые из них из самого недалёкого прошлого.

Пример этот, в частности, о том, как некоторые СМИ недобросовестно подходят к освещению событий, не дают сравнительного анализа той или иной ситуации, а всего лишь пребывают в погоне за дешёвым сиюминутным авторитетом у маргинальных слоёв нашего общества, подогревая чуждыми нам пропагандистскими «утками» нестабильность в нашем и без того неспокойном сообществе.

Недавно на страницах некоторых СМИ была размещена относительно достоверная информация о том, что руководство так называемого «Исламского государства Ирака и Леванта», для сокращения иногда называемого ИГИЛ (по другим версиям: «Исламское государство Ирака и Шама» — ИГИШ; «Исламское государство» — ИГ) решило выделить 70 млн. долларов США на дестабилизацию обстановки в государствах Центрально-Азиатского региона с последующим её глубоким «расшатыванием». Этого оказалось вполне достаточно для того, чтобы под воздействием подобной информации мозг рядовых и малосведущих в политике и математике обывателей слегка некритически воспалился, начав искать приемлемые варианты экстренного спасения от нависающей над ними угрозы.

Порассуждаем логически, сопоставляя факты, восполняя тем самым пробелы в подаче информации нашими некоторыми достаточно безответственными и не в меру рьяными СМИ.

Все мы хорошо знаем о событиях, происходящих сейчас на юго-востоке Украины. Более-менее мы в курсе всех тех событий, которые происходили в этой некогда нашей братской республике на протяжении последних 20 лет её независимости. Ещё жив в нашей памяти весь тот набор «революций» разных цветов и оттенков, дестабилизировавших в конце концов жизнь этого государства и приведших к тому, что сейчас там творится.

По самым скромным и не совсем точным подсчётам специалистов, на то, чтобы ситуацию на Украине (население по данным на 2014-й г. — около 45 млн. человек) довести до сегодняшнего накала, спецслужбам США и НАТО потребовалось более 15 лет и около 5,5−6 млрд. долларов США на прямые и косвенные затраты, включая подрывную работу различных неправительственных организаций (НПО, НКО и т. д.).

Пример для сравнения: на организацию достаточно скоротечных (по сравнению с украинскими) трагических событий 2005-го года в Андижанской области Узбекистана (массовые волнения, захват тюрьмы и некоторых госучреждений, столкновения с сотрудниками пра-воохранительных органов и т. д.) зарубежными спецслужбами было потрачено приблизительно около 5−7 млн. долларов США.

Проведём небольшой сравнительный анализ. Начнём с населения центрально-азиатских государств (по данным на 2014 г.).

Узбекистан — около 30 млн. чел., Синьцзян-Уйгурский автономный район (КНР) — около 22 млн. чел., Казахстан — около 18 млн. чел., Таджикистан — около 8 млн. чел., Туркменистан — около 6 млн. чел., Кыргызстан — около 5,5 млн. чел. Итого — почти 90 млн. человек в государствах и регионе Центральной Азии, т. е. — почти в два раза больше, чем на Украине.

По сравнению с Центральной Азией, Украина — более-менее однородное государство с более-менее однородным менталитетом. Тем не менее, вспомним ещё раз: «заинтересо-ванным» организациям удалось успешно «раскачать лодку государственности» Украины не раньше, чем за 12−15 лет и при объёме финансирования порядка около 5,5−6 млрд. долларов США.

Теперь зададимся вопросом: на что может хватить 70 млн. долларов США, якобы выделенных руководством ИГИЛ на дестабилизацию обстановки в Центрально-Азиатском ре-гионе, состоящем из пяти суверенных государств и одного автономного района КНР, которые далеко не однородны в плане идеологическом, религиозном и ментальном, суммарно насчитывающем населения около 90 млн. человек?

Нелишне будет также вспомнить о том, что в Центральной Азии и без ИГИЛ хватает своих «домашних» «борцов за справедливость». Например, таких, как «Хизб ут-Тахрир ал-Ислами», «Исламское движение Узбекистана» и ряд других. У всех этих «борцов» уже имеются в регионе более-менее отлаженные схемы «работы» в области наркотрафика, пропаганды, терроризма, бандитизма и т. д. А тут ещё и ИГИЛ попробует занять свою нишу! Это же для наших англо-американско-саудовско-пакистанских «засланцев» значит только одно: подвиньтесь и делитесь! Рады ли будут наши «искатели высшей справедливости» такому предложению со стороны пришлых чужаков? Вряд ли.

Пример: в феврале прошлого года в Ошской области были задержаны семеро граждан Кыргызстана, вернувшихся из Сирии и пытавшихся организовать ОПГ для добычи денег с последующей переправкой их в Сирию своим хозяевам из ИГИЛ. Эта группа была быстро разоблачена и нейтрализована. По скорости срабатывания очень похоже на то, что правоохранителям помогли в этом наши «домашние» исламисты. Как говорится, конкуренция — дело серьёзное.

Вывод из всего вышесказанного напрашивается соответствующий: правоохранительным органам и соответствующим силовым структурам в такой ситуации следует ещё больше повысить бдительность, и налаживать ещё более тесные контакты с населением государств, в которых они поддерживают порядок, и детьми которого они являются сами.

А простым мирным гражданам необходимо заботиться о строительстве светлого будуще-го своих государств и меньше поддаваться на непродуманную подачу материала некото-рыми безответственными представителями СМИ, заботящимися только о своём собственном рейтинге и пиаре.

И тогда жить будет спокойнее, жить будет веселее.

Вспомним ещё раз: без СМИ само существование терроризма было бы практически невозможно. Разумный вопрос: могут ли действия террористов, порой — весьма кровавые, служить поводом для удовлетворения стремления СМИ к организации «красочных шоу»? Или же сами СМИ провоцируют терроризм специально для поднятия своего дешёвого рейтинга?

Давайте не будем забывать о том, что потенциальным пострадавшим от этого «красочного шоу» может стать само государство и его граждане, к которым также относятся и сотрудники тех самых безответственных СМИ. И если государство не будет вмешиваться в по-рой беспредельную подачу информации СМИ, в конечном итоге, всё государство и его сообщество может стать участником «реального красочного шоу», наподобие украинского или иракско-сирийского. Вот только огромный недостаток подобного «шоу» — вполне реальные человеческие жертвы и экономические потери…

Информационное пространство — слишком тонкая и хрупкая область в жизни любого социума. И уповать здесь на формализованные решения было бы более чем непродуманно. Наиболее приемлемой для всех здесь кажется идея заключения соглашения между госу-дарственной властью и СМИ. Например — о координации взаимоотношений в некоторых сферах, об обмене экстренной информацией, о кодексе поведения работников СМИ в критических ситуациях и др. Много есть над чем ещё совместно подумать и потрудиться, а не тупо, исходя исключительно из своих непродуманных амбиций, подпиливать ту самую ветку, на которой мы все сидим.


Особенности профилактики экстремизма в высших учебных заведениях

Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

    Излученко Татьяна Владимировна
Перспективы науки и образования, 2019, №3 (39)

Автором характеризуются особенности планирования и реализации мер профилактики экстремизма в высших учебных заведениях, обусловленные требованиями законодательства и отношением обучающихся к данной проблеме. Материалы и методы исследования представлены функциональным и комплексным подходами, концепциями возрастных особенностей и функционирования когнитивной системы, а также результатами проведённого анкетирования и опросов обучающихся. Молодёжь представляет наибольший интерес в качестве целевой аудитории для различного рода экстремистских объединений. Низкий уровень правовой информированности, осуществление большой доли коммуникационных контактов опосредовано через ресурсы сети Интернет, недоверие к различным государственным структурам являются предпосылками для вовлечения. Причинами участия в экстремистской деятельности выступают возрастные особенности психики, когнитивные состояния сознания, неопределённость социального статуса, стремление выразить социально-политические идеи и реализовать их, в том числе и с применением насилия. В этой связи возрастает роль в противодействии экстремизму учебных заведений. Эффективными представляются меры адресного характера, ориентированные на выявление и работу с отдельной категорией обучающихся, предоставление квалифицированной поддержки информационно-консультативного плана. Повышение уровня правосознания и доверия к руководству, включённость обучающихся в общественные организации, творческие коллективы и развитие навыков критического мышления будут способствовать минимизации рисков, а ранжирование регионов по уровню экстремистской угрозы оптимизации материально-финансовых затрат.

КРАТКИЙ КУРС ЛЕКЦИЙ ПО ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ РЕЛИГИОЗНО-ПОЛИТИЧЕСКОМУ ЭКСТРЕМИЗМУ

Учебное пособие «Краткий курс лекций по  противодействию религиозно-политическому экстремизму» содержит хронологическое изложение основных этапов  возникновения,  становления  и  распространения религиозно-политического экстремизма в мире и на территории Росси, выявлению особен-ностей данного явления применительно к России и Дагестану, дает обзор ос-новных  тенденций профилактики  и противодействия  религиозно-политическому экстремизму в мире. К каждой теме имеется список литературы и вопросы для самостоятельной проработки. Учебное пособие может быть ис-пользовано студентами вузов негуманитарного профиля, а также всеми, инте-ресующимися историей России.

Пособие разработано в ГОУ ВО «Дагестанский  государственный университет народного  хозяйства»

Комплексный план противодействия идеологии терроризма в Российской Федерации на 2019 – 2023 годы

Комплексный план противодействия идеологии
терроризма в Российской Федерации на 2019 – 2023
годы

ПРОФИЛАКТИКА ЭКСТРЕМИЗМА И ИДЕОЛОГИИ ТЕРРОРИЗМА В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ (тема научных исследований)

Цель социологических исследований в рамках заявленной темы – анализ экстремистской направленности и распространения идей терроризма в молодежной среде Свердловской области и выявление оснований для целенаправленного педагогического и информационно-пропагандистского воздействия с целью раннего предупреждения и минимизации таких проявлений.

Список статей, посвящённых антитеррористической проблематике, в "Российском психологическом журнале"

Новости

«Экстремизм и терроризм в молодежной среде»

«Экстремизм и терроризм в молодежной среде»

Новости

Противодействие террору в цифровом мире. в чем особенности?

Белоруссия, в отличие от многих иных государств пост-советского пространства, практически избежала волны терроризма, столь характерной для 90-х и 00-х годов. Однако это не означает, что эта трансграничная проблема ее не волнует.  В начале октября в Минске под патронажем МИД Республики Беларусь и Департамент транснациональных угроз Секретариата ОБСЕ прошла  международная конференция «Предотвращение и борьба с терроризмом в цифровую эпоху». По данным МИД Беларуси, участниками конференции были руководство ОБСЕ, СНГ, ОДКБ, Контртеррористического управления ООН, Управления ООН по наркотикам и преступности, а также высокопоставленные представители стран-участниц ОБСЕ и стран-партнёров, представители бизнес-сообщества, гражданского общества, аналитических структур.

Отправить материал