О русских и российском Кавказе

31.10.2011


Сегодня много и по-разному говорят о Се­верном Кавказе. Выросла целая плеяда ма­ститых ученых, политиков, журналистов, ко­торые специализируются исключительно на Юге России. Такой интерес понятен и очеви­ден: здесь происходят очень болезненные, но при этом не лишенные исторической яр­кости события. Поднимаются очень важные темы: терроризм, сепаратизм, религия, эко­номика, коррупция, межнациональные отно­шения и так далее. Это действительно очень важные проблемы, в которых нужно разби­раться, о которых необходимо говорить.

Но есть проблема, о которой как-то не очень принято говорить. Хотя это проблема носит принципиально важный характер для сохранения и развития российского Кавказа. Я говорю именно о российском Кавказе, то есть о Кавказе, имеющем вполне опреде­ленную политическую принадлежность и ориентацию. Это проблема русского насе­ления.

Не то, чтобы об этой теме не говорят. Нет, выходят очень интересные журналистские репортажи, публикуются замечательные на­учные исследования, даже слышны отдель­ные выступления политических деятелей. Но в общем потоке информации о Северном Кавказе проблематика русского населения теряется и становится малозаметной.

История Северного Кавказа последних лет превратилась в глазах публики в исто­рию кавказцев. Это опасное заблуждение! Причем страдают им в первую очередь сами русские, так как в среде кавказцев такое за­блуждение все же не так распространено.

Не совсем понятно, почему так происхо­дит. Не хочется думать, что кто-то нарочно «закрывает» тему русских на Кавказе, пони­мая ее актуальность. Скорее действует ба­нальная самоцензура, действует по принци­пу «Как бы кто чего не подумал!» Но, видимо, те, кто так рассуждает, не в полной мере по­нимают остроту проблемы. И вот с этого ме­ста подробнее.

Во-первых, русские - это крупнейший этнос Северного Кавказа.Если говорить об СКФО, то численность русских составляет почти 3 млн. человек. Взяты данные перепи­си населения 2002 года, и в настоящее время общая численность русских изменилась, как изменилось и число русских проживающих в северокавказских республиках (в 2002 году их было 706 тысяч человек). И тем не менее русские остаются самым большим народом на российском Кавказе. Можно ли говорить о проблемах региона и не касаться крупнейше­го регионального этноса?

Во-вторых,можно, конечно, зажмурить глаза и записать всех разом в новую истори­ческую общность «российский народ», запи­сать просто по месту рождения. Но здравый смысл и окружающая действительность гово­рит, что это не так. Мы разные.У нас разный родной язык, мы по-разному молимся, у нас различные идеалы, непохожая внешность. Критическая ли это разность? Нет! Нет, эта разность не критическая.Но не потому, что мы народы России все такие уж гуманисты, и именно нам доступно священное сокровище добрососедства. Наша разность является не критической, потому что многие поко­ления наших предков пробами и ошибками научились уживаться вместе. Мы притер­лись!В той или иной степени выучили обы­чаи друг друга. Сформировали общие тради­ции и обычаи. У нас есть наши общие побе­ды вне зависимости от того, какой мы наци­ональности.

Но при этом не стоит упрощать всё лишь до уровня бытовых контактов и народной ди­пломатии. Когда говорят о той или иной сте­пени близости народов, то имеют ввиду их интегрированность в единое языковое, соци­альное, политическое, культурное и эконо­мическое пространство. Для такой сложной интеграции не достаточно совместного про­живания и народной дипломатии.

Интегра­ция происходит на основе языка, баланса интересов и ценностей, понятных и более или менее принимаемых гражданами стра­ны, независимо от их этнической принад­лежности. Помимо этого необходим инте­гратор,то есть социальная или этническая группа, которая может (или смогла бы) обе­спечить распространение этих общих ценно­стей от центра страны до самых до окраин и смогла обеспечить соблюдение более или менее приемлемого баланса интересов раз­личных народов, в том числе на Кавказе.

И этим интегратором являются русские,которые плохо или хорошо, но в целом сво­дят все разрозненные ниточки этнических интересов в единую ткань российской жиз­ни. Не какая-то абстрактная идентичность и не СМи, а именно русское население. В том числе и на юге, где русские являются свя­зующим звеном между Северным Кавказом и остальной Россией. И никто другой в обозри­мом будущем на себя эти функции взять не сможет, даже если захочет, так как другие народы Кавказа этого просто не примут. Или в качестве интеграторов осетин примут ингу­ши, а чеченцев - народы Дагестана, карача­евцев - кабардинцы и так далее? Здесь мож­но парировать тем, что если жизнь становит­ся все хуже, то зачем такой интегратор. Я так не считаю. Это требует отдельного анализа, и я постараюсь провести его дополнительно.

В-третьих,забывая про то, что русские такой же этнос Кавказа, как, скажем, чер­кесы или даргинцы,мы создаем крайне опасную ситуацию. Вкратце опишу ее, раз­ложив на две составляющие: с точки зрения кавказских этносов и с точки зрения русских.

Когда я говорю о кавказских этносах, то имею в виду этносы, для которых Кавказ яв­ляется (или являлся) местом проживания основной части населения. Для меня «кавказскость» в большей степени территориаль­ный, а не этнический критерий.

итак, когда представители кавказских эт­носов начинают считать, что русские это но­вый или пришлый народ на Кавказе (забывая о том, что русские в разных частях Кавка­за селились, начиная с XI века),то для не­которых горячих голов это может означать, что русских нужно выдавливать отсюда, мож­но убивать, что территории расселения рус­ских - это захваченные территории, которые непременно необходимо освободить и так да­лее.

Когда русские начинают считать себя не­кавказским этносом в том смысле, что Кавказ не является исконной территорией их прожи­вания, то это означает, что для каких-то го­рячих голов, скажем, в армейских или дру­гих силовых структурах Кавказ начинает вы­глядеть как колония, в которой русские, как основной этнос России, временно находится. А раз это колония, значит можно здесь вести себя в качестве легионеров, то есть брать ре­сурсы или какой-либо из видов ренты, мож­но проводить карательные операции, можно бомбить, не оглядываясь ни на что. Скажем, какому-нибудь абстрактному русскому пол­ковнику, генералу или политику бомбить Во-логодчину не приснится и в кошмарном сне, а Чечню можно, потому что это колония, по­тому что кто-то не очень умный объяснил, что русские на Кавказе временно, что Кавказ не является домом для русских.

Так можно ли, говоря о российском Кав­казе, забывать о русских? Мне кажется, что это очень опасно для всех, и для кавказцев и для русских.

Существуют и другие обстоятельства, ко­торые объясняют крайнюю необходимость говорить о проблемах русского населения Северного Кавказа и поднимать эту тему на различных уровнях. Но и описанного пред­ставляется достаточным.

Нравится это кому-то или нет, но вне рус­ского населения, ощущающего Кавказ сво­им домом, Северный Кавказ будет стано­виться все менее российским регионом со всеми вытекающими отсюда как для России, так и для северокавказских регио­нов последствиями.Хотя номинально рос­сийская принадлежность может и сохранять­ся. Это не означает, что русской темой ис­черпываются проблемы Северного Кавказа. Нет. Существует множество разноплановых проблем, они касаются в том числе и поло­жения других этносов. Но комплекс проблем связанных с состоянием, положением, ролью русского населения и взаимодействием рус­ских с северокавказскими этносами, являет­ся одним из наиболее значимых для россий­ского Кавказа. А то внимание, которое уде­ляется данной теме в СМИ, научном сообще­стве и политических кругах представляется явно недостаточным. Причем подобная си­туация длится десятилетиями, что усугубля­ет характер проблем. Сохранить российский Кавказ в качестве полноценного российско­го региона вне постановки проблемы русских сложно. Увидеть проблему и начать говорить о ней - значит сделать первый шаг к ее ре­шению.

 

И.Савченко,

кандидат социологических наук, доцент

Ответы экспертов:

Представитель Президента России в СКФО: Терроризм будет искоренен и уничтожен

Проект «Агрессивные и враждебные поведенческие стратегии лиц с разными ДНК-маркерами»

В 2016 году  на базе Южного федерального университета  были проведены научно-исследовательские  работы по проекту РНФ «Агрессивные и враждебные поведенческие стратегии лиц с разными ДНК-маркерами». Работы представляют значительный интерес с точки зрения изучения  психологических механизмов  формирования   асоциальных форм поведения человека.

Фото

В Липецке прошло ток-шоу «Стоп, экстремизм!»

В Липецке прошло ток-шоу «Стоп, экстремизм!»

Мероприятия

В Пятигорске пройдет форум «Информационная безопасность в науке и образовании»

На базе Пятигорского государственного университета пройдет научно-практический форум «Информационная безопасность в науке и образовании», посвященный вопросам обеспечения комплексной и информационной безопасности образовательных организаций.

Отправить материал