Новая «бизнес-модель» Аль-Каиды

03.11.2011


Существуют доказательства того, что Аль-Каида получает все меньше финансовых средств на осуществление идеологической и боевой деятельности от сочувствующих ей отдельных лиц, а также различных «благотворительных» фондов. Уменьшились и финансовые ресурсы первых лиц всемирного движения джихада.

Все это заставило экстремистов провести оптимизацию расходов и изменить тактику, то есть, по сути, выстроить новую «бизнес-модель», ориентированную на уменьшение стоимости диверсионных актов, а также снижение числа задействованных при проведении терактов представителей головной структуры этой организации.

С самого начала Аль-Каида не разрабатывала социально-политическую программу, которая вероятнее всего смогла бы обеспечить ей дополнительную привлекательность среди населения. В этом смысле эта организации серьезно уступает, например, таким движениям, как «Братья-мусульмане» в Египте, которые прошли достаточно длительный путь от радикализма до создания общественно ориентированных проектов, что обеспечивает им возможности привлечения под свои знамена значительного числа сторонников. Не отличается  крепостью и организационная структура Аль-Каиды. Ее региональные подразделения уже обрели самостоятельность от центрального руководства. Наиболее важные из них - «Аль-Каида на Аравийском полуострове» (АКАП), «Аль-Каида в странах исламского Магриба» (АКИМ) и «Аль-Каида в Ираке» (АКИ) — уже имеют возможности для самостоятельного планирования и проведения операций.

В результате в настоящее время непосредственно у Аль-Каиды находится под ружьем до 200 опытных боевиков в районе афгано-пакистанской границы. Вместе с тем глобальность борьбы, заявленная этой организацией, априори не предполагает ограничиваться ведением боевых действий исключительно «зоной племен». Спектр ее интересов гораздо шире.

У головной Аль-Каиды есть два основных пути повышения своих конкурентных преимуществ. Во-первых, выступление в роли финансового консультанта и посредника среди радикальных исламистских группировок. Здесь Аль-Каида готова предоставить местным группировкам свои схемы по переводу финансовых средств и даже оказывать содействие по созданию и развитию бизнесов. Во-вторых, распространение религиозных трудов общепризнанных теоретиков из рядов Аль-Каиды, а также оказание информационной поддержки новым локальным экстремистским организациям.

Но при этом, как это модно сейчас говорить, головной офис Аль-Каиды прилагает все усилия, чтобы оставаться брендом для всех многочисленных экстремистских группировок и развивает организацию с упором на ее «уникальность» в глобальном движении джихада. Ядро Аль-Каиды переориентировалось на обучение, оснащение и поставку высококвалифицированных диверсантов в группировки разных стран, сократив при этом расходы на вербовку новых бойцов, а также на организацию и проведение террористических акций.

 

В местные экстремистские организации делегируются, как правило, несколько  ветеранов джихада (боевиков «старой» Аль-Каиды), которые служат в качестве моста между ядром Аль-Каиды и местными группами джихадистов. Наряду с этим нередко ядро оказывает поддержку региональной организации финансами (хотя и в значительно меньшем объеме), формируя в одном из лагерей Аль-Каиды костяк бойцов, своего рода элиты, подготовленных и ориентированных на глобальные цели борьбы.

После окончания обучения эти «носители идеи» вместе с инструктором Аль-Каиды выполняют операции боле высокого уровня по сравнению с другими членами группировки. При этом они строго следуют нормам «чистого ислама», выступая с проповедями о первоочередности глобальной борьбы против Запада и его союзников. За счет неоспоримого авторитета этих бойцов другие члены группировки постепенно переориентируются с локальных на международные цели, что полностью соответствует интересам идеологов головной структуры Аль-Каиды.

Ярким примером такой деятельности может служить рассказ Фазула Мухаммеда (он же Фазул Харун), представителя Аль-Каиды в Восточной Африке. В своей книге «Война против ислама» он подробно рассказал о своем сотрудничестве с сомалийской террористической организацией «Шабаб», в которой он, по сути, стал официальным представителем от Аль-Каиды. По  словам Мухаммеда, он оказывал услуги «шабабовцам» по повышению их боевой квалификации путем подготовки специальных диверсионных сил, снайперов, а также учил основам ведения финансовой деятельности террористическими группировками.

Еще одним примером того, как головная Аль-Каида продвигает свой бренд и связанные с ним «профессиональные услуги», является афганский джихад. Здесь экстремисты из центрального аппарата не имеют возможности для агитационно-боевой работы. Вместе с тем они способны эффективно использовать местные группировки джихада для проведения политики, отвечающей интересам головой структуры. Расчет строится на то, что местные структуры талибов будут и дальше сражаться с иностранными коалиционными войсками, воспринимая их как оккупантов, независимо от того, будет существовать Аль-Каида или нет.

Таким образом? Аль-Каида даже в условиях ограниченных финансовых и материальных возможностей продолжает оставаться серьезным игроком в глобальном джихаде. Более того, за счет плотного сотрудничества с  различными экстремистскими она способна наносить ощутимые удары по интересам Запада в различных регионах мира.

Дмитрий Нечитайло,

Институт востоковедения РАН

Ответы экспертов:

Эксперт: От бесполетной зоны в Сирии выиграют лишь террористы

Учебник «Противодействие терроризму»

Фото

В Пятигорске прошел Северо-Кавказский молодежный форум «Машук-2016»

В Пятигорске прошел Северо-Кавказский молодежный форум «Машук-2016»

Мероприятия

В Москве пройдет конференция «Противодействие идеологии терроризма и экстремизма в образовательной сфере и молодежной среде»

III Всероссийская научно-практическая конференция «Противодействие идеологии терроризма и экстремизма в образовательной сфере и молодежной среде» состоится в Москве 27 и 28 сентября 2016 года.

Отправить материал