Новая «бизнес-модель» Аль-Каиды

03.11.2011


Существуют доказательства того, что Аль-Каида получает все меньше финансовых средств на осуществление идеологической и боевой деятельности от сочувствующих ей отдельных лиц, а также различных «благотворительных» фондов. Уменьшились и финансовые ресурсы первых лиц всемирного движения джихада.

Все это заставило экстремистов провести оптимизацию расходов и изменить тактику, то есть, по сути, выстроить новую «бизнес-модель», ориентированную на уменьшение стоимости диверсионных актов, а также снижение числа задействованных при проведении терактов представителей головной структуры этой организации.

С самого начала Аль-Каида не разрабатывала социально-политическую программу, которая вероятнее всего смогла бы обеспечить ей дополнительную привлекательность среди населения. В этом смысле эта организации серьезно уступает, например, таким движениям, как «Братья-мусульмане» в Египте, которые прошли достаточно длительный путь от радикализма до создания общественно ориентированных проектов, что обеспечивает им возможности привлечения под свои знамена значительного числа сторонников. Не отличается  крепостью и организационная структура Аль-Каиды. Ее региональные подразделения уже обрели самостоятельность от центрального руководства. Наиболее важные из них - «Аль-Каида на Аравийском полуострове» (АКАП), «Аль-Каида в странах исламского Магриба» (АКИМ) и «Аль-Каида в Ираке» (АКИ) — уже имеют возможности для самостоятельного планирования и проведения операций.

В результате в настоящее время непосредственно у Аль-Каиды находится под ружьем до 200 опытных боевиков в районе афгано-пакистанской границы. Вместе с тем глобальность борьбы, заявленная этой организацией, априори не предполагает ограничиваться ведением боевых действий исключительно «зоной племен». Спектр ее интересов гораздо шире.

У головной Аль-Каиды есть два основных пути повышения своих конкурентных преимуществ. Во-первых, выступление в роли финансового консультанта и посредника среди радикальных исламистских группировок. Здесь Аль-Каида готова предоставить местным группировкам свои схемы по переводу финансовых средств и даже оказывать содействие по созданию и развитию бизнесов. Во-вторых, распространение религиозных трудов общепризнанных теоретиков из рядов Аль-Каиды, а также оказание информационной поддержки новым локальным экстремистским организациям.

Но при этом, как это модно сейчас говорить, головной офис Аль-Каиды прилагает все усилия, чтобы оставаться брендом для всех многочисленных экстремистских группировок и развивает организацию с упором на ее «уникальность» в глобальном движении джихада. Ядро Аль-Каиды переориентировалось на обучение, оснащение и поставку высококвалифицированных диверсантов в группировки разных стран, сократив при этом расходы на вербовку новых бойцов, а также на организацию и проведение террористических акций.

 

В местные экстремистские организации делегируются, как правило, несколько  ветеранов джихада (боевиков «старой» Аль-Каиды), которые служат в качестве моста между ядром Аль-Каиды и местными группами джихадистов. Наряду с этим нередко ядро оказывает поддержку региональной организации финансами (хотя и в значительно меньшем объеме), формируя в одном из лагерей Аль-Каиды костяк бойцов, своего рода элиты, подготовленных и ориентированных на глобальные цели борьбы.

После окончания обучения эти «носители идеи» вместе с инструктором Аль-Каиды выполняют операции боле высокого уровня по сравнению с другими членами группировки. При этом они строго следуют нормам «чистого ислама», выступая с проповедями о первоочередности глобальной борьбы против Запада и его союзников. За счет неоспоримого авторитета этих бойцов другие члены группировки постепенно переориентируются с локальных на международные цели, что полностью соответствует интересам идеологов головной структуры Аль-Каиды.

Ярким примером такой деятельности может служить рассказ Фазула Мухаммеда (он же Фазул Харун), представителя Аль-Каиды в Восточной Африке. В своей книге «Война против ислама» он подробно рассказал о своем сотрудничестве с сомалийской террористической организацией «Шабаб», в которой он, по сути, стал официальным представителем от Аль-Каиды. По  словам Мухаммеда, он оказывал услуги «шабабовцам» по повышению их боевой квалификации путем подготовки специальных диверсионных сил, снайперов, а также учил основам ведения финансовой деятельности террористическими группировками.

Еще одним примером того, как головная Аль-Каида продвигает свой бренд и связанные с ним «профессиональные услуги», является афганский джихад. Здесь экстремисты из центрального аппарата не имеют возможности для агитационно-боевой работы. Вместе с тем они способны эффективно использовать местные группировки джихада для проведения политики, отвечающей интересам головой структуры. Расчет строится на то, что местные структуры талибов будут и дальше сражаться с иностранными коалиционными войсками, воспринимая их как оккупантов, независимо от того, будет существовать Аль-Каида или нет.

Таким образом? Аль-Каида даже в условиях ограниченных финансовых и материальных возможностей продолжает оставаться серьезным игроком в глобальном джихаде. Более того, за счет плотного сотрудничества с  различными экстремистскими она способна наносить ощутимые удары по интересам Запада в различных регионах мира.

Дмитрий Нечитайло,

Институт востоковедения РАН

Ответы экспертов:

"Экстремизм в Киргизии уже пустил корни, ситуация может выйти из-под контроля"

Военно-политическая история Северного Кавказа в европейских исследованиях (XVIII–XX вв.)

Д. С. Ткаченко

УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ
Направление подготовки 46.04.01 – История
Магистерская программа «Отечественная история»
Магистратура

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
«СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Фото

В сети появились кадры с «вежливыми людьми» в окружении сирийских детей

В сети появились кадры с «вежливыми людьми» в окружении сирийских детей

Мероприятия

В марте состоится международная конференция по противодействию терроризму

Межпарламентская ассамблея (МПА) СНГ совместно с ПА ОБСЕ проведут в конце марта международную конференцию по противодействию терроризму, участником которой, возможно, станет спикер ливанского парламента Набих Берри, передает ТАСС со ссылкой на главу комитета Совета Федерации по международным делам Константина Косачева.

Отправить материал