Легитимность и коммуникационная эффективность власти как слагающие ее безопасности

25.11.2011


Легитимность современной политической власти и ее институтов находится в прямой зависимости от ее коммуникативных свойств. Сегодняшняя Россия сталкивается с проблемой недостаточно высокого уровня поддержки институтов политической системы и самой политической власти населением.

Стоит задаться вопросом: может ли, к примеру, экстремистки настроенные организации и их лидеры влиять на легитимность власти целого государства. Полагаем что да. Стоит вспомнить, к примеру, чеченский кризис, в ходе которого легитимность российской власти несколько снизилась. Причем как внутри страны, так и за ее пределами. Еще незавершившаяся «исламская весна» – яркий тому пример. Легитимность власти стала такой, что ее самой не стало.

Представляется, что проблемы легитимности власти и политической коммуникации взаимосвязаны. Потому, что в настоящее время развитие эффективных постоянных двусторонних динамичных прозрачных отношений социально-политических субъектов коммуникативного пространств является условием повышения стабильности и легитимности политической системы. Чем больше открытости в действиях власти, тем лучше граждане и общество понимают, что власть действует в их интересах и тем больше поддерживают власть, а, следовательно – тем более устойчива общественная и политическая системы. Как отмечает исследователь М. Хауард: «…демократии необходимы дружественно настроенные к ней элиты и соответствующая институциональная структура. Но ей также нужен и демократически настроенный народ; она процветает и крепнет в обществе, где большинство людей поддерживают демократические ценности и на словах, и на деле»[1]. Главная же функция политической коммуникации состоит в том, чтобы организовать доступные и альтернативные информационные каналы для полноценного информационного контакта с населением.

Стоит отметить, что в закрытых политических системах, с автократичным или тоталитарным режимами правления легитимность политической власти может находиться на достаточно высоком уровне. Здесь легитимность политической системы и самой власти была достигнута с применением репрессий к неугодным вольнодумцам и ограничением информационного поля, а точнее – его полным государственным контролем. Однако сегодня влияние внешнеполитической легитимации приобретает уже важнейшее, если не первостепенное значение по отношению к внутренней (режимы С. Милошевича в Югославии, Ф. Кастро на Кубе и т.д.)[2]. И в Сербии, и на Кубе уровень внутренне легитимности политической власти был достаточно высок, но вот внешнеполитический уровень легитимности был значительно ниже благодаря усилиям стран Запада и США. Эти страны с успехом использовали и используют свой мощный экономический, административный и информационный потенциал для снижения уровня внешнеполитической легитимности власти в этих странах. Про успешность использования такого потенциала говорит недавно проведенная странами коалиции «исламская весна». Представляется, что эта «весна» трансформируется в «осень», а может и далее.

Иными словами степень проникновения коммуникационных каналов из-за рубежа, коммуникационная глобализация может привести к снижению легитимности внутри страны, к снижению внешнеполитической легитимности, что может привести к краху политичного режима любого слабо развитого в коммуникационном плане государства. Современное состояние проникновения информационно-коммуникативных каналов из-за рубежа в любую страну велико и иногда и превосходит степень влияния на общество своих внутренних каналов коммуникации. В качестве примера можем привести ряд стран Африки, где информационные каналы предоставляются в основном западными странами (и, конечно, контролируются ими), среди них телевизионные каналы, спутниковая связь, провайдеры Интернета и др.

Уровень легитимности политической власти отдельной (в коммуникационном плане неразвитой) страны зависит от государств с более широкими коммуникативными возможностями. Также уровень внутренней легитимности власти в настоящее время определяется во многом внешнеполитическим уровнем легитимности. А как отмечает адъюнкт-профессор факультета политологии Университета Нью-Йорка Ж. Розенталь: «Государства продолжают нести ответственность за то, что происходит на их территории, но если они теряют легитимность, то тогда допустимо вторжение для ликвидации серьезных угроз»[3]. Другими словами, потеря легитимности правящим руководством государства для ряда исследователей и политиков есть прямое основанием для военного вторжения на территорию любой страны. С другой стороны потеря политической легитимности властью, при желании остаться ей у руководства государства сделает ее полностью зависимой от своего бюрократического аппарата. Особенно отчетливо это проявляется в случае снижения популярности главы государства: «Президент, не обладающей поддержкой населения и легитимностью, становится зависимым от основных политических деятелей в составе государственной бюрократии»[4].

Стоит задаться вопросом: всегда ли в своих действиях власть должна руководствоваться прямотой и открытостью? Всегда ли на пользу населению страны пойдет так называемая «кристальная» честность в предоставлении информации о тех или иных событиях или действиях? Думается, что нет. Любая политическая власть всегда стремится манипулировать населением, искажая информацию или выпуская ее дозировано. И информационная манипуляция властью массами будет тем успешнее, чем выше легитимность самой власти, чем выше доверие к ней и ее действиям, и к тем коммуникационным каналам, по которым она транслирует информацию в социум. Естественно возникает вопрос, до какой степени возможно искажение информации властью без снижения легитимности?

Полагаем, что манипулировать массами до бесконечности нельзя; а власть, которая этого не хочет учитывать, не может быть эффективной в длительной перспективе и не имеет больших шансов на свое существование. Устойчивость власти, степень одобрения ее действий обществом, т.е. поддержание высокого уровня легитимности, находится в прямой взаимосвязи с ее информационно-коммуникативными свойствами и является прямым основанием безопасности ее деятельности и существования. Важнейшим условием легитимности в настоящее время стоит назвать – внешнеполитическую легитимность. По сути дела, в период «исламской весны», страны запада поддержали экстремистки настроенные организации, в свою очередь, снижая уровень внешнеполитической легитимности и способствуя снижению легитимности внутри страны. Результат получается таким, что теперь «весна» переходит в «исламскую осень»…

 

канд. полит. наук

Забузов О.Н.

 


[1]См.: Howard M.M. The Weakness of Civil Society in Post-Communist Europe – Cambridge: Cambridge University Press, 2003. – P. 147.

[2]См.: Дибиров А.З. Легитимность власти и политический режим: Автореф. дис. ...
д-ра полит. наук. – М., 2002. – С. 6.

[3]Rosental J. New rules for war? // Naval War College Review. – 2004, Summer/Autumn. – Vol. 57. – № 3/4. – P. 91–101.

[4]См.: Sherman P., Sussex M. Foreign policy-making and institutions // Institutions and political change in Russia / Ed. by Robinson N. – L., 2000. – P. 171.

Ответы экспертов:

Представитель Президента России в СКФО: Терроризм будет искоренен и уничтожен

Проект «Агрессивные и враждебные поведенческие стратегии лиц с разными ДНК-маркерами»

В 2016 году  на базе Южного федерального университета  были проведены научно-исследовательские  работы по проекту РНФ «Агрессивные и враждебные поведенческие стратегии лиц с разными ДНК-маркерами». Работы представляют значительный интерес с точки зрения изучения  психологических механизмов  формирования   асоциальных форм поведения человека.

Фото

В Липецке прошло ток-шоу «Стоп, экстремизм!»

В Липецке прошло ток-шоу «Стоп, экстремизм!»

Мероприятия

В Пятигорске пройдет форум «Информационная безопасность в науке и образовании»

На базе Пятигорского государственного университета пройдет научно-практический форум «Информационная безопасность в науке и образовании», посвященный вопросам обеспечения комплексной и информационной безопасности образовательных организаций.

Отправить материал