Как возникает терроризм и что с ним делать?

15.04.2010


Софья Доринская, уполномоченная гражданской комиссии по правам человека России, на конференции «Влияние терроризма на современное общество» нашла ответы на животрепещущие вопросы.

В 1976 году русский писатель Александр Солженицын опубликовал статью, которую он назвал «Мир и насилие». Смысл этой статьи, обращенной к гражданам России и к людям Запада, сводился к следующему: если по улицам городов не грохочут танки, а на улицах не звучат выстрелы, это еще не значит, что мы получили «мир».

Мир – это не отсутствие войны. Мир – это отсутствие насилия. Эти слова особенно актуальны сегодня, когда политологи грозят нам войной между великими религиями мира, цитирует Bakililar.AZ.

Спустя тридцать лет, наверное, на планете не осталось ни одного политического лидера, который не делал бы частью своих выступлений высказывание о том, что сегодняшняя война с террором – это не война с исламом, и что религия и насилие – две вещи несовместные.

Даже если тот, кто произносит эти слова, сам не верит в их справедливость, они все равно справедливы.
Долгое поражение религии в ее праве рассматривать человека как духовное существо – это именно то, что делает нашу культуру бессильной перед задачей обуздать разгул террора.

Доринская утверждает, что это бессилие культуры перед идеями террористов имеет источник. Этим источником являются идеи и методы психиатрии.

Сегодня эти идеи и методы остаются столь же бездоказательными, как это было в восемнадцатом веке, когда с легкой руки французского психиатра и якобинца Пьера Кабаниса в европейской медицинской науке, культуре и философии укоренился тезис о том, что «мозг выделяет мысль также, как печень выделяет желчь».

Позднее голландский физиолог Якоб Молешот придал этой идее почечный оттенок: «Мозг вырабатывает мысль, как почка вырабатывает мочу».

Сегодня эти тезисы кажутся нам дикими. Они кажутся дикими потому, что мы понимаем: это не наука, это философия, то есть, предположения, которые кому-то показались очевидными, и тем не менее, не удостоверенные фактически. Однако эти идеи оказали решающее влияние на мировоззрение двух человек, сделавших крупный вклад в становление русского революционного террора – Карла Маркса и Фридриха Энгельса.

Профессор Конрад Лёв, политолог из университета в Эрлангене, подчеркивает, что на одну фразу гуманистической риторики в работах Маркса и Энгельса приходятся тысячи проклятий и презрительных выпадов в отношении людей, с которыми они сталкиваются. Они распространяют эти выпады на друзей и врагов, на целые нации – немцев, евреев, русских, французов – и на человечество в целом.

Классики марксизма презирали род человеческий и не любили его. Зато они любили и обожествляли насилие, они поддерживали террор, одобряли его и использовали.

«За недостатком времени, - пишет Доринская, - разрешите мне отослать Вас к работе профессора Конрада Лёва «Маркс и Энгельс – отцы террора», а также к книге российского академика, математика Игоря Шафаревича «Социализм как явление мировой истории», или непосредственно к 42 томам собрания сочинений Маркса и Энгельса».

В поисках источника этого всепоглощающего презрения к ближнему и любви к террору, мы обнаруживаем, что оправдания своим разрушительным порывам Маркс и Энгельс искали в стремительно развивающейся науке – физиологии человека.

«Как бы то ни было, изучая сравнительную физиологию, испытываешь величайшее презрение к идеалистическому возвеличиванию человека над другими животными» – писал Фридрих Энгельс Карлу Марксу 14 июля 1858 г.

В представлениях Маркса и Энгельса о том, что мышление человека – это процесс, который не отличается ничем от физиологии животного, особую роль сыграли работы френологов Галля и Шпурцгейма, восходящие к псевдонаучным идеям психиатра Пьера Кабаниса.

Хорошо известно, что теоретики марксизма с восторгом относились к деятельности русских террористов.

Доринская подчеркивает тот факт, что развертывание в России терроризма, которое сопровождалось одобрением и даже восторгами перед этими актами насилия со стороны русского образованного общества, последовало за публикацией в 1863 году очерков русского физиолога Ивана Сеченова «Рефлексы головного мозга».

Современный исследователь Сеченова, психолог Ярошевский безо всякой иронии указывает, что «Объектом экспериментов Сеченова были высшие нервные центры лягушки. Но, ставя эти эксперименты, он имел в виду человека и его поведение».

В первой части книги Сеченов утверждал, что «страх и элементарные чувственные наслаждения» составляют основу всех непроизвольных душевных движений. Во второй части Сеченов доказывал, что произвольные движения, то есть сознательные акты, также целиком сводятся к бессознательным и рефлекторным.

Иными словами, человек – это животное, у которого нет свободы воли, которое управляется исключительно страхом и тягой к наслаждениям, и не предпринимающее никаких усилий без сильного воздействия на него извне.

Отметим, что речь идет не о научном прорыве – речь идет о крайне остроумной философской спекуляции, однако философской. Наука не доказала, что человек управляется исключительно страхом, подобно сеченовской лягушке или павловским собакам. Однако миф о природе человека, предложенный в XIX веке, был принят в качестве последнего слова науки и начал стремительно приобретать популярность.

Очерки Сеченова, заложившие основу современной объективной психологии, начали стремительно приобретать популярность среди русской интеллигенции. Вместе с ними популярность получала и углубленная Сеченовым идея о том, что человек – животное, управляемое только страхом и только внешними воздействиями.

Спустя три года после выхода очерков в свет студент Дмитрий Каракозов предпринял попытку повлиять на власть убийством императора Александра II, отменившего в России крепостное право.

Спустя еще 15 лет, террористы группы «Народная воля» убили Александра Второго. Это убийство произошло именно тогда, когда царь готовил для России конституционную реформу. Он хотел передавать свою власть обществу – и меньше всего в своих намерениях он руководствовался страхом.

Преемник русского революционного террора, Владимир Ильич Ленин, обосновывая необходимость перехода от индивидуального террора в отношении государственных лиц к террору в отношении целых классов, в ряде своих работ указывал, что «исторический материализм дает единственный взгляд на человека, совместимый с современной научной психологией». Ленин имел в виду именно Сеченова.

Стоит подчеркнуть – именно так, «современной научной психологией» Ленин оправдывал в своих работах классовую борьбу, красный террор, массовые репрессии против классовых врагов, и все то, что за этим последовало.

И если бы в XIX веке нашелся человек, который показал бы несостоятельность доводов основоположника психологии Ивана Сеченова о том, что свободы воли не существует – кто знает, всего этого кошмара могло бы и не быть.

И по сей день якобы научная идея о том, что человек – это животное, управляемое страхом, подталкивает самые разные группы к тому, чтобы устрашением добиваться своих целей от противников.

Современная психиатрия – это область широкого и бесконтрольного применения насильственных мер по отношению к индивиду. Психиатрия и психология разрабатывают методики воздействия на людей, в которых применяется электрошок и препараты, изменяющие сознание, изучаются техники гипноза и подчинения людей чужой воле.

Они ушли от идей Пьера Кабаниса о том, что мозг человека выделяет мысли, как печень выделяет желчь. Однако их влияние на современный мир никуда не исчезло. И это доказывает тот ужасающий всплеск насилия, который охватил мир на протяжении последних десяти лет. Исследование этих разрушительных проявлений обнаруживает, что практически за каждым терактом – в которых средства массовой информации часто обвиняют те или иные религии – стоит психиатр.

Психиатр Сидни Готлиб разработал «техники», которые позволяли «сокрушить психику человека до такого уровня, что он согласится на что угодно».

Психолог Джордж Эстабрукс описывал гипноз и программирование солдат во время Второй мировой войны, выполняющих приказы без какого- либо согласия. По заявлениям Эстабрукса создание убийц заключалось в «расщеплении» личности или «множественной личности» путем гипноза.

Уильям Саргант, основатель и директор Управления психологической медицины в госпитале Св. Томаса в Лондоне, в подвале которого Саргант создал лабораторию по контролю над разумом. По ряду сообщений, переводы работы Сарганта «Битва за разум» были найдены на тренировочных базах Аль-Каиды в Афганистане.

Гражданская комиссия по правам человека в своем издании «Хаос и террор: порождения психиатрии» указывает на наличие психиатров и психологов в практически каждой крупной террористической группировке или на людей, получавших психиатрическое или психологическое образование.

В группе «Аль-Каида» – Айман Аль Завахири, правая рука Осамы Бин-Ладена, дипломированный психиатр, принимавший участие в подготовке боевиков организации «Исламский джихад» в Египте. Абу – Хафиза – психиатр, руководитель отделения Аль Каиды в Марокко.

Доктор Масамицу Сасаки – президент группы «Аум Синрикё» – психиатр, который проводил членам «Аум» психотропные препараты, стимуляторы и галлюциногены, а также проводил электрошок адептам этой группы.

«Карлос – шакал» - Ильич Рамирес Санчес – окончил университет Патриса Лумумбы в Москве, где проходил психологическую подготовку по терроризму.

Доктор Азиз аль–Абуб (он же Ибрагим аль Надир) психиатр, изучавший методы политического перевоспитания, «промывания мозгов» и другие методы психиатрического воздействия в том же университете в Москве в 1980 г.

Он допрашивал и пытал заложников, захваченных в столице Ливана Бейруте, давал террористам–смертникам стимуляторы и внушал им идею о великолепии самопожертвования и смерти. Сейчас, по некоторым данным, этот человек работает в пенитенциарной системе Исламской республики Иран.

Франц Фанон – психиатр, который в 1954 году участвовал в войне за независимость ав Алжире, известен следующими словами: «Терроризм подразумевает смерть, но терроризм так же имеет и положительные цели».

В 2000 году Адель Садык, председатель Арабской психиатрической ассоциации заявил по телевидению, что «психология смертника состоит в том, что это человек, любящий жизнь. Это может показаться странным для тех, кто не может понять мотивов смертника, ибо в культурной среде этих людей отсутствуют такие понятия, как самопожертвование и честь». После этого заявления в течение двух лет количество смертей на Ближнем Востоке в результате атак террористов-смертников возросло с 201 до 499.

«Как профессиональный психиатр, я утверждаю, что точка наивысшего блаженства наступает вместе с окончанием обратного отсчета: десять, девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три, два, один. А затем ты нажимаешь кнопку, чтобы разнести себя»,- доктор Адель Садык, председатель Арабской психиатрической ассоциации выступил с таким тезисом в докладе о террористах смертниках в 2002 году.

Итак, что же нам делать?
Это сообщение Доринская начала со слов Александра Солженицына о том, что достижение мира возможно только через обуздание насилия. «Я думаю, большинство из вас разделяют со мной эту точку зрения», - пишет она.

Попытки уклониться от того, чтобы сказать злу «нет», в конечном итоге, сделают заложником зла каждого.

Сегодня, психиатрические идеи и методы претендуют на статус единственно верных учений о разуме точно также, как и двести лет тому назад. При этом недостаток понимания восполняется откровенным насилием.

Стоит ли удивляться тому, что такие идеи и методы обнаруживаются практически в каждой известной террористической группировке?

Основатель Гражданской комиссии по правам человека доктор Томас Стефен Сас указывает, что точка зрения, согласно которой безумие – это телесная болезнь, была выдвинута как постулат и в таком качестве предложена обществу, и ничего больше.

Когда жесткие научные критерии заболевания, установленные в медицине Рудольфом Вирховом в 1858 году, начинают истолковывать расширительно, как это происходит в психиатрии и клинической психологии, внесенная ложь открывает двери произволу и насилию.

В результате, в обществе растет распространенность психоактивных веществ, причем не только за счет незаконного оборота.
Особую тревогу у нас вызывают сегодня попытки группы психиатров легализовать в Российской Федерации широкое применение психоактивных веществ для лечения сомнительных диагностических состояний, таких как синдром дефицита внимания с гиперактивностью.

В этих целях предлагают легализовать препараты ряда амфетаминов, которые пока еще запрещены для продажи в России, поскольку фармакологически многие из них идентичны кокаину. Сторонники этой меры утверждают, что до десяти процентов российских детей охвачены этим заболеванием, и что они нуждаются в современной медикаментозной помощи.

Именно такие вещества применялись террористическим группировками и террористическими диктатурами в разных концах планеты для того, чтобы делать из людей нерассуждающие машины для убийства. Амфетамины используются сегодня палестинскими террористическими группами при подготовке смертников, атакующих израильтян.

Конечно, это лишь один фактор из многих. Но он присутствует.
Именно с этим фактором ряд экспертов связывает недавний всплеск насилия – случаи школьной стрельбы – в школах стран Запада, где постановка школьных психиатрических диагнозов с последующим «лечением» приобрела практически повседневный характер.

По данным расследований, люди, которые употребляют психоактивные вещества, склонны к убийствам и самоубийствам, а психиатрические вещества типа зипрексы, вызывают в человеке бред, галлюцинации, безудержную агрессию.
Когда человек убивает другого человека из пистолета, по пуле можно установить, из какого оружия произведен выстрел, и, возможно, кто стрелял.

Если же человек дал другому человеку вещество, вызывающее приступ агрессии, или внушил ему идею о том, что человек – это животное, и потому насилие над ним уместно и оправдано, установить степень соучастия в преступлении значительно сложнее.

В связи с вышеизложенным, автор заявляет:

1. Разрушительные психиатрические методики представляют собой смертоносное оружие, сделавшее свой основательный вклад в развитие международного терроризма. Психиатрические методы контроля над разумом и поведением следует разоблачать и объявлять вне закона на правовой основе в любой стране мира.

2. Лиц, применяющих пагубные психиатрические методы для порождения террористов, следует выявлять и объявлять в розыск как наиболее опасных международных террористов. Единственный способ выиграть войну с террором состоит в правовом обуздании этих носителей психиатрических технологий изменения сознания.

Ответы экспертов:

Представитель Президента России в СКФО: Терроризм будет искоренен и уничтожен

Проект «Агрессивные и враждебные поведенческие стратегии лиц с разными ДНК-маркерами»

В 2016 году  на базе Южного федерального университета  были проведены научно-исследовательские  работы по проекту РНФ «Агрессивные и враждебные поведенческие стратегии лиц с разными ДНК-маркерами». Работы представляют значительный интерес с точки зрения изучения  психологических механизмов  формирования   асоциальных форм поведения человека.

Фото

В Липецке прошло ток-шоу «Стоп, экстремизм!»

В Липецке прошло ток-шоу «Стоп, экстремизм!»

Мероприятия

В Пятигорске пройдет форум «Информационная безопасность в науке и образовании»

На базе Пятигорского государственного университета пройдет научно-практический форум «Информационная безопасность в науке и образовании», посвященный вопросам обеспечения комплексной и информационной безопасности образовательных организаций.

Отправить материал