Информационные ресурсы гражданского общества в борьбе с идеологией терроризма и экстремизма

Информационные ресурсы гражданского общества в борьбе с идеологией терроризма и экстремизма

11.11.2015


Первичный анализ пленарного заседания нашей конференции показывает, что педагогическое сообщество России обладает системным видением последствий террористических угроз и экстремистских проявлений. Формулируя ближайшие задачи противодействия  идеологии насилия и вседозволенности,  коллеги  обозначили  приоритетные направления деятельности. Речь идет о том, чтобы:

‒пополнить арсенал педагогических технологий,  методов и методик профилактики радикализации взглядов и настроений учащихся, обеспечив гарантированное отторжение террористических, экстремистских идей и установок;

‒ равняться на лучшие образцы  антитеррористического взаимодействия образовательных учреждений с госструктурами, правоохранительными органами, научными и культурными центрами  и институтами гражданского общества;

‒ использовать возможности компьютерных систем и интернет-ресурсов  в сфере национальной безопасности, включая ее информационную составляющую. В том числе в организации мониторинга и анализа криминогенной ситуации в городе, области, регионе, стране и за рубежом;

‒ тиражировать опыт профилактической работы государственных и частных структур безопасности в борьбе с терроризмом и экстремизмом в России и мире;

‒ вскрывать и нейтрализовать вербовочные и манипулятивные практики террористических организаций в молодежной среде.

Последнее, как представляется, следует осуществлять с помощью сотрудников правоохранительных органов, включая специалистов Национального антитеррористического комитета (НАК) РФ.   

Очевидно и то, что продвижение отраслевой наукой, педагогами-новаторами, неправительственными организациями (НПО) образовательных и воспитательных антиэкстремистских проектов расширит пределы госстандарта, потребует корректировки программ и планов. Наряду с «Основами безопасности жизнедеятельности» (ОБЖ), ‒ возникает необходимость наращивания новых направлений в образовании школьников, связанных с освоением предметной области социально-политических рисков. И, следовательно,  именно преподавателям ОБЖ ‒ проводникам актуального знания ‒ в первую очередь предстоит познакомиться со спектром угроз, вызванных  активностью террора, равно как и с мерами по его укрощению. При этом речь не идет об оперативных или специфических комбинациях антитеррористической профилактики,  присущих деятельности компетентных органов. Напротив, - ориентир на «упреждение недуга радикализма, ксенофобии, нетолерантного поведения школьной молодежи должно осуществляться в процессе обучения и воспитания вербальными методами убеждения». Следствием чего должно стать безальтернативное  принятие подрастающим поколением  норм добрососедства и дружества, сострадания и соучастия к согражданам, ко всем людям. А при крайней необходимости вспоминать о том, что «доброта должна быть с кулаками».

Логика борьбы с проявлениями ксенофобии и асоциального поведения молодёжи предопределяет поиск оптимальных приращений к обязательной образовательной программе. Новаторские методики и образовательные технологии педагогических коллективов, негосударственных структур безопасности не должны оставаться достоянием локальных сообществ. Им нужна общероссийская известность и преференции для массового внедрения.

К примеру, заслуживают самого пристального внимания управленческих структур, школьных коллективов справочные пособия, разработанные авторами столичной  Ассоциации предприятий безопасности «Школа без опасности». В обстоятельных работах руководителей ЧОП даны оценки роли внешних сил, стимулирующих  воинствующий  радикализм в нашей стране. Освещаются меры по его искоренению с обоснованием организационных, правовых механизмов и инструментов противодействия, а также методики реабилитации жертв психологической войны.

С.В. Саминский и H.А. Степанов, опираясь на открытые источники и собственный опыт, раскрывают  суть идеологических диверсий против молодежи, анализируют эффективность  пропагандистских акций оппонентов России, - своеобразной дымовой завесы, под прикрытием которой в наше культурное пространство пытаются внедряться  экстремисты всех мастей.

Соавторами представлены альтернативные модели безопасного развития  цивилизации, с акцентом на минимизацию угроз вооруженных столкновений с применением ОМП и проявлений терроризма. Освоение подобных программ  жизнеобеспечения социума связано с формированием новыхсодержательных, методических и организационных компетенций педагогических кадров.

В содержательном аспекте авторы рекомендуют подборку  новых законодательных актов, регламентирующих круг обязанностей должностных лиц - от президента до руководителя образовательного учреждения ‒ в сфере обеспечения безопасности граждан. Включая профилактикудеструктивных в сути своей террористических, экстремистских идей и практик. Как представляется, упомянутые методические разработки значительно выиграли, если бы авторы уделили должное внимание механизму информационного противодействия террору и его адептам.

Международный терроризм обжил глобальное информационное пространство, виртуальный мир стал местом постоянной работы  воинствующих радикалов из  полулегальных ячеек. У вербовщиков с черным флагом богатый выбор для искушения вседозволенностью… По некоторым данным, сегодня Сеть посещают свыше 80 млн россиян. На пользователей с 14 до 25 лет приходится до 65% веб-коммуникаций. В нынешней России функционируют свыше 10 млн смартфонов с «большими» экранами!

Суточный  ресурс  времени  городского подростка, пребывающего вне стен школы, в среднем на 12-15% принадлежит виртуальному миру. А эксплуатация  мобильных средств связи и всевозможных электронных приставок разбазаривает до 21-23% общественно-полезного времени «граждан маленького роста». Именно этот, как правило, неподконтрольный взрослым, и, увы,  не возобновляемый временной ресурс развития и социализации, опасен встречей с виртуальными  «ловцами юных душ».

А коль скоро информация - оружие обоюдоострое, то педагогическое сообщество вправе со специалистами правоохранительных органов, родителями и активистами гражданского общества вступить в борьбу с виртуальным противником.

Причем в методическом плане преподавателям предстоит осваивать новый  формат  отношений не только с обучаемыми, но и с кругом их знакомых. Чтобы предметно строить отношения с поколением Next столичные социологи создали компьютерную версию методики исследования ценностных предпочтений (опросника) Ш. Шварца. Эта разработка   успешно протестирована в 40 общеобразовательных школах Москвы и дала прекрасные результаты. Как следует из публикации  журнала Московского университета,  опыт  мониторинга нравственных ориентиров юношей и девушек столицы можно рекомендовать для массового внедрения.

При этом следует деликатно соприкасаться  с внутренним миром  старшеклассников,  нередко  закрытых для собственных родителей и близких; выдержать конкуренцию с неформальными, зачастую «неправильными» лидерами общественного мнения, которым буквально присягают подростки. Достучаться до отрезанных от мира сверстников, социально запущенных или ушедших в «виртуальную автономку» юношей и девушек.  Дело в том, что молодые люди подобного склада характера и образа жизни представляют определенный интерес для  агентов международного терроризма. По  меткому  замечанию А. Хант, «люди в настоящее время становятся ходячими сенсорными платформами,   генерирующими бесконечный океан данных».

Вот почему наставникам молодежи необходимо познакомиться с формами вербовки, которые применяют ортодоксальные радикалы, спецификой информационного воздействия и манипулирования в процессе обработки потенциальных «бойцов» террористических ячеек.

Глобальная коммуникация на основе веб-сети - функциональная комбинация вертикальных и горизонтальных связей и отношений государственных и неправительственных институтов, формальных и неформальных, длительных и кратких, коллективных и индивидуальных контактов.Быстродействие, анонимность и кажущаяся не подконтрольность, наделяют этот вид общения (с точки зрения подростков) совершенными свойствами. Именно поэтому молодежь больше доверяет содержанию негосударственных сетевых ресурсов («ВКонтакте», «Одноклассники», LiveInternet, Facebook и др.). Как показали социологические опросы,  в течение сентября прошлого года «ВКонтакте» ежедневно посещали 2,18 млн человек, сайты «Яндекса» - 2,108 млн, Google - 1,73 млн. Эти данные исследовательской компании «TNS Россия»свидетельствуют о  предпочтении молодежи социальных сетей телеканалам CTC, ТНТ, «Россия 1», «Первый канал», НТВ.

Было бы непростительно не воспользоваться подобным обстоятельством для наращивания антитеррористического и антиэкстремистского влияния в сетях. И более заметную роль, как представляется, здесь должны сыграть НПО. По состоянию на 28 июля 2015 г., Министерством юстиции РФ зарегистрировано 227 тыс. 445 некоммерческих организаций, каждая из  которых  обладает сайтом или страничкой в сетях. Трудно допустить  мысль, что руководители российских НПО откажутся поддержать благородную тему борьбы с идеологией радикализма.

Вопрос в том – кто возьмет на себя посредническую миссию сопряжения и координации социальных сетей с сетями противодействия терроризму? Общественная палата? Объединенный народный фронт? Молодёжные парламенты? Как говорится, варианты возможны.

Кстати, в Общественной палате РФ немало способных и результативных организаторов. Например, руководитель Профсоюза негосударственной сферы безопасности Дмитрий Евгеньевич Галочкин. В послужном списке этого активиста проведение I Всероссийского медиафестиваля «Территория безопасности», антитеррористическая направленность которого была высоко оценена представителями силового блока и общественностью. В этом же ряду - его антикоррупционные инициативы, антинаркотические проекты в Подмосковье, акции в поддержку российского спорта, издательская деятельность. Достаточно вспомнить и востребованный отраслью журнал «Охранная деятельность», и медиапортал «Хранитель», чтобы представить конструктивный ресурсный потенциал одной из тысяч профсоюзных организаций  страны.

Американский социолог М. Кастельс, автор  книги «Сила коммуникации» («CommuniationPower»), утверждает, что «молодое поколение не читает бумажных газет. Оно читает газеты в Интернете… Они читают много разных. Поэтому фактически они конструируют свою собственную газету, просматривая разнообразные издания онлайн».

Зная эту психологическую особенность  потребительских нравов молодых, творцы современного информационного поля как смешанного пространства креативных индустрий (по В. Моско), стремятся разнообразить свое меню. Мобилизуют из интеллектуальной среды - писателей, поэтов, драматургов, сценаристов, композиторов, редакторов, режиссеров, журналистов, операторов, авторов рекламных текстов и комиксов, цифровых игр, мультипликаторов… для создания контента, адресованного молодым. И когда некая идея одновременно воспроизводится в кино, в театре, по радио и телевидению, на страницах традиционной прессы и в Сети, то подросток, не отдавая себе отчета в природе заданной  политиками синхронности, подпадает под обаяние нового, растиражированного контента. В том числе и неконструктивного,  аморального.  Происходит «информационный резонанс», - то есть, сложение эффектов разных видов и жанров искусства и СМИ, - срабатывает креативный импульс, берущий в плен юные умы и сердца. Вот почему в решении социально значимых задач (например, формирование антитеррористического мировоззрения!) необходим синтезотечественной арт-индустрии, системный подход, а не кратковременная кампания развенчания терроризма. Поскольку именно  лидеры  культурной индустрии (КИ) становятся проводниками экономических, социальных, духовных изменений социума, то государству показано плодотворное сотрудничество с творческими союзами, призванными формировать гражданственность и патриотизм, гуманизм и эстетику прекрасного - альтернативу идеологии радикализма, религиозной нетерпимости и розни. Не случайно  М. Кастельс подчёркивал, что «культурные индустрии все чаще становятся моделью для понимания изменений в других индустриях».

Не абсолютизируя значения IT-технологий в сфере безопасности, хотим напомнить о значительном арсенале воздействия последних на сетевое пространство и его пользователей. Например, анализ социальных сетей (включая  террористические), профилей и контактов пользователей по методике КалеваЛитару «Культурономика 2.0» позволяет определять уровень социальной напряженности в определенном регионе на основе анализа новостных сообщений.  

С помощью географических информационных систем (ГИС) реализуется геопространственный метод исследования, позволяющий анализировать и визуализировать пространственную информацию. Этот способ познания нашёл применение в географии, картографии, истории, археологии и других сферах. Программное обеспечение ГИС-технологий позволяет  получать и исследовать графические данные слоёв даже такого феномена как география распространение идей.  

А напряженная работа американского Института вычислений в области гуманитарного знания, искусства и социологии (InstituteforComputingintheHumanities, Arts, andSocialScience, I-CHASS) позволила вычислить нахождение «террориста №1» Усамы бен Ладена с  точностью до 200 километров… Понятно, что подобные факты  не для школьной практики. Информационные платформы класса I-CHASS по силам высокотехнологичным государству, крупным корпорациям, силовым структурам. Школьники, знакомясь с такой информацией, должны проникнуться социальным оптимизмом - террор не всесилен и обречен!

Образовательные учреждения (для приобщения к общенациональной кампании борьбы с террором) могут опираться, например, на доступные методы исследования тех же информационных процессов - контент-анализ, анализ текста по мониторингу трендов, информации о событиях и изучению политической риторики в СМИ.

Однако базовой  составляющей технологий  защиты школы от внешних агрессивных влияний, на наш взгляд, должна стать концепция секъюритизации.В свое время ее предложили  политологи Б. Бузан, О. Уиверт и Я. де Вилд, анализировавшие процессы восприятия новых угроз безопасности обществом. Секъюритизация - в данном случае - «дискурсивный процесс, посредством которого в политическом сообществе конструируется межсубъектное понимание и отношение к чему-либо как к экзистенциальной угрозе ценному референтному объекту; процесс, позволяющий призывать к безотлагательным и исключительным мерам, направленным на то, чтобы справиться с этой угрозой». Иными словами,  коль скоро некий объект или явление включается в повестку дня обеспечения национальной безопасности, происходит его секъюритизация. А еслиопасность перестает быть фатальной и порог ее снижается до приемлемых величин, то она исключается из повестки дня обеспечения национальной безопасности и происходитдесекъюритизация. В нашем случае - это угроза международного терроризма, опасность вовлечения молодёжи в  экстремистские организации.

Организационное начало в реализации новаторских программ по безопасности школьников предполагает тесное взаимодействие педагогов, учеников и их родителей со специалистами силового блока, с экспертами, редакциями СМИ, представителями НПО,  без союза с которыми не выстоять в борьбе за влияние на подростков. Последнее утверждение становится едва ли ни общим местом в  научных публикациях.

Принципиальный посыл  артикулирует  национальный лидер России: «Наше движение вперед невозможно без духовного, культурного, национального самоопределения, иначе мы не сможем противостоять внешним и внутренним вызовам, не сможем добиться успеха в условиях глобальной конкуренции, - говорит В.В. Путин. - А сегодня мы видим новый виток такой конкуренции. Основные направления сегодняшней конкуренции - экономико-технологическое и идейно-информационное»... На этом тезисе следует остановиться подробнее.

Сопрягать сказанное президентом РФ с учебными  планами - значит  ориентировать  молодых людей  к реальным  маршрутам в инновационную экономику, построенную  на знаниях. Освоение IT-технологий в национальном масштабе, образно говоря, и есть то главное  звено, потянув за которое Россия  переместится на ключевые позиции в мировых рейтингах по уровню жизни и другим показателям цивилизованности. Но эта образовательная парадигма может осуществиться только в условиях безопасного социума, одним из признаков которого являются конструктивные информационные обмены. Чтобы вниманием массовой аудитории страны  не завладели откровенные противники российских традиционных ценностей - следует знакомить широкую общественность сзакономерностями информационной экспансии, «разливом воинственности», как говорил китайский император Д. Юаньджан. А равно и способами нейтрализации «Интернет-вылазок» и длительных кампаний  оппонентов, стремящихся завоевать и утвердиться в нашем информационном поле.

О масштабах  агрессии в медийной сфере свидетельствуют, например, такие цифры. Так, пресса ФРГ (включая электронные версии изданий) на одну, нейтральную публикацию о РФ, публикует 70 негативных. Социологические замеры  общественного мнения  Польши в 2013 и 2014 гг. показали, что под воздействием антироссийской пропаганды русофобские настроения  стали доминировать в ментально близком РФ социуме. Если в 2014 г. негативно о России отзывались 54% , а с симпатией к Москве относились 36% из опрошенных, то спустя 12 месяцев отношение антипатий-симпатий выглядит как 81% и 12% соответственно. Синхронность усилий СМИ США, стран ЕС и НАТО в информационной войне против современной России напоминает симфонический оркестр на пике артистической формы…Западная медиакратия охотно берет на информационное обеспечение террористов («умеренную сирийскую оппозицию»), наделяя с помощью СМИ незаслуженным титулом борцов с тоталитарными режимами.

С учетом опыта холодной войны, последних контрдиверсионных кампаний в медийном пространстве, государству, педагогическому сообществу  вместе с активистами гражданского общества  предстоит искать и находить  оптимальные меры защиты наших национальных интересов, включая формирующееся мировоззрение молодежи. Ведь не случайно профессор  Университета Бордо-3,  Оливье ЛеДефф, на страницах Atlantico сказал: «Самую большую тревогу вызывает опасность информационного загрязнения сети, - сострадая жертвам Сети, подчеркнул он, - речь идет о появлении огромного количества информации, которая намеренно извращается и искажается… Решение ложится на плечи самих граждан: им нужно учиться самостоятельно проводить оценку этой информации, которая больше не предоставляется классическими печатными источниками, способными гарантировать публикацию относительно проверенных сведений. Как бы то ни было, такому умению оценивать информацию нужно учить. Речь идет о целой системе подготовки в сфере культуры информации и СМИ, что особенно важно в условиях растущей роли цифровой среды.  Но в настоящий момент имеющихся средств недостаточно. И это нужно исправить, потому что они являются неотъемлемой частью цифрового гражданского общества... Это целый багаж знаний и навыков, которые человек должен быть в состоянии применить в нужный момент». Как представляется, такой момент наступил.

Показателен в этом смысле опыт Чечни, где знают цену мира и стабильности, где общество не утратило бдительности и очень чутко прислушивается и присматривается к радио и телеэфиру, вдумчиво знакомится с Интернет-контентом. По сообщению З.Х. Джамалдинова, на республиканских телеканалах «Грозный» и «Вайнах» регулярно транслируются видеоролики на антитеррористическую тематику. Ежеквартально демонстрируются ток-шоу с участием амнистированных и раскаявшихся   участников НВФ. Одним из самых эффективных сегментов информационной практики Министерства ЧР по национальной политике, внешним связям, печати и информации является создание и трансляция социальных видеороликов, многосерийных телепроектов (телемосты, прямые эфиры, авторские программы, тематические передачи, документальные фильмы) с целью разоблачения антинародной и провокационной сущности идеологов терроризма и ваххабизма.

Не уступает им по влиянию на аудиторию республики  деятельность информационных агентств «Грозный-информ» и «CHECHNYATODAY.COM».  Магистральной темой  электронных ресурсов этих медиаструктур является противодействие экстремистской пропаганде, профилактика терроризма, создание конструктивной информационной среды, способствующей  культурному и духовному развитию молодежи. На  сайтах агентств ежегодно размещается до 600 информаций антитеррористического содержания, более 200 аналитических публикаций по актуальной тематике. В среднем за год  статистика  фиксирует более 10 млн посещений. Для 1,3 млн жителей Чечни это высокий показатель.

В аппарате министерства  функционирует отдел, занятый мониторингом электронных ресурсов экстремистского содержания,  анализом  публичного контента форумов сторонников радикализма. По итогам этих исследований оперативно готовятся серии журналистских расследований и заявлений разоблачающего характера, которые доводятся до широкой общественности, что  способствует утверждению в общественном сознании жителей  республики миролюбивых настроений и сотрудничества.

Антитеррористическая направленность публикаций в электронных СМИ – составная часть  нового информационного курса современной России. Апелляция к традиционным нравственным ценностям, упрочение устоев гражданского общества, защита национальных интересов, «Русского мира» - вот содержательные приоритеты, которые культивируют редакционные коллективы в центре и в регионах.

Контрпропагандистская направленность отечественных СМИ стала особенно заметна после государственного переворота на Украине. В ведущих изданиях  страны складывается  система  быстрого реагирования и опровержения информационных акций идеологических противников. Оперативно парируют выпады иностранных СМИ  информационно-аналитические службы МИД РФ, Минобороны РФ, RT, новый  ресурс Sputnik (agence de presse), вещающий на 30 языках народов мира и другие новые медиа.

Задающим генератором в долговременной кампании  защиты приоритетов информационной политики многонационального государства остаются электронные носители правительственных структур, специализированных подразделений силового блока РФ. Свою лепту в борьбу с проникновением радикальных движений в молодёжную среду  могли бы  вносить добровольцы «народного интернет-ополчения». Сеть в массе своей живёт переработкой первичной информации, делая незначительные новостные приращения, но именно благодаря ей предельно широко «расходятся круги» по виртуальному пространству.

Схема взаимодействия  контрпропагандистских ресурсов государства и гражданского общества могла бы обрести следующий вид комбинаций вертикально интегрированных и сетевых коммуникаций.

Центр через официальные источники информации объявляет повестку дня и далее ее интерпретацией занимается многоступенчатая генерация средств массовой коммуникации. А именно:

1медийный эшелон (качественная  общенациональная пресса) доводит до массовой аудитории ключевые позиции замысла  объявленной повестки дня;

2 эшелон - федеральные отраслевые СМИ (например, военные, научные, педагогические и др.) - ретранслируют главные  идеи повестки дня во все сферы экономики, сопрягая  общенациональные  задачи с профессиональными интересами социума;

3 эшелон - политические издания регионов популяризируют общенациональные идеи центра, выстраивая информационную кампанию  сообразно состоянию дел на своей территории;  

4 эшелон – в лице патриотических сайтов НПО  обсуждает актуальную проблематику, вовлекая в дискуссию всё новые слои населения;

5 эшелон - рефлексирующие посетители социальных сетей, «заразившиеся» патриотическими, благородными начинаниями власти, личным примером побуждают  к обсуждению злободневной темы, склоняя при этом  к сотрудничеству с госструктурами знакомых и друзей;

6 эшелон - добровольцы (волонтеры), привлекающие на сторону российских национальных интересов единомышленников в зарубежном русскоязычном сегменте Сети;  

7 эшелон - зарубежные поклонники  российских (иноязычных ресурсов - Sputnik, RT и др.), непредвзято комментирующие в национальной  прессе, к примеру,  антитеррористическую и антиэкстремистскую публицистику СМИ РФ. Поставляя тем самым вторичный, но востребованный  информационный продукт для перевода на русский язык и размещения в российской периодике.  

Таким образом, «кругооборот» информационных потоков обогащает и прессу, и социальную практику, укрепляя международные коммуникации, придавая эффективность российской информационной политике - фундамент, на котором созидается антитеррористическое и антиэктремистское  воспитание молодежи.

psj.ru

Двужилов Алексей Михайлович, начальник управления информатизации и связи Управления делами Президента Российской Федерации  

Давыдов Владимир Николаевич, заместитель директора Института современной политики Российского университета дружбы народов, кандидат политических наук, доцент


Особенности профилактики экстремизма в высших учебных заведениях

Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

    Излученко Татьяна Владимировна
Перспективы науки и образования, 2019, №3 (39)

Автором характеризуются особенности планирования и реализации мер профилактики экстремизма в высших учебных заведениях, обусловленные требованиями законодательства и отношением обучающихся к данной проблеме. Материалы и методы исследования представлены функциональным и комплексным подходами, концепциями возрастных особенностей и функционирования когнитивной системы, а также результатами проведённого анкетирования и опросов обучающихся. Молодёжь представляет наибольший интерес в качестве целевой аудитории для различного рода экстремистских объединений. Низкий уровень правовой информированности, осуществление большой доли коммуникационных контактов опосредовано через ресурсы сети Интернет, недоверие к различным государственным структурам являются предпосылками для вовлечения. Причинами участия в экстремистской деятельности выступают возрастные особенности психики, когнитивные состояния сознания, неопределённость социального статуса, стремление выразить социально-политические идеи и реализовать их, в том числе и с применением насилия. В этой связи возрастает роль в противодействии экстремизму учебных заведений. Эффективными представляются меры адресного характера, ориентированные на выявление и работу с отдельной категорией обучающихся, предоставление квалифицированной поддержки информационно-консультативного плана. Повышение уровня правосознания и доверия к руководству, включённость обучающихся в общественные организации, творческие коллективы и развитие навыков критического мышления будут способствовать минимизации рисков, а ранжирование регионов по уровню экстремистской угрозы оптимизации материально-финансовых затрат.

КРАТКИЙ КУРС ЛЕКЦИЙ ПО ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ РЕЛИГИОЗНО-ПОЛИТИЧЕСКОМУ ЭКСТРЕМИЗМУ

Учебное пособие «Краткий курс лекций по  противодействию религиозно-политическому экстремизму» содержит хронологическое изложение основных этапов  возникновения,  становления  и  распространения религиозно-политического экстремизма в мире и на территории Росси, выявлению особен-ностей данного явления применительно к России и Дагестану, дает обзор ос-новных  тенденций профилактики  и противодействия  религиозно-политическому экстремизму в мире. К каждой теме имеется список литературы и вопросы для самостоятельной проработки. Учебное пособие может быть ис-пользовано студентами вузов негуманитарного профиля, а также всеми, инте-ресующимися историей России.

Пособие разработано в ГОУ ВО «Дагестанский  государственный университет народного  хозяйства»

Комплексный план противодействия идеологии терроризма в Российской Федерации на 2019 – 2023 годы

Комплексный план противодействия идеологии
терроризма в Российской Федерации на 2019 – 2023
годы

ПРОФИЛАКТИКА ЭКСТРЕМИЗМА И ИДЕОЛОГИИ ТЕРРОРИЗМА В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ (тема научных исследований)

Цель социологических исследований в рамках заявленной темы – анализ экстремистской направленности и распространения идей терроризма в молодежной среде Свердловской области и выявление оснований для целенаправленного педагогического и информационно-пропагандистского воздействия с целью раннего предупреждения и минимизации таких проявлений.

Список статей, посвящённых антитеррористической проблематике, в "Российском психологическом журнале"

Новости

«Экстремизм и терроризм в молодежной среде»

«Экстремизм и терроризм в молодежной среде»

Новости

Противодействие террору в цифровом мире. в чем особенности?

Белоруссия, в отличие от многих иных государств пост-советского пространства, практически избежала волны терроризма, столь характерной для 90-х и 00-х годов. Однако это не означает, что эта трансграничная проблема ее не волнует.  В начале октября в Минске под патронажем МИД Республики Беларусь и Департамент транснациональных угроз Секретариата ОБСЕ прошла  международная конференция «Предотвращение и борьба с терроризмом в цифровую эпоху». По данным МИД Беларуси, участниками конференции были руководство ОБСЕ, СНГ, ОДКБ, Контртеррористического управления ООН, Управления ООН по наркотикам и преступности, а также высокопоставленные представители стран-участниц ОБСЕ и стран-партнёров, представители бизнес-сообщества, гражданского общества, аналитических структур.

Отправить материал