Идеология против терроризма

21.04.2010


Последние дни марта снова актуализировали для России террористическую угрозу. Взрывы в Москве и в Кизляре пополнили трагический список жертв организаторов "великих потрясений" еще на несколько десятков имен. После сообщений о гибели наших сограждан говорить о терроризме без гнева и пристрастия сложно. Однако для понимания того вызова, который брошен российскому обществу, нужен холодный и трезвый анализ. Только такой строгий аналитический подход может помочь выработать правильную антитеррористическую стратегию, без чего борьба с экстремистами превратится в бои с тенью.

Между тем, отсутствие адекватной интерпретации терроризма является одной из главных задач террористов, поскольку непонимание их мотивации, идеологии и практики умножает страх и панику среди населения.

31 марта в интернете было распространено заявление Доку Умарова, который взял на себя ответственность за взрывы в московской подземке. Подобного рода заявления – не пустая бравада. Это обыкновенная информационная война, целью которой является убеждение противника в собственном превосходстве. Но готовы ли российские власти, СМИ, неправительственные структуры к пониманию того, кто бросает им вызов? Попробую проиллюстрировать это одним простым примером. Как называют Умарова и его сторонников ответственные чиновники, журналисты, эксперты? Они определяются либо как бандиты, либо как чеченские боевики и сепаратисты. Между тем, ни к сепаратистской идее, ни к организованной преступности эти люди отношения не имеют. Они избрали другой путь антигосударственной и антиобщественной борьбы, который требует серьезного изучения.

Так называемый "президент" сепаратистской Чечни Доку Умаров в 2007 году упразднил "Чеченскую республику Ичкерию" и объявил о создании "Кавказского Эмирата". Своим врагом он провозгласил не только Россию, но и западный мир вместе с Израилем. "Наш враг – не только Русня, но и Америка, Англия, Израиль, все, кто ведут войну против Ислама и мусульман", – заявил Умаров в одном из своих обращений. И сделал он это потому, что его главной целью является построение не национальной республики в границах одной Чечни, а единого северокавказского исламистского государства.

Еще в октябре 2007 года Умаров объявил "вне закона... названия, которыми неверные разделяют мусульман... этнические, территориально-колониальные зоны под названием "Северокавказские республики"... и тому подобное". Фактически он подвел итог под сепаратистским периодом антироссийской борьбы, призвав своих единомышленников к более широкому религиозному протесту. Заметим попутно, что участниками этого проекта могут быть и этнические русские в случае их перехода в ислам и принятия политической идеологии радикального религиозного фундаментализма. Данный тезис особенно важен, потому что агитация Умарова, а также других идеологов "Эмирата", обращена не только на Чечню и даже не на один лишь Северный Кавказ. Достаточно посмотреть биографии самых "раскрученных" джихадистов – Саида Бурятского, Анзора Астемирова. Оба они не являются чеченцами, первый – наполовину русский, наполовину бурят, а второй – этнический кабардинец, потомок княжеского рода. Таким образом, уже сегодня нужно обратить внимание на "проблемные" регионы за пределами российского Юга. Там тоже могут появиться соратники кавказского "эмира".

Для сторонников такого варианта исламизма любые другие версии ислама (начиная от суфизма и заканчивая "евроисламом") считаются столь же враждебными, как и другие религии. Но главное – это то, что создание "Эмирата" не видится его конструкторам, как конечная цель. В своем видео-обращении Умаров заявил: "Не думаю, что есть необходимость проводить границы Кавказского Эмирата. Во-первых, потому что Кавказ оккупирован неверными и вероотступниками и является Дар-аль-харб, территорией войны, и наша ближайшая задача состоит в том, чтобы сделать Кавказ Дар-эс-Саламом, утвердив шариат на его земле и изгнав неверных. Во-вторых, после изгнания неверных мы должны вернуть себе все исторические земли мусульман, и эти границы находятся за пределами границ Кавказа".

Именно умаровцы в августе прошлого года приговорили к смерти одного из первых лиц сепаратистской Чечни, лондонского "сидельца" Ахмеда Закаева. Тем самым, мосты с национал-сепаратистским прошлым сожжены. Новое поколение экстремистов осваивает другие идеологические установки. Их привлекают примеры "Хизбаллы" или ХАМАСа, а не Джохара Дудаева и Аслана Масхадова.

В этой связи российскому обществу и власти необходимо осознать несколько важных истин. Во-первых, противники власти, борющиеся за "Эмират" имеют сильную идеологическую мотивацию. Таким образом, акцент в борьбе с ними должен быть сделан не столько на полицейские меры, сколько на моральную дискредитацию экстремистского движения. Непраздный вопрос: кто более полезен государству и обществу – мертвый боевик, становящийся "мучеником за веру", или судимый радикал, раскаивающийся в своих деяниях и готовый к сотрудничеству со следствием? Уничтоженный боевик не сможет раскрыть экстремистские сети и агентуру, сдать готовых к атакам замаскированных "шахидов". Осужденный же боевик может, среди прочего, подтолкнуть к сдаче властям слабых духом экстремистов. Да и в присутствии суда многие "брутальные эмиры" ведут себя смирно, как ягнята. Антитеррористическая пропаганда при этом должна быть нацелена не столько на "эмиров", сколько на сомневающееся или колеблющееся население. А колеблется оно по одной простой причине – из-за отсутствия позитивной социальной динамики.

Жесткость в выявлении террористических сетей не должна подменять собой идеологическую работу. В 1920-1930-е гг. исламисты и националисты на Кавказе и в Средней Азии были побеждены не ЧК и не частями особого назначения. Их победила высочайшая мотивация большевиков и комсомольцев, не думавших об откатах и взятках, а строивших новое общество и нового человека. У нынешнего российского служилого класса нет и сотой доли той уверенности в своей правоте, того бескорыстия, открытости и энтузиазма.

Если мы хотим преодолеть соблазны радикального исламизма, ему должны противостоять не только прокуроры и милиционеры, но и идеологи, например, то же "евроислама". Ведь с идеологией можно бороться только идеологией.

Сергей МАРКЕДОНОВ
политолог, кандидат исторических наук

Ответы экспертов:

Владимир Путин ответил на вопросы французских тележурналистов

Вестник Национального антитеррористического комитета 1(14)

Фото

III Всероссийская конференция «Противодействие идеологии терроризма»

III Всероссийская конференция «Противодействие идеологии терроризма»

Мероприятия

В Москве пройдет конференция «Противодействие идеологии терроризма и экстремизма в образовательной сфере и молодежной среде»

III Всероссийская научно-практическая конференция «Противодействие идеологии терроризма и экстремизма в образовательной сфере и молодежной среде» состоится в Москве 27 и 28 сентября 2016 года.

Отправить материал