Есть ли альтернатива политике мультикультурализма?

07.10.2011


Для начала определение. Мультикультурализм – это политика сохранения в стране культурных различий.

Лично я не вижу проблемы в том, чтобы народы и народности, проживающие в одной стране, поддерживали и передавали из поколения в поколение родную культуру. Ни один этнос не поощряет иванов, не помнящих родства.

Казалось бы, в чем проблема? Да вот беда: зимой нынешнего года такие серьезные люди,  как президент Франции Н. Саркози, канцлер Германии А. Меркель и премьер-министр Великобритании Д. Кэмерон во всеуслышание заявляют о крахе политики мультикультурализма. Если отбросить временами неуместную политкорректность, то становится ясно, что за заявлениями этих представителей локомотивов мировой политики звенит фраза: «Не знаем, что делать с мусульманами-мигрантами». 18% британцев считают, что местные мусульмане не подчиняются законам, могут проводить теракты или одобрять их. 79% не хотели бы жить рядом с ними. Во Фландрии 79% тинейджеров не хотят иметь дел с мигрантами, особенно мусульманами.

Проблема в том, что коренные британцы, французы и немцы исторически  не жили рядом с мусульманами, а само появление последних в вышеназванных странах - сравнительно недавнее событие. Само развитие новой культуры и несущей её нации в государстве, где их ранее не было, нельзя считать чем-то экстраординарным. Но численность новых граждан и их потомков стремительно увеличивается, трение между культурами становится все заметнее, и возникают проблемы, на которые уже не посмотришь сквозь пальцы. Интеграция меньшинств не удалась.

Все знают про выражение «плавильный котел», используемое для характеристики процесса трансформации множества наций в одну в США. Но ведь и на родине кризиса-2008 живет великое множество тех, для кого культура западной цивилизации очевидно не родная (взять хотя бы пресловутые China-towns), а проблем, как у европейских стран-предков, нет. Разница в том, что в США с детства прививается любовь к звездно-полосатому полотнищу и каждому внушается, что он прежде всего американец, гражданин страны, а уже потом белый, иудей, грек и т.д. И еще в США сохраняется ведущая роль этнического большинства: неслучайно ведь президенты этой страны клянутся служить народу верой и правдой, положа руку на Библию.

В Японии и Южной Корее ситуация абсолютно иная. Премьер-министр

Таро Асо объявил население Страны восходящего Солнца нацией «одной расы». Империя крайне неохотно принимает гостей: с 1981г. (подписание Женевской конвенции о статусе беженцев) до 2002г. были приняты только 305 человек.  У южнокорейских соседей дискриминация других культур и даже сограждан, говорящих с акцентом, вообще считается нормой. А наивысшей ценностью является вовсе не жизнь и даже не честь, а так называемая «чистота крови». Для тех, у кого мать не кореянка, даже придумано унизительное прозвище «Kosian». Но я хочу отметить, что фактическое пренебрежение к иным культурам в Японии и Корее ничтожно, потому что 98% населения Японии – собственно японцы, а из почти 50 миллионов граждан Южной Кореи носителями иных культур являются лишь около 100 тысяч.

Если говорить открыто, то существует проблема не взаимоотношения культур, а полилога религий, проблематика которого в большинстве случаев сводится к диалогу христианства и ислама. Между другими этническими атрибутами конфликт не возникает. В самом деле, как могут враждовать друг с другом, скажем, сиртаки и гопак? Разве могут быть антагонистами  бурка и шаровары? Были ли хоть когда-нибудь яблоком раздора стихотворения Дж. Г. Н. Байрона и рубаи Омара Хайяма? Ответ очевиден.

Возможно ли мирное сосуществование религий? За положительным ответом далеко ходить не надо. Из 3,8 миллионов жителей Татарстана примерно 52% исповедуют ислам, а 42% - христианство. Исходя из этого соотношения и европейского опыта, казалось бы, как тут не быть конфликту? Тем более, русские могли бы припоминать полыхавшее пожарами иго,  а татары – взятие Иваном Грозным Казани и присоединение ханства к России. Однако... Кто-нибудь слышал о религиозно-этнических конфликтах в Татарстане? Да никогда. Наоборот, к празднованию тысячелетия Казани (2005 г.) было приурочено освящение отстроенного Благовещенского собора и открытие отреставрированной мечети Кул-Шариф, что символизирует мирное сосуществование двух религий. В корне этой гармонии, безусловно, лежит то, что народы давно живут бок о бок друг с другом, притерлись и оставили возможные противоречия в глубинах веков.

Другим важным фактором выступает то, что народы живут не обособленно, а в тесном переплетении и с детства учатся контактировать. У европейцев меньшинства живут замкнуто, а это способствует разделению. А сколько славян осталось на Кавказе?.. Контакт культур необходим, иначе не избавиться от предрассудков. Во время продолжительного взаимодействия люди разных культур рационально и интуитивно находят общий язык, создаваемый путем вычленения общих ценностей и избегания в общении тех атрибутов культуры, которые могут способствовать конфликту. Здесь крайне важна роль политиков. Нельзя пройти мимо Казахстана, где при 70% мусульман и 26% христиан жервтоприношения на улице и хиджабы в школах запрещены.  А еще необходимо дважды подчеркнуть жирной линией  то, что, в отличие от описанных европейских меньшинств, народы Татарстана осознают и воспринимают себя не мигрантами-гостями, а полноценными гражданами России и интегрируются.

Вернемся к Европе. Сравнительно недавно указанным странам была сделана инъекция (или пересадка) новой культуры и религии... Представим, что человеку (одна из названных европейских стран) трансплантируют орган (изначально это была культура мигрантов). Иммунная система начинает атаку на чужеродное тело (местное население  практически всегда относится к «новичкам» как минимум настороженно, а устоявшаяся культурно-религиозная система не хочет потрясений). Начинается война (у людей как минимум противостояние).  Если иммунодепрессанты (политика властей) используются правильно, то агрессия организма снижается, а орган становится его полноценной частью. Если же врачи ошибаются, то происходит отторжение, губительное не только для пересаженного органа, но и для самого организма (вспомним африканские погромы во Франции и карикатуры на пророка Мухаммеда в Дании). Как показала истоия, «врачи» признали свою операцию неудачной. 

 

Я твердо убежден, что в цивилизованном государстве каждый житель должен чувствовать себя в первую очередь гражданином своей страны, а только потом вспоминать свою этническую и религиозную принадлежность. Нацию должны объединять общечеловеческие ценности (а ведь они составляют основу всех культур и религий) и патриотизм, чувство принадлежности к одной земле и истории (для потомков первых мигрантов в Европе это тоже верно), чувство долга и благодарности стране за то, что она является (стала) домом. Доминирующая роль в социокультурном облике страны имманентно принадлежит государствообразующему народу (это логично, ведь он самый многочисленный), но не допускаются притеснения других культур и их унижение. Граждане с малых лет приучаются к толерантности и равноправию культур, учатся понимать и уступать. Принципом взаимодействия является любовь и уважение к человеку без поправок на культуру и религию. Признается и соблюдается всепроникающее верховенство закона. Создается оболочка единой национальной культуры, внутри которой действует культура этноса.

В государстве не должно быть привелегированных народов. В Болгарии некоторые цыгане имели существенные экономические привилегии, а их барон далеко не всегда считался с законом – об антицыганских выступлениях в Болгарии знает весь мир. Судебный произвол стал поводом для событий на Манежной площади.

Саму же культуру можно сохранить с помощью музеев, национальных театров, книг. Важнейшую роль передатчика культуры из поколения в поколение играет семья. Я сомневаюсь, чтобы культуре как таковой что-то могло серьезно угрожать. Хочешь знать свою культуру – найдешь о ней все.

Закон должен быть строгим, а власть решительной и при необходимости жесткой. Абсурдно читать про то, как Франция не может решить проблемы с мусульманами, которых там всего-лишь 6-8%. Вспоминается решительность Казахстана (см. выше). Если говорить о Европе, то она состоит из государств, в которых законодательно установлен светский характер жизни. Поэтому всякие недовольные перешептывания по поводу создания шариатских судов должны быть пресечены на корню. В России некоторые офицеры спиливали кресты с собственных государственных наград и выдвигали идею создания альтернативных с иной символикой. Я считаю, это неправильно.

Ну и напоследок страна сказок – Индия. Это наиболее разнообразная страна по показателям религии, национальности, культуры. В ней насчитывается 1652 языка, что есть абсолютный рекорд. Люди исповедуют индуизм, ислам, христианство, буддизм, сикхизм, джайнизм, анимизм... И живут мирно. Потому что национальной идеей является толерантность.  Национальная политика в Индии являет собой беспрецедентный пример гибкости. Например, сикхи по своей традиции должны постоянно носить тюрбан, при том, что поверх него нельзя ничего надевать. И им официально разрешено ездить на мотоцикле без шлема и служить в армии без каски. В штатах Индии изучаются хинди, английский и местный языки.

Одним словом, приемлимой реалией является многокультурность в костюме общегосударственной культуры при незыблемом верховенстве закона.

 

Василий Ракша

Ответы экспертов:

"Экстремизм в Киргизии уже пустил корни, ситуация может выйти из-под контроля"

Религии и экстремизм. Способы и методы противодействия религиозному экстремизму в местах лишения свободы

Фото

В сети появились кадры с «вежливыми людьми» в окружении сирийских детей

В сети появились кадры с «вежливыми людьми» в окружении сирийских детей

Мероприятия

В марте состоится международная конференция по противодействию терроризму

Межпарламентская ассамблея (МПА) СНГ совместно с ПА ОБСЕ проведут в конце марта международную конференцию по противодействию терроризму, участником которой, возможно, станет спикер ливанского парламента Набих Берри, передает ТАСС со ссылкой на главу комитета Совета Федерации по международным делам Константина Косачева.

Отправить материал