«Аль-Каида» в районе Сахеля

15.12.2010


В Сахеле «Аль-Каида» использует неспособность властей государств и спецслужб региона обеспечить контроль обширных пустынных районов и противодействовать террористам.

Исламисты создают здесь базы. Закреплению боевиков «Аль-Каиды в исламском Магрибе» (АКИМ) в Сахеле способствует также слабый уровень сотрудничества стран региона по противодействию экстремизму. Стороны выдвигают взаимные обвинения в адрес своих соседей. Несмотря на внимание мирового сообщества к данной проблеме, государствам в настоящее время пока не удается выйти на достаточный уровень партнерства для эффективного решения вопроса о ликвидации здесь очага напряженности. В середине октября представители Большой восьмерки, Африканского союза, ООН, ЕС, а также Экономического сообщества западноафриканских государств на состоявшейся в Бамако встрече пришли к единогласному мнению о том, что для развития Сахеля необходимо подорвать социальную базу «исламистского подполья». Вместе с тем напряженность в отношениях между Рабатом и Алжиром по поводу статуса Западной Сахары привели к отказу делегации АНДР участвовать в этом мероприятии, что, по мнению собравшихся, препятствует выработке мер по стабилизации в регионе.

Инцидент с похищением пятерых сотрудников из Франции, а также Того и Мадагаскара с уранового рудника в Арлите (Нигерия) наглядно продемонстрировали отсутствие должного уровня взаимодействия между силовыми ведомствами ряда стран.

Заложники удерживались на севере Мали, вместе с тем в Бамако сочли нежелательным проведение французами операции в стране. В результате вылеты для поиска похищенных совершались из Ниамеи в соседнем Нигере, в то время как французский спецназ был развернут в столице Буркина-Фасо Уагадугу. Власти Мали отказались предоставить взлетно-посадочную полосу в Кидале. Слабый уровень сотрудничества местных силовых структур с французскими и мавританскими спецслужбами стал причиной того, что АКИМ выдвинуло условие о том, что освобождение заложников должно осуществляться только на малийской территории.

7 октября в Алжире 2010 г. был создан объединенный Совместный информационный центр Сахеля с участием спецслужб Алжира, Нигера, Мали и Мавритании для сбора сведений, касающихся террористической угрозы в регионе. Наряду с этим в апреле 2010 г. в Таманрассете с участием этих четырех государств был учрежден Совместный оперативный военный комитет, в задачи которого входит выработка совместных мероприятий по противодействию экстремизму в Сахеле. Согласно плану эти две структуры должны действовать совместно. Вместе с тем, по оценкам представителей силовых подразделений указанных государств, эффективность организации могла бы быть значительно выше, если бы к ее работе присоединились Чад, Ливия и Марокко.

В свою очередь, малийская сторона не допускает возможности проведения иностранными силами операций в стране, ограничившись обучением и технической поддержкой местных антитеррористических подразделений. В Бамако опасаются, что вмешательство во внутренние дела Мали другими странами приведет к утрате доверие к центральной власти. В результате несогласованности действий стран региона в настоящее время не удается эффективно противостоять АКИМ. В частности, во время проведения армией Мавритании операции против исламистов на севере войска Мали были заняты на параде по случаю празднования 50 годовщины со дня обретения независимости. Опасность дальнейшего ухудшения ситуации в Сахеле осознают и в Алжире, однако власти страны считают нежелательным переломить ситуацию путем прямого участия западных государств.

Активность экстремистов препятствует экономическому развитию некоторых государств. В частности, с экономикой, основанной на сельском хозяйстве и производстве золота, Мали является одной из беднейших стран в мире. Развитие индустрии туризма на фоне растущего интереса граждан Европы к Сахаре открывает определенные перспективы для пополнения бюджета, и потенциальным решением периодически возникающих беспорядков в северных регионах страны, провоцируемых острыми социально-экономическими проблемами. Вместе с тем деятельность Южного командования АКИМ, занимающегося здесь контрабандой наркотиков и оружия, а также похищением туристов с целью получения выкупа значительно осложняет реализацию создания инфраструктуры туризма на севере этого государства. В результате этот сектор задействован только на 10-15% своих возможностей.

Это в значительной степени ослабляет возможности страны для убеждения местных племенных лидеров (особенно из арабских кланов и, в меньшей степени, туарегов) отказаться от сотрудничества и ведения бизнеса с боевиками из АКИМ, которые гарантируют им ощутимую прибыль от нелегальных поставок оружия, наркотиков, товаров, а также предоставления процента от выкупов за похищенных иностранцев. В результате складывается ситуация, при которой местные жители, шейхи племен обеспечивают поддержку исламистам в регионе.

Имеются также сведения, что местные племенные лидеры нередко сами становятся полевыми командирами, позиционируя себя как боевые единицы АКИМ. Хотя прямое участие туарегов в операциях исламистов ограничено, в настоящее время отмечаются признаки, существенного притока в регион наличных финансовых средств полученных местными племенами от сотрудничества с АКИМ. В частности, в слабо развитом экономически районе г.Кидал стали появляться солнечные батареи, строиться виллы.

В этой связи президент Мали Амаду Тумани Туре в начале октября 2010 г. особо подчеркнул, что его страна является одновременно «заложником и жертвой АКИМ». По его словам, «боевики этой организации не малийцы, они большей частью прибыли из стран Магриба с идеями, которые были чужды местным жителям».

15 октября, Министр туризма и ремесел Мали Н'Диайе Бa, высказал озабоченность сложившейся ситуацией, в результате нанесения «непропорционального ущерба экономике страны даже от незначительного присутствия террористов, назвав это «эффектом Аль-Каиды».

Власти Мали не оставляют попыток привлечь на свою сторону в борьбе с исламистами местные племена туарегов. В частности, еще в 2006 г. между ними и властями страны заключено соглашение, предусматривающее обучение воинских частей туарегов под командованием офицеров малийской регулярной армии. Однако на практике договоренность не получила своего воплощения. В настоящее время появилась вероятность, что такие подразделения могут быть скоро сформированы.

Судя по сообщениям местной прессы, власти страны опасаются, что перевооружение отрядов туарегов может превратить Мали в еще «один Афганистан». Тем не менее, как заявил в прошлом представитель мятежников Биби Ахмад Аг (в настоящее время заместитель председателя парламента страны), «туареги ждут только зеленый свет от малийского правительства, чтобы начать военные действия с «Аль-Каидой», бойцы АКИМ ищут убежище на нашей земле ... мы знаем местный ландшафт. Если бы мы были вооружены, то с легкостью бы выдворили их из нашей пустыни».

В середине октября 2010 г. группа туарегов под командованием известного предводителя И. Баханга напала на вооруженный конвой с грузом кокаина в 100 км к северу от малийского г. Кидал. Причем туареги получили поддержку со стороны властей Мали. Вместе с тем, в Бамако считают их в борьбе с АКИМ»довольно ненадежным союзником. Отдельные нападения на караваны с контрабандой чаще всего являются своего рода демонстрацией боевого потенциала с целью получения доли от доходов в теневом бизнесе.

Несмотря на то, что Баханга активно выступает за включение боевых подразделений туарегов в регулярные войска Мали для обеспечения безопасности в районе Сахеля, гарантируя при этом активное противодействие АКИМ в Бамако не верят в искренность заявлений этого одиозного лидера.

Идеи вселенского движения джихада по свержению «предательских» светских режимов в мусульманских странах становятся все более привлекательными также для бойцов Народного фронта ПОЛИСАРИО, созданного в 1973 году в Западной Сахаре, военизированной организации, выступающей за независимость этой территории. В настоящее время, многие из них симпатизируют АКИМ, разочаровавшиеся в националистической идеологии этой организации. В 1975 году, под активным давлением Марокко и Мавритании, в Мадриде было подписано соглашение о передаче Испанией северной части Западной Сахары под юрисдикцию Марокко, а южной — Мавритании, которая позже отказалась от своей доли. Фронт ПОЛИСАРИО в документе не упоминался, что побудило его членов резко активизировать вооруженную борьбу за право на самоопределение. На ввод марокканских и мавританских войск Фронт ПОЛИСАРИО отреагировал провозглашением 27 февраля 1976 независимой Сахарской Арабской Демократической Республики (САДР) и усилением вооруженной партизанской борьбы. К настоящему времени САДР получила признание со стороны более 80 государств и стала членом Африканского союза, однако Рабат по-прежнему препятствует проведению референдума и согласен лишь на предоставление Западной Сахаре статуса автономии в составе королевства. ПОЛИСАРИО настаивает на полной независимости. Борьба за территорию Западной Сахары во многом обусловлена экономическими интересами - установление контроля над этим регионом означает доступ к богатым залежам фосфатов, нефти, урана, а также к рыбным ресурсам в протяженной прибрежной зоне Атлантического океана.

Многие страны Европы и Африки в течение десятилетий пытаются выступить посредниками в сложном процессе западно-сахарского урегулирования. Однако эти усилия не привели к существенным результатам.

«Аль-Каида в Исламском Магрибе» предпринимает усилия, направленные на использование недовольства и отсутствия единства среди боевиков ПОЛИСАРИО, деморализованных десятилетиями неудачных попыток выдворить марокканцев. Акценты многих боевиков стали смещаться от национализма - традиционного ядра идеологии ПОЛИСАРИО, начиная с начала борьбы за независимость от Марокко, в сторону идеологии исламизма.

Исламисты активно используют региональные очаги нестабильности. Будучи транснациональным движением, «Аль-Каида» включает в себя исламистские организации, террористические сети, функционеров и рядовых боевиков из разных стран. При этом она использует собственную инфраструктуру, различные источники финансирования, хорошо отработанные нелегальные каналы переправки оружия и людей. При этом одни государства более предпочтительны для перегруппировки сил, другие - для аккумуляции финансовых средств, в третьих странах радикальные исламисты могут находиться в относительной безопасности, скрываясь от преследований спецслужб. Эти районы называются в западной литературе и в радикальных исламистских изданиях «белыми (иногда - «черными») пятнами». Их можно назвать зонами особых стратегических интересов международного исламизма. «Белые пятна», как правило, есть там, где государство само оказывает поддержку исламистам, либо где оно слишком слабо.

Интерес аль-каидовцев к государствам с ослабленной централизованной властью базируется на том, что она неспособна эффективно предотвращать деятельность исламистских организаций и криминальных групп. Кроме того, там обычно развита коррупция, причем криминальные структуры контролируются чиновниками. Благодаря этому, исламисты получают возможность договориться с этими чиновниками, чтобы обеспечить свободу передвижения, обезопасить себя от преследований спецслужб, проходить лечение, отдыхать после проведения террористических операций, заниматься теневым бизнесом и т.д.

Д.А.Нечитайло

Ответы экспертов:

Представитель Президента России в СКФО: Терроризм будет искоренен и уничтожен

Брошюра "ИГИЛ - угроза человечеству"

Фото

В Липецке прошло ток-шоу «Стоп, экстремизм!»

В Липецке прошло ток-шоу «Стоп, экстремизм!»

Мероприятия

В Пятигорске пройдет форум «Информационная безопасность в науке и образовании»

На базе Пятигорского государственного университета пройдет научно-практический форум «Информационная безопасность в науке и образовании», посвященный вопросам обеспечения комплексной и информационной безопасности образовательных организаций.

Отправить материал